Новости

04.09.2012 00:52
Рубрика: Власть

Ошибочка вышла

Описку или опечатку в документе можно узаконить
Текст: Федор Куприянов (кандидат юридических наук, адвокат)
Один неверный знак в любом документе мгновенно делает его незаконным. Но описок и опечаток встречается немало и полностью их искоренить нереально. Возможно ли изменить отношение к ошибке?

- Что случилось? - спросил я у пенсионерки, которая стояла около управы района.

- Старая я дура. Получила справку, а в ней номер квартиры перепутан. Теперь надо ехать переделывать.

Подобные казусы носят массовый характер. Описки с опечатками встречаются везде. Хорошо, если документ "свежий" и получить другой документ можно. А если ошибка обнаружилась в старом документе? Придется идти в суд. Есть процедура признания судом так называемых "фактов, имеющих юридическое значение". Суд устанавливает принадлежность документа, например квартиры, именно старушке. К сожалению, суд в "признании факта" легко может отказать, если окажется, что новую справку можно получить во внесудебном порядке. А "во внесудебном порядке" походишь по архивам, ничего не найдешь, и вернешься в суд, но таков порядок.

Похожий казус случился на днях в одном из отделений банка. Сын много лет распоряжается счетом матери, представляя в банк доверенность.В очередной доверенности, заверенной консулом России за границей, была ошибка -в номере паспорта одна цифра недописана.

- Нужно переделать! - сказали в банке. - Неточности быть не должно.

Кто сказал, что не должно? Может быть, в каком-либо законе написано, что в документах не должно быть описок? Нет такого закона и никогда не было, даже в самое бюрократическое советское время. И подзаконных актов таких нет. Правда, есть ряд нормативных актов, запрещающих принимать документы с неоговоренными исправлениями. Но исправление - умышленное действие исправителя. Описка же - неумышленная оплошность, незамеченная автором. Между исправлением и опиской нет ничего общего. С юридической точки зрения любой документ издается для того, чтобы подтверждать указанные в нем существенные юридические факты. И если эти факты документ подтверждает, то во всех второстепенных местах документа могут быть описки и опечатки. Так, для доверенности существенным юридическим фактом является описание личности, выдавшей доверенность, и лица, которому доверенность выдана. При этом паспортные данные доверенного лица вообще не являются обязательным реквизитом доверенности. Допускается для доверенности иная идентификация, например, адрес, год рождения, место рождения и проч. Доверенность пишется не для удостоверения номера паспорта доверенного лица, а для удостоверения его полномочий. Да и сам работник банка признал, что у него лично нет сомнений, что доверенность выдана именно предъявившему ее лицу. А раз нет сомнений, то отказ в выдаче денег по признаку мелкой описки незаконен.

Может ли исполнитель банка вдаваться в решение вопроса, какая описка в документе является серьезной ошибкой, а какая мелочью? Ведь сотрудник только проверяет соответствие доверенности закону по форме. Самая простая проверка доверенности - какие реквизиты, какая печать и дата - уже может считаться первичной экспертизой. И, если у нет сомнений о личности поверенного, документ должен быть принят.

Проблема мелких, ничего не значащих описок в документах мешает и бизнесу. Кстати, там проблема описок активно решается, и всегда в пользу индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций. Например, если на какой-нибудь накладной в фамилии директора фирмы пропущена хоть одна буква, то даже при полном соответствии остальных реквизитов налоговики полагают, что документ подписан неправомочным лицом, и доначисляют проверяемой фирме налоги. Арбитражные суды раз за разом отменяют эти постановления.

А вот за граждан заступиться некому. Любая процедура судебного обжалования отказа в принятии той же доверенности намного дольше, чем переделка документа. А как решается этот вопрос на Западе? "В нашем банке проблем бы не возникло, - ответили в Бельгии, - а в госорганах нашего Королевства тем более". Примерно такие же ответы были получены в Германии и в Литве. Кстати, в авиабилете международной перевозки согласно Международной же конвенции в фамилии пассажира допускается до трех ошибочных букв.

Кое-что в этом направлении уже делается, в подзаконных актах нескольких ведомств робко появились правила "работы над ошибками". Но в целом законодательство составлено так, как будто ошибок не бывает. Надо законодательно допустить ошибки в официальных документах. Просто признать, что они есть, что изжить их невозможно. Второй шаг - следует обязать все принимающие официальные документы организации их оценивать, а критерии сформулировать в законе. Как это может выглядеть? Сотрудник принимающей организации находит ошибку, обводит ее красным карандашом, чтобы она не тиражировалась далее в базах данных, и пишет на обороте краткую записку: в таком-то документе "квартира 8" указана ошибочно, но из штампа в паспорте заявителя установлено, что надо читать "квартира 18". Запрещает ли такое поведение законодательство, действующее сегодня? Нет. Сегодня "прощение" ошибок - выгодный коррупционный бизнес мелких чиновников.