Новости

07.08.2012 00:09
Рубрика: Культура

Он играл на рояле Листа

Легендарный пианист, друг Святослава Рихтера Менахем Пресслер приедет в Россию
Крошечная деревушка Вербье, расположенная в живописнейшем местечке среди Альп, вновь принимает гостей традиционного XIX Музыкального фестиваля.

Его участники - настоящая исполнительская элита Европы: Томас Квастхофф, Миша Майский, Марта Аргерих... Много российских знаменитостей: Юрий Башмет, Максим Венгеров, Николай Луганский, Даниил Трифонов и многие другие. В четвертый раз в фестивале участвует легендарный пианист, создатель Beaux Arts Trio Менахем Пресслер, которому в следующем году исполнится 90 лет! В напряженном графике фестиваля (репетиции, мастер-классы и по три концерта в день) интереснейший музыкант, друг Святослава Рихтера, нашел время для беседы с корреспондентом "РГ".

Расскажите, с кем из российских музыкантов вы работаете сейчас?

Менахем Пресслер: Юрий Башмет приглашал меня на "Декабрьские вечера Святослава Рихтера", а теперь меня пригласил Российский национальный оркестр и его дирижер Михаил Плетнев. И я намереваюсь приехать на его фестиваль в сентябре 2013 года!

Вы можете назвать количество концертов, сыгранных вами?

Менахем Пресслер: Точного количества я не знаю. С моим трио мы сыграли более 6000 концертов, один я - около тысячи, я и сейчас много выступаю. Сейчас! В возрасте восьмидесяти восьми! Для этого есть причины. Первая: в то время как тело стареет, душа остается молодой. Я очень люблю музыку, люблю играть, и все еще могу играть хорошо. Вторая: люди любят слушать то, что я играю.

Если обратиться к истокам вашего творчества, вы были одаренным, необычным ребенком?

Менахем Пресслер: Мне очень нравилось играть с детства. Большинство детей не любят заниматься, им нравится исполнять. А я был странным мальчиком, потому что мне нравилось учиться. Когда мы приехали в Палестину, со мной случилось следующее (теперь-то я осознаю, что эта была психологического толка проблема): каждый раз, когда приходило время обеда, я не мог. Мой отец страшно волновался, а я находил смысл жизни, причину жить только в игре на фортепиано и практически не ел. Зато получал огромное удовлетворение от игры. Конечно же, ярчайшее событие моей юности - это, победа в 1946 году на Конкурсе имени Дебюсси в Сан-Франциско. Жюри возглавлял знаменитый французский композитор Дариус Мийо.

Как вы организовали знаменитое Beaux Arts Trio?

Менахем Пресслер: Я захотел сыграть трио Моцарта, и мне предложили самому найти себе еще двух партнеров. Я познакомился с концертмейстером оркестра Тосканини Даниэлем Гуле и одним из лучших виолончелистов Америки Бернардом Гринхаузом. Мы должны были дать всего 9 концертов, потом сделать аудиозапись и попрощаться. Но вместо девяти мы дали семьдесят концертов! Трио стало знаменитым. В наше время, около двух месяцев назад, журнал Gramophon - один из самых влиятельных в музыкальной индустрии, создал "Зал славы", куда были включены пятьдесят человек, среди них: Тосканини, Горовиц, Караян, Фишер-Дискау, Рихтер, Гилельс, Коган, Ойстрах и мое трио. К сожалению, тех, кто стоял у его истоков, уже нет в живых. А я вот жив и счастлив, что мы достигли этого!

Что для вас является олицетворением русской культуры?

Менахем Пресслер: Я могу назвать великие имена русских композиторов - Чайковский, Аренский, Балакирев, Мусоргский; писателей Тургенева и Толстого. Могу говорить о замечательной русской публике... Но для меня очень важным событием в жизни была встреча с Рихтером. Это случилось, когда я играл на Французской Ривьере, а он - на Итальянской. Тем вечером я был свободен, и поэтому поехал послушать его. Он был величайшим пианистом!.. После знакомства мы ужинали в ресторане, и он сказал мне, что хотел бы поехать во Францию. Но с его советским паспортом это было исключено. Я предложил ему, почему бы ему не поспать в машине, пока мы будем переезжать через границу? У нас американские паспорта, мы их покажем, и скажем, что у вас тоже. Так он попал во Францию и присутствовал на концерте моего трио.

Какова была его реакция?

Менахем Пресслер: После концерта он просто сказал мне "браво" и через менеджера передал письмо, в котором приглашал меня на свой фестиваль. Сейчас, когда вы читаете его мемуары, он пишет, что игра трио - это всегда искусство, и что в моем трио его особенно привлекла игра пианиста, потому что он великий исполнитель, и он полностью погружается в музыку. Для меня это было потрясением.

Как вы приехали в Москву?

Менахем Пресслер: Последовало приглашение самого маэстро на знаменитые "Декабрьские вечера" в Музей имени Пушкина в СССР. Опыт был интересный, потому что Госконцерт вел себя не очень приветливо, но, когда приглашал музыкантов сам Рихтер, они вели себя хорошо, всё сразу менялось! Ирина Антонова, подруга Рихтера, директор Пушкинского музея, отвечала за нас в СССР. Она все еще директор этого музея! Она самая запоминающаяся женщина!.. После первого приглашения, нам немедленно последовало второе, а потом и третье. Но в это время Рихтер скончался. В последний раз я его видел в Германии.

1 августа исполнилось пятнадцать лет, как не стало великого музыканта. О чем вы говорили в ту последнюю встречу?

Менахем Пресслер: К сожалению, в тот момент он никого не хотел видеть. Мы остановились у отеля, где он жил. В ресторане я увидел Рихтера, его жену и еще одну женщину. Рихтер сидел ко мне спиной. Его жена подошла ко мне и сказала, что мастер не будет ни с кем встречаться. Я поговорил с ней пару минут и ушел. А на следующий день после концерта мы встретились снова. И его жена, подойдя ко мне, сказала, что Рихтер хочет видеть меня. И он произнес следующее: "Я так больше не могу! Я никогда в моей жизни не делал ничего хорошо!" Я был ошарашен. На это я ему ответил: "Возможно, для себя - ты прав, но лично для меня, для моего поколения, для всего музыкального мира - ты абсолютно не прав! Ты даешь самые прекрасные концерты. Прокофьев написал для тебя целый фортепианный концерт..." Он слушал, его рука была на столе, у него были самые красивые руки!..

Что вы чувствуете, когда играете на инструментах, которых касались руки великих музыкантов?

Менахем Пресслер: Уважение, любовь. В Будапеште я играл на рояле Листа. Но инструмент не главное, главное - кусочек бумаги, на котором великий композитор сделал отметки и поставил эти крошечные точечки - ноты. Это музыка! Для тебя - это целый мир. Настоящая Вселенная, созданная Моцартом и Чайковским, Бетховеном и Рахманиновым! Каким был бы этот мир без всех этих имен? Музыка наполняет значением нашу жизнь. Я уверен, что нет ни одного человека на земле, который может слушать "Патетическую" Чайковского, не проронив слезу в конце.

Культура Музыка Классика Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники