Новости

11.09.2012 00:45
Рубрика: Экономика

Осенние колебания

Финансовые "астрологи" предсказывают очередной виток кризиса уже на конец сентября - октябрь 2012 года. В числе предпосылок ситуации на фондовых рынках, отсутствие четкой позиции по принятию существенных стимулирующих мер экономики, отсутствие определенности по Греции и другим странам юга Европы, а также кризис монетарной системы. Россия не изолирована от мировой экономики, так что влияния этих событий на нашу экономику и бизнес не избежать.

Вадим Ткаченко, главный юрист "Градиент Альфа", член экспертного совета при комиссии Мосгордумы по законодательству

Во-первых, потому, что не избежать снижения потребления в Европе и аккумулирования средств европейских компаний, прокручивающихся в России, на родине - в целях поддержки материнских структур, национальных экономик и еврозоны в целом. В число крупнейших внешнеторговых партнеров России помимо Китая входят Италия, Голландия и Германия, а всего на страны еврозоны, по подсчетам нашей компании, приходится почти 45% российского экспорта. Понятно, что чем острее кризис, тем больше европейцы вынуждены снижать потребление, жестко экономить и откладывать до лучших времен реализацию масштабных инвестиционных проектов, в том числе и в России. Посудите, по итогам первого полугодия 2012 года экспорт "Газпрома" упал на 17,7%, поставки в Европу компания сократила на 12,9%. Компании Германии во многом под влиянием государства сокращают объем зарубежных прямых инвестиций и вкладывают в проекты внутри страны.

Во-вторых, когда снижается производство, неизбежны колебания главной цены российской экономики - цены на нефть. Зависимость российской экономики от сырья по-прежнему непростительно высока. Увы, кризис 2008 года ничему Россию не научил, страна не снизила зависимость от цен на энергоресурсы, не успела развить другие сферы. Есть надежда, что, наступив сейчас на те же грабли, государство наконец наберется мужества провести долгожданные реформы по диверсификации экономики, кардинальному изменению экономической динамики по снижению роста инфляции и увеличению ВВП, формированию новых подходов к денежно-кредитной политике и кредитному рынку. И тогда мы уже не с такой тревогой будем следить за ценами на баррель.

В-третьих, работа в этих условиях осложняется вступлением России в ВТО. В условиях жесткой конкуренции с иностранными товарами и услугами конкурентоспособность некоторой российской продукции снизится. Впрочем, вступление России в ВТО событие, может быть, не столь радостное и запоздалое, но далеко не катастрофичное. По нашим клиентам могу об этом судить. Примерно одна десятая их часть оценивает этот шаг резко негативно, опасаясь того, что конкуренции с импортом они не выдержат. Другие 10% воспринимают это позитивно, рассчитывая на покорение внешних рынков и рост производства. Остальные 80% нейтральны. Думается, примерно в тех же пропорциях распределяются перспективы российского бизнеса в связи со вступлением в ВТО: от 10% неэффективных компаний российский рынок очистится, 10% совершат прорыв, а на работу большинства бизнес-структур это существенно не повлияет. Бизнесу в условиях ВТО так же, как и государству в период кризиса, нужно повысить эффективность своей работы, провести модернизацию, внедрить новые технологии. Если не эти "шоковые терапии", то мы бесконечно будем почивать на нефтяной подушке и ждать у моря погоды...

Даже какая-то часть одного из перечисленных явлений при определенных условиях может спровоцировать экономический кризис в стране. Но первопричина - недостаточная инвестиционная привлекательность государства. В условиях мирового кризиса бороться за деньги внешних инвесторов нужно активнее и эффективнее.

Вступление России в ВТО, как ни странно, оправданно. Возможно, именно этот факт послужит дополнительным стимулом для привлечения частных инвестиций не только из Европы, но и из США. Дополнительным стимулом при выборе России как объекта капиталовложений у европейцев была географическая близость европейской части РФ. Большую надежду стоит возлагать на Канаду, Австралию и Новую Зеландию, товарные валюты которых обеспечивают хоть какую-то стабильность на период сверхволатильности рынка.

Пока же правительство РФ пытается убедить иностранных инвесторов на саммите АТЭС и форуме в Сочи вкладывать деньги в России, российские инвесторы ищут пристанище где угодно, но только не у себя на родине. Некоторым из них даже не требуется вывозить инвестиции за пределы Таможенного союза, и они оседают в Казахстане. Это не потому, что они не патриоты России или любят больше Казахстан, Кипр, Австрию или Испанию, а потому что там любят их - предлагают более привлекательные налоговые, регистрационные, кредитные и другие условия.

Если и грядет кризис в России, то основной его причиной станет инвестиционная непривлекательность страны для иностранного капитала. Поэтому у государства стоит задача сделать все, чтобы вызвать заинтересованность во вложениях в российскую экономику не только иностранных инвесторов, но и обычных российских предпринимателей.

Государство должно беспокоиться не о том, какими будут завтра курс доллара, евро или стоимость нефти, а о том, какими будут завтра законодательство, налогообложение, развитие кредитной политики, как будет строиться система госзаказов и лизинга, какая будет система стандартов и норм с учетом современных технологий, какой станут охрана и гарантии права на интеллектуальную собственность, на какие уступки оно готово пойти для бизнеса в вопросах регистрации и деятельности юридических лиц и, конечно же, какими будут судебная система и правоохранительные органы.