Новости

Кто спасет наших детей от суицида
В российских школах планируется ввести должность специалиста по предотвращению детских суицидов. Мера экстренная. По данным ВОЗ, каждый год в нашей стране завершают жизнь самоубийством 200 детей и полторы тысячи подростков. По числу суицидов среди несовершеннолетних наша страна занимает 1-е место в Европе. Смогут ли суицидологи убедить подростков, что смерть не единственный выход из ситуации? Что толкает ребенка на шаг в пропасть? Есть ли надежное средство от суицида? На эти вопросы отвечают психологи.

- Если посмотреть карту, на которой цветом запекшейся крови обозначены регионы, где суициды случаются наиболее часто, можно увидеть, что в основном это страны бывшего СССР, - рассказывает Евгений Любов, заведующий отделом суицидологии Московского НИИ психиатрии Минздрава РФ. - Пока мы с вами разговариваем, два россиянина уйдут на тот свет.

По его словам, общая динамика сейчас относительно спокойная. С учетом первых трех месяцев этого года уровень суицидов по стране сократился почти на один процент по сравнению с предыдущим годом. Но профессор Любов считает, что успокаиваться нельзя.

- В 80 процентах случаев самоубийств оказывается, что ребенок или подросток страдал психической патологией, - говорит он, - в первую очередь это депрессия. Учителя же расценивают депрессию как леность, родители подливают масла в огонь. В итоге лишь один процент получает антидепрессивную терапию. Поэтому нужно активно развивать суицидологические службы в наиболее опасных регионах, а в школах проводить скрининги, которые могут показать склонность школьника к суициду. Речь, конечно, идет об анонимном тестировании и опросе.

По мнению специалистов, благодаря тестированию можно будет выявить 5-10 процентов детей с активным суицидальным риском и 30-40 процентов с суицидальными мыслями. Но опросов школьников недостаточно, нужно проводить еще и тестирование родителей и педагогов. А они, в свою очередь, должны иметь хотя бы элементарное представление о предупреждающих сигналах.

- Родители должны проявлять особую бдительность и не стесняться обращаться к специалистам, - считает Евгений Любов. - Все, что обсуждается в кабинете у специалиста, остается в стенах этого кабинета. Суицидологическая служба у нас давно выведена за рамки психиатрической помощи. В Москве, например, есть выделенная линия для детей и подростков, где работают квалифицированные специалисты. Такими линиями могут похвастаться всего несколько регионов. Телефон должен снимать кризисное состояние и давать альтернативный выход из ситуации. Альтернативой может быть кабинет психологической помощи, который находится ни в коем случае не в психоневрологическом диспансере, а в местной поликлинике, например. Врач общей практики, выявивший суицидальные признаки у пациента, часто приходящего на прием, легко направит его в соседний кабинет к психотерапевту. При лечении депрессии эффект достигается в 80 процентах. В более тяжелых случаях поможет кризисный стационар. В Москве он существует при городской клинической больнице N 20. Там свободный выход, это система открытых дверей, и высокого уровня специалисты. И лишь 5 процентов очень тяжело больных пациентов должны быть помещены в психиатрическую больницу. Но именно такие подростки проскальзывают мимо.

В 80 процентах случаев самоубийств оказывается, что ребенок или подросток страдал психической патологией, в первую очередь депрессией. Учителя же расценивают депрессию как леность, родители подливают масла в огонь

- Нам часто сообщают, что подросток, покончивший с собой, был из благополучной семьи, - говорит Елена Дозорцева, руководитель лаборатории детского и подросткового возраста Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского. - Но это могло быть внешнее благополучие. Если мама и папа работают и в семье есть достаток, это еще не значит, что в семье хороший климат. Чтобы предотвратить несчастье, нужен близкий человек. В идеале это должны быть родители, но не каждый родитель к этому готов. Хорошо бы родителям говорить с ребенком о ценностях жизни, о любви, помогать понять, что таких проблем, с которыми невозможно справиться, нет. Еще один опасный момент - субкультуры с суицидальными наклонностями, которые хорошо представлены в соцсетях. Это очень опасная вещь. Родители непременно должны быть настороже, ведь подростковый возраст - сам по себе кризис. Ребенку приходится сталкиваться с огромным количеством проблем, в которых ему самому очень трудно разобраться. Стремление лишить себя жизни - это всегда сочетание разных моментов, и часто незначительное событие может стать, что называется, последней каплей.

Справка

Что в поведении подростка должно насторожить родителей?

Ребенок прямо или косвенно говорит о желании умереть или убить себя или о нежелании продолжать жизнь.

Рискованное поведение, в котором высока вероятность причинения вреда своей жизни и здоровью.

Резкое изменение поведения. Стал неряшливым, не хочет разговаривать с близкими ему людьми, начал раздаривать дорогие ему вещи, теряет интерес к тому, чем раньше любил заниматься, отдаляется от друзей.

У подростка длительное время подавленное настроение, пониженный эмоциональный фон, раздражительность.

Наличие примера суицида в ближайшем окружении, а также среди значимых взрослых или сверстников.

(Полностью памятку для родителей можно прочитать на сайте Московского городского психолого-педагогического университета)

Куда обращаться за помощью:

"Детский телефон доверия" Центра экстренной психологической помощи Московского городского психолого-педагогического университета (бесплатно, круглосуточно):

8 (495) 624-60-01 или 8-800-200-122

Как у них

В Казахстане на 100 тысяч жителей приходится 30 суицидов.

По словам Екатерины Мироновой, суицидолога Медицинского центра проблем психического здоровья в Астане, "лишь у 30 процентов причиной стала психическая патология, у 70 процентов - безработица, отсутствие доступного жилья, образования, досуга для детей".

- Большинство спортивных и художественных секций у нас на платной основе, - говорит она. - Сюда же можно добавить резкое повышение ритма жизни. Мы живем в развивающейся стране, где на каждого ребенка возлагаются обязательства, он обязательно должен оправдать надежды родителей. Детская психика этого не выдерживает. В 2010 году у нас был пик суицидов, в этот период СМИ преподносили самоубийство как сенсацию. Когда журналистам рассказали, как рассказывать о суициде в прессе, количество смертей заметно уменьшилось.

На Украине ситуация чуть лучше. На 100 тысяч жителей - 20 суицидов.

- За прошедший 21 год независимости в нашей стране от суицида погибло больше 220 тысяч человек, - рассказывает Галина Пилягина, профессор кафедры детской, социальной и судебной психиатрии КМАПО имени Щупика. - За последнее время от суицида скончались 209 детей, не дожив до 17 лет. Увеличились тяжелые депрессивные расстройства среди подростков. Вероятно, большую пользу могла бы принести профилактическая работа, но у нас даже нет такой профессии - суицидолог.

- Мы столкнулись с недостаточной подготовкой специалистов, которые контактируют с детьми, - говорит Игорь Марценковский, главный детский психиатр Министерства охраны здоровья Украины. - Психологи в украинских школах часто занимаются чем угодно, но не своими обязанностями. Может быть, если мы подготовим квалифицированные кадры, нам и не придется создавать новую специальность "суицидолог"?

Тяжелая ситуация и в Молдавии.

- За первую половину 2012 года у нас покончили с собой 16 подростков, - констатирует Анатолий Наку, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Молдавского медицинского университета. - 75 процентов этих детей проживали в сельской местности. Программы по предупреждению суицидов у нас в стране нет, она сейчас только обсуждается. Конечно, по закону в каждой школе должны присутствовать школьные психологи, и они присутствуют. Есть и довольно развитые соцслужбы, но представить, что они найдут более активный подход к выявлению суицидов, из области фантастики.

Людмила Сидоренко, магистр кафедры физиологии человека и биофизики Молдавского медуниверситета главную причину роста суицидальных настроений видит в том, что многие граждане вынуждены уезжать за рубеж, чтобы прокормить свои семьи.

- Дети остаются на произвол судьбы, в то время, когда им жизненно необходимы забота и внимание, - поясняет она. - И тут получается замкнутый круг: ребенок сталкивается с внутренним конфликтом, который порождает длительный стресс, за этим следует снижение иммунитета, он начинает часто болеть. А в состоянии болезни ребенок еще больше нуждается в любви, но опять-таки ее не получает. Круг замкнулся. Банальная простуда может вызвать у ребенка обострение психологических проблем. Поэтому ничто не может заменить любовь родителей.

Армения - единственная страна постсоветского пространства, где статистика демонстрирует относительное благополучие, в "смертельном" списке она занимает 91-е месте.

- Низкий уровень суицидов у нас был всегда, - говорит Геворг Погосян, директор Института философии, социологии и права НАН Армении. - Но в последнее время в нашем обществе тоже возникла эта проблема. Мне кажется, причина в экономическом кризисе. За последние 2 года с собой покончили люди от 30 лет и старше. Из десяти случаев семь - мужчины. Я думаю, что их подтолкнула к этому шагу безработица, отсутствие средств к существованию, депрессия. Уверен, чем больше людей общается друг с другом, тем меньше суицидов. Попыток суицидов больше, чем смертей, и это говорит о том, что суицид можно предотвратить.

Последние новости