Новости

31.08.2012 00:11
Рубрика: Культура

"И ждите, несмотря ни на что..."

Не стало великого актера Игоря Кваши
Мне кажется, очень важно представить себе Игоря Квашу не только как личность, индивидуальность, но и как человека своего поколения.

Поколения людей, которых война застигла подростками, которые потеряли своих близких на фронте. А у Игоря погиб отец. И очень важно то, что в своей первой роли в спектакле "Вечно живые", где он играл юношу Володю, он рассказывал о подвиге человека, погибшего во время войны.

Произнося монолог о человеке, спасшем его героя ценою своей жизни, он, конечно же, думал о своем отце, которого звали Владимир. Но это же поколение в юном возрасте столкнулось с тем злом и несправедливостью, которые существовали в послевоенном отечестве. Студентами они пережили смерть Сталина, которого Кваша сыграл сравнительно недавно в сериале Глеба Панфилова по роману Александра Солженицына "В круге первом". И, наконец, их выход на авансцену искусства совпал с 56 годом, когда открылся "Современник" и состоялся ХХ съезд КПСС. Вот поколение Игоря Кваши: в поэзии Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, в прозе - Василий Аксенов и Владимир Войнович, в кинематографе - Глеб Панфилов, в сценографии - Борис Мессерер, которого с Квашой связывала не только личная дружба, но и творческая. Если говорить непосредственно о Школе-студии МХАТ того времени, стоит вспомнить его однокурсницу Галину Волчек, курсом моложе - Евгений Евстигнеев, следующий курс - Олег Табаков и Валентин Гафт. Что-то почти трагическое заключается в том, что мы недавно похоронили Петра Фоменко, а ведь они с Игорем были однокашниками по Школе-студии.

Какую-то общность в этом поколении, конечно, разглядят потом историки, но уже сейчас ощущается то место, которое осталось за Квашой. С ним можно соглашаться или не соглашаться, но он постоянно говорил о том, что интеллигенция - соль земли. Я это слышал от него, когда был совсем молодым, а последний раз он об этом говорил в ноябре прошлого года на одном из вечеров в Доме актера. Для него это было самое важное и тогда, когда он играл в спектаклях "Современника", и тогда, когда читал стихи Пушкина или Пастернака, когда он ставил пьесы Булгакова.

Или когда он играл доктора Стокмана в спектакле "Современника".

Но при этом в его творчестве можно обнаружить несколько ипостасей, потому что он очень тонкий комедийный актер. И в "Голом короле", и в одном из самых совершенных спектаклей "Современника" по пьесе Володина "Назначение", где он играл отца. Это сказалось, может быть, в максимальной степени. С другой стороны, ему удавались роли с таким сильным исповедническо-проповедническим началом, как, например, роль Джимми Портера в пьесе английского драматурга Осборна "Оглянись во гневе". Но самые большие, по-моему, достижения там, где очень важный дар убеждения сочетал со смешным и иногда комедийным началом. Назову Луку "На дне" и Гаева в "Вишневом саде", роль которого он играл больше 30 лет.

Он достаточно рано в отличие от многих своих современников понял многое из того страшного, что обрушилось на страну в нашем ХХ веке. Я помню, как году в 1968, я тогда был студентом, а он уже сложившимся актером, но в силу наших добрых и откровенных отношений я ему довольно нахально сказал: "Игорь, на хрена ты Маркса играл?" Имея в виду его работу в кино. А он не обиделся и мрачно ответил: "Маркса - это ладно, а на хрена я Свердлова играл?" Это притом что роль Свердлова в пьесе "Большевики" была одной из больших его удач, и он играл ее больше 20 лет. Несмотря на то, что он уже тогда понимал, что натворили свердловы в стране, он все равно продолжал настаивать на этой особой, ведущей и плодотворной роли интеллигенции в нашей стране до самых последних дней его жизни. В какой-то степени это был лейтмотив его творчества.

прямая речь

Сергей Кушнерев,

главный редактор Телекомпании ВИD, продюсер передачи "Жди меня":

- Все произошло только что, поэтому говорить невозможно. Много говорить и не нужно. Сейчас не нужно. Все и так понимают, какая это потеря. Все, что нужно сказать, еще обязательно будет сказано, потом. Сегодня нужно просто помолчать... У Игоря Владимировича глаза часто говорили больше, чем слова. Его глаза, его интонация и даже его молчание могли сказать все. Спасибо всем, кто сейчас пытается дозвониться, чтобы поделиться тем, что сегодня чувствует, - или просто плачет в трубку, всем, для кого это горе такое же, как и для нас, хотя большинство этих людей знали его только через телевизионный экран. Именно таким он и был. Все, что он говорил в передаче "Жди меня", так он к этому и относился, он так это и чувствовал. До боли. Настолько, что иногда после съемок почти падал.

Однажды на съемках, в полной студии, практически в прямом эфире, он вдруг просто не смог говорить... Извинился, отошел, отвернулся и так стоял минуты четыре, пытаясь с собой справиться. И все это время ни один из почти трехсот человек, которые находились в этот момент в студии, не могли ни выдохнуть, ни пошевелиться. А вечером он подошел и попросил: не показывайте, что я плакал. Мы и не показали. Оставили только то, как он вдруг запнулся, отвернулся и замолчал. И этим молчанием все было сказано.

И сегодня давайте лучше немного помолчим. И поблагодарим Бога за то, что он был. Именно таким, каким мы его помним и любим.

Справка "РГ"

Игорь Кваша - актер и режиссер театра и кино, телеведущий, народный артист Российской Федерации. Родился 4 февраля 1933 года в Москве. В 1955 году окончил Школу-студию МХАТ (курс А. М. Карева). С 1955 по 1956 год - актер МХАТ им. М. Горького. В "Современнике" со дня основания театра, с 1956 года. Известен своими работами в театре, кино и на телевидении. В списке его ролей Гаев в "Вишневом саде" А.П. Чехова, Рассказчик в "Балалайкин и К " М.Е. Салтыкова-Щедрина, Папаша Карамазов в спектакле "Карамазовы и ад" по мотивам позднего Достоевского, Чебутыкин в новой редакции спектакля "Три сестры" по пьесе А.П. Чехова. Снимался в фильмах: "В круге первом", "Человек с бульвара Капуцинов", "Превращение".

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Умер Игорь Кваша