Новости

05.09.2012 00:32
Рубрика: Культура

Постреляли от души

На экраны выходит пятая "Обитель зла" - "Возмездие", в котором Милла Йовович воюет пуще прежнего
В новой "Обители зла" сбрендивший компьютер зловещей корпорации "Амбрелла" успешно продолжает захватывать Землю, превращая людей в зомби. Последней надеждой человечества остается суперженщина Алиса, которой никакие вирусы нипочем.

Главную героиню, как и прежде, играет Милла Йовович, с которой я встретилась перед премьерой в беверли-хиллской гостинице "Four Seasons". Конечно, пять фильмов - многовато, но проект пока остается финансово успешным: предыдущая картина "Жизнь после смерти" собрала без малого 300 миллионов долларов при бюджете 60 миллионов...

Милла, два года назад, снявшись в "Жизни после смерти", вы уверяли меня, что конкретных планов относительно продолжения этой истории пока нет. И все-таки... Финансовый успех заставил взяться за пятый фильм?

Милла Йовович: Не без этого, конечно, но не только. Пол (Пол Андерсон - продюсер и режиссер фильма, муж Миллы. - М.О.) вообще не видит в этом "серийности", каждый фильм задумывает по отдельности. В каждом есть законченный сюжет, своя кульминация, своя кода. "Возмездие" не начинается там, где заканчивается "Жизнь после смерти", все начинается с того, что Алиса - против всех ожиданий! - на какое-то время оказывается жертвой. Ненадолго, правда, потому что вспоминает о своем трудовом прошлом (Милла игриво поводит плечами, имитируя боевые движения - М.О.).

Один кинообозреватель обозвал вас "королевой экранных драк". Я бы добавила: вы демонстрируете в этих сценах удивительно отточенную хореографию.

Милла Йовович: Правда? Мне нравится! Значит я - в характере. Моя мама (актриса Галина Логинова. - М.О.) однажды снималась в одном фильме со мной, так она меня достала: "Ой, я не в характере, ой, я не в характере!" Я - подхватила. Теперь всегда стараюсь быть в характере. А если серьезно, то физическая нагрузка в этом фильме была, пожалуй, самой тяжелой. Думаю, таких сцен схваток и погонь не было ни в одной из предыдущих картин.

В чем еще отличие этого фильма от предыдущих?

Милла Йовович: Он более, что ли, эпичен. Алиса уже не крутится на периферии интриги, а попадает в самое гнездо, где высиживается зло. Ей, наконец, удалось понять, почему ее ближайшие друзья оказываются злейшими врагами, потом опять превращаются в друзей - и при этом абсолютно искренни. Она, никогда не рожавшая, узнает, что такое материнство (не спрашивайте, все равно не раскрою секрет, как и почему). Она становится менее роботизированной и более человечной. Она больше не принадлежит "Амбрелле". Помните фильм Скорсезе "Алиса здесь больше не живет"? Так вот: Алиса там больше не живет и жить не будет.

Но в порядке компенсации она попадает в разные города: Нью-Йорк, Токио, Москву...

Милла Йовович: И на Камчатку! На Камчатку! Это было что-то фантастическое. Натурные съемки вмерзших в лед старых подводных лодок, колючий снег, пар изо рта - это для нас, лос-анджелесцев, было незабываемо, мы ведь субтропические...

В Москве тоже были натурные съемки? В фильме есть очень трогательная картинка, когда скелеты в военной - времен Второй мировой - форме раскатывают по Красной площади и бьют стекла в ГУМе.

Милла Йовович: Конечно, натурные. Московские власти пошли нам навстречу и на два дня перекрыли Красную площадь.

Представляю себе эти боевые действия у стен Кремля. Очень духоподъемно...

Милла Йовович: А что делать? Нужно, чтобы место действия узнавалось сразу. В Париже узнавание идет по Эйфелевой башне, в Риме - по Колизею, а в Москве, конечно, - по Собору Василия Блаженного. Поэтому нужна была Красная площадь, ну и заодно - станция метро "Арбатская", в которой мы постреляли от души.

В прошлом интервью вы признались, что любите Москву...

Милла Йовович: Конечно, этот город стал мне близок, особенно после съемок "Выкрутасов". Во-первых, здесь мои близкие друзья, Ванечка Ургант в первую очередь, но и не только он. Во-вторых, я здесь могу говорить по-русски. В Лос-Анджелесе я катастрофически теряю язык. "Наша Таня горько плачет" еще могу наизусть прочесть, а посложнее - уже нет. В Москве хоть немножко язык восстанавливаю.

Какой же город вы считаете родным?

Милла Йовович: Все-таки Лос-Анджелес. Здесь мой дом, моя семья: дочка, муж, мама. Здесь - работа. Я выросла здесь, так сложилось.

Фильм заканчивается тем, что вернувшуюся из России Алису заряжают на новые подвиги...

Милла Йовович: Понимаю, куда вы клоните. Я честно не знаю, будет ли шестая картина. У Пола что-то крутится в голове, он делает какие-то наброски, бурчит что-то. Если этот процесс закончится новым сценарием, конечно, я снимусь. А потом хотелось бы взять перерыв и на какое-то время отойти от активной работы: дочка пойдет в школу, хочется, чтобы она видела маму каждый день. Я же работаю с девяти лет, представляете? У меня и детства-то не было настоящего, даст бог - проживу его с дочкой. И музыкой давно что-то не занималась. Но об этом я смогу сказать точно после шестой картины. Если она состоится.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Звездные интервью "РГ" РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники