Новости

17.09.2012 00:02
Рубрика: Культура

Авангард встретился с публикой Большого

Состоялась мировая премьера оперы Сергея Невского
"Франциск" - первая премьера в проекте "Лаборатория современной оперы", которая стартовала в стенах Большого театра по инициативе Василия Бархатова.

Опера Сергея Невского, русского композитора, живущего в Берлине и уже ставшего одной из ключевых фигур европейского музыкального авангарда, на первый взгляд оперой не является - это скорее оратория, написанная  для двух голосов, чтеца и хора. Такой аскетизм как будто исключает большую сцену оперного театра. Но парадокс: именно она дает возможность сложной современной музыке встретиться с широкой театральной публикой.

Сергей Невский и в своей симфонической музыке давно работает с человеческим голосом. Спазм и боль, трудность самого акта звуко- и словоизвлечения, дыхание как преддверие звука, как часть мирового шума, как сосредоточенная медитация и тишина. Не случайно инспирирующим стало для него сотрудничество с певицей Натальей Пшеничниковой, чья вокальная палитра начинается где-то в области шепотов и всхлипов.

Текст либретто, написанного Клаудиусом Люндштедтом, основан на жизни и проповеди самого Франциска, чья радикальная проповедь следования за Христом выразилась в исключительной артистической форме. Невский и Люндштедт сосредоточенно прошли через все главные парадоксы судьбы Франциска из Ассизи, который, будучи абсолютным исключением из обыденности, любил и жалел самых обычных людей.

Режиссер спектакля, показанного в рамках проекта "Опергруппа", студент (!) режиссерского факультета ГИТИСа Владимир Бочаров на этом парадоксе тоже строит свое сочинение. Действие начинается уже в фойе, где под звуки средневековой музыки молодые актеры, студенты Школы-студии МХАТ, в легких серых костюмах и платьях "перетекают" нескончаемой гусеничной цепью вверх по ступеням театра. Так они и вплывают на сцену, заполнив среднюю часть огромной металлической конструкции, похожей одновременно на строительные леса и шахты лифтов. Чтобы усилить вертикальность движения, художник Виктор Шилькрот вписал посредине металлических шахт деревянное полотно-лестницу, по которой Франциск уходит в свое "небо", где устроен хор и оркестр Oquesta Musica под руководством Филиппа Чижевского.

До тех самых пор он стонет внизу, в больничной кровати, сжимаясь в калачик, выдыхая, "выстанывая" свой радикальный вызов миру и телу. Рядом с ним - Клара (Наталья Пшеничникова), та, что пошла за Франциском, создав женский орден внутри францисканского. Ее музыкальное присутствие создает иной ландшафт боли и вызову Франциска. В какой-то момент она уходит в самую даль партера, чтобы оттуда, из глубины, потекли слова глубокой молитвы.

Звучит все пространство. Две группы ударных (скорее перкуссионистов) вынесены в ложи, наполняя театр звуками неведомого происхождения. Порой кажется, что шумит дождь, или шум машин внезапно прорвался сквозь театральные стены.

Жалкое, страдающее и сокрушенное существо с перевязанными ладонями и святой Франциск, в радости беседовавший с птичками - два эти образа соединяются в удивительном голосе Дэниела Китинг-Робертса, высокий и отрешенный звук которого, кажется, не соединим ни с чем телесным. Белый звук плывет ввысь, пока жалкое тело без всяких признаков "святости" корчится внизу: "Святой Франциск умирает они возносят хвалу тебе Боже ни один из членов моих болезнь не пощадила тепло моего тела покидает меня как может дух мой выжить Бог висит на нитке умирающей плоти…".

И здесь мы снова встречаемся с парадоксом: чтецы, что расположились сверху - "обычные" люди - повторяют за Франциском слова, превращая его радикальный вызов в простодушный лепет профанов. Слушатели и зрители этой новой оперы в Большом - тоже в некотором смысле "профаны", "паства" Франциска - оказываются захвачены непривычной и открытой чувственностью этой музыки, ее шепотами и криками.

Современная музыка, сложный ее язык, встретившись с болью современного человека, оказалась открыта для публики, для театра. Средневековье опрокинуто прямо в нас, стигматы Франциска кровоточат в сердце Москвы - радикальность его чувства и слова рифмуется с чувственностью и радикальностью музыки. Музыкальный прорыв Невского к московскому слушателю, голоса Пшеничниковой и Дэниела Китинг-Робертса, работа дирижера Филиппа Чижевского, художника Виктора Шилькрота и молодого Владимира Бочарова дарят ощущение новых и сильных артистических возможностей.

Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Театральный дневник Алены Карась Гид-парк РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники