Новости

24.08.2012 00:04
Рубрика: Культура

Борн без Борна

На экраны выходитчетвертая часть популярного боевика
По миру триумфально шествует четвертая часть франшизы о Джейсоне Борне, которого все время тянет назвать Джеймсом Бондом - созвучны не только имена, но и авантюры, и несокрушимость героя, и экзотика мест действия, и даже неспособность истории прийти к своему естественному концу. Авторы фильма утверждают, что люди замучили их просьбами продолжить сериал. Трудно себе представить людей с улицы, запросто заходящих на студию Universal, но вожделения зрителей угаданы точно: история продолжена и успела собрать хорошую кассу. Правда, уже без Джейсона Борна.

В этом тоже есть сходство с Бондом: его авантюры осуществляли разные актеры, и каждый раз новичок должен был одолеть заданный предшественником стереотип и, нарушив ожидания толпы, все-таки ее покорить. Так драматично входил в роль, например, нынешний, шестой ее исполнитель Дэниел Крэйг. Новым Борном назначен Джереми Реннер из "Мстителей", и его, должен сказать, тоже принимаешь не сразу: нет сокрушительного обаяния, шлейф которого тянет за собой суперзвезда уровня Мэтта Дэймона. Чтобы победить, Реннеру нужно Дэймона превзойти. В этом хорошему актеру максимально помогла вся творческая команда: возник фильм, мало имеющий себе равных по количеству и качеству зрелищных ситуаций, физических нагрузок, поединков и погонь.

В режиссерском кресле Пола Гринграсса сменил Тони Гилрой - автор сценариев всех четырех картин и уже не новичок в режиссуре (фильмы "Майкл Клейтон" и "Ничего личного"). На ключевую для такого зрелища роль режиссера по монтажу он позвал брата Джона, чья работа заслуживает отдельного разговора. Кроме захватывающих дух панорам снежных канадских ущелий, выданных за Аляску, кроме отвесных скал, по которым герой передвигается с цепкостью мухи, кроме схватки с волками и съемок в ледяной воде, фильм изобилует пространными сценами погонь на автомобилях и мотоциклах. Есть и виртуозно выполненный паркур - еще одна погоня по крышам, когда герой в акробатических трюках перелетает через расщелины улиц. Лихо снять погоню мало - труднее ее внятно смонтировать, не утратив динамизма, ритма и азарта. Внятно - то есть так, чтобы мы из этих стробоскопических кадров легко выхватывали главных героев и понимали, где и что с ними происходит. Вспомните громыхающий хаос подобных сцен в сотнях менее мастерских картин - и вы поймете, как это важно и трудно.

Еще одно ноу-хау картины - включение в этот нескончаемый силовой вихрь хрупкой красивой женщины, которой нужно пережить все запредельные ситуации фильма и в них не только выжить, но и остаться хрупкой красивой женщиной. Достойной партнершей Джереми Реннеру в его сугубо мужских играх стала Рэйчел Вайс ("Мумия", премия "Оскар" за роль в "Преданном садовнике").

Действие нового фильма разворачивается на Аляске, в Нью-Йорке, Вашингтоне, Чикаго, Сеуле, Карачи и Маниле. Борн там появляется только на миг - лицом на уличном плакате "Разыскивается". А действие идет как бы параллельно событиям, которые происходили с Борном в первых трех фильмах. На этом жанровое сходство с "бондиадой" заканчивается, потому что "Эволюция Борна" хочет быть максимально реалистичной, и авторы утверждают, что такие фантастические научные изыскания идут и в реальности: секретные биологические лаборатории выводят образцы "универсального солдата" неслыханных физических возможностей, лишенного колебаний и жалости. В фильме для этого запущены шесть независимых друг от друга исследовательских программ. Первую, "Тредстоун", как мы знаем, разоблачил Борн в "Ультиматуме", вторая, "Ауткам", на грани скандального разоблачения, и, чтобы избежать огласки, руководители принимают решение уничтожить всех, кто к ней причастен. Один из таких обреченных на гибель "агентов" - герой фильма Аарон Кросс. Это за ним будут гнаться руководители проекта - их команда вооружена ракетами, беспилотниками и новейшими средствами всемирной слежки. Это он возьмет в заложницы и союзницы вирусолога Марту, которую до развернувшейся бойни интересовала только чистая наука и не интересовала грязная политика. Это он воплощает собой одну из жертв людоедской идеи тотально управляемого, лишенного собственной воли и всегда готового к бою народонаселения - идеи, в наши дни вышедшей на новый виток. "Красные и зеленые таблетки", в рабскую зависимость от которых попал герой, приобретают актуальное метафорическое звучание.

Финал картины озадачивает: оказывается, все-таки есть силы, которых опасается преступная правительственная машина, - пресса и суд. Это самое фантастичное в фильме: озабоченная государственной безопасностью машина боится закона и общественного мнения. И потому разоблачение сомнительной идеи в данном случае заканчивается приятной буколической картиной филиппинского баркаса, который увозит оценившую друг друга пару в счастливую неизвестность. Судя по развитию событий, к закадровому поцелую в диафрагму. Хотя для нынешних не искушенных в кино, но искушенных в медицине зрителей это выражение означает нечто вроде поцелуя то ли в грудную, то ли в брюшную полость.

Культура Кино и ТВ Мировое кино