Новости

19.09.2012 00:29
Рубрика: Общество

Чем плох казенный патриотизм

Руководитель Роспечати Михаил Сеславинский размышляет на трудную тему
Есть слова и понятия, которым надо возвращать смысл и достоинство. Совесть в новой рыночной России стала малоупотребляемым словом, патриотизм отдали как "прибежище негодяям". А ведь без любви Отечество (а не место проживания) не станет для нас счастливой страной.

Сегодня мы снова говорим о патриотизме как непременном условии совершенствования жизни. О патриотизме как элементе государственной политики. Наш собеседник - руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский.

Михаил Сеславинский: На прошлой неделе в Краснодаре президент сказал: нет ничего хуже казенного патриотизма. С одной стороны, мало семей, где не считали бы, что любовь к Отечеству - кислород, без которого задохнешься. А с другой - изжога на "государственный патриотизм" осталась еще с "эпохи развитого социализма"! Моя первая учительница говорила: "Вы должны гордиться, что живете рядом с городом, занимающим третье место по численности населения в РСФСР!" Такую сложную конструкцию завернуть про Дзержинск, который в 40 км от города Горького! Это навсегда запало в мою детскую душу. Наша задача сегодня в том и состоит, чтобы не объяснять детям так мудрено, чем они должны гордиться..

Поставим вопрос практически: воспитание - процесс долгий и затратный...

Сеславинский: Затратный, да не очень... По Роспечати в этом году предусмотрено 11,5 млн рублей в госпрограмме "Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации". Из них 7 млн - на конкурс "Патриот России" и 4,5 млн - на теле- и радиопрограммы, на периодику. При этом реально из других статей бюджета мы тратим на "разумное, доброе, вечное" в 10 раз больше! Но дело не в формалистике. Страшно представить, если такую программу будут воспринимать как расписание служебных обязанностей: с 10 до 11 занимаемся федеральным бюджетом, с 11 до 12 - экологическим воспитанием, а с 12 до обеда - патриотизмом.

Как у барона Мюнхгаузена в пьесе Горина: с 8 до 10 - подвиг, а в 16.00 - война с Англией.

Сеславинский: Не бывает так, чтобы человек прочитал сборник цитат великих людей о патриотизме - и стал другим! Мы прекрасно понимаем, что это чувство глубокое и воспитывается самой жизнью. И тем, в частности, как эта жизнь отражается в СМИ.

Телевидение с его киллерами и базарными разборками, с готовностью сосредоточиться исключительно на веревке в доме повешенного вряд ли способствует гордости за свою страну.

Сеславинский: Субъективно согласен, но возьмусь поспорить. Когда у вас болит зуб, вы не говорите: какое счастье, что здоровая печень! Возьмем наше информационное пространство в целом: что, на ТВ нет хороших программ? Да их полно, от передач уровня "Умники и умницы" до целых телеканалов, как "Культура", как спутниковые каналы. Но при этом рейтинг "Культуры" остается на уровне 3 %, и, что бы мы ни делали, он не растет. Спутниковые каналы, среди которых три просветительских ("Знание", "Первый образовательный" и "Просвещение"), "Страна", "Карусель", "365 дней" собирают аудиторию в пределах десятых долей процента. Даже серьезные телесериалы по Достоевскому, Булгакову, Тургеневу, Солженицыну не влияют на наше представление о том, что на ТВ творится что-то страшное. Интернет - такая же информационная поляна, где одни видят только порносайты и бесконечные игры, другие используют Интернет для работы. Вопрос выбора.

Но Интернет не зря сравнивают с мусорной свалкой. Как помочь умным сайтам пробиться через эту шелуху?

Сеславинский: Роспечать, наверное, - один из крупнейших "доноров" для социально значимых интернет-сайтов. При этом я не считаю, что деньги надо давать только сайтам, у которых хорошая посещаемость. Если сайт журнала "Наше наследие" или близкий мне библиофильский сайт посещают в месяц всего пятьсот человек, то, может быть, задача государства в том и заключается, чтобы этот оазис сохранить, потому что эти пятьсот человек - наша надежная точка опоры.

Вы не первый год поддерживаете сайт "Грамота.ру".

Сеславинский: Да, и это замечательно, что его посещают более миллиона человек в месяц. Стоит сказать и о сайте "Я помню", где публикуются воспоминания ветеранов. Вот пример того, как вроде бы набившая оскомину тема может быть интересной и развиваться при минимальной поддержке государства. Никто не спрашивает: мол, расскажите о великом подвиге советского народа в годы Великой Отечественной войны. Интересуют простые, понятные бытовые вопросы: "Вам наркомовские сто грамм давали только за боевой вылет или каждый день на фронте? Вы отчитывались, что сбили самолет, или требовались фотосъемка, свидетельские показания? А танцы на фронте были? " В результате сайт "Я помню" посещают 420 тысяч человек в месяц - население среднего областного центра!

Сегодня наши коллеги в провинции делают гораздо больше, чем столица, для возвращения чувства утраченного достоинства - они рассказывают о повседневной жизни человека.

Сеславинский: Чтобы стимулировать эту работу, мы в соответствии с программой патриотического воспитания проводим фестивали региональных программ. Один называется "Герой нашего времени. Современник на экране". Начинали мы его три года назад по инициативе Национальной ассоциации телерадиовещателей. Тогда у практиков телевидения эта идея вызывала кривую усмешку. Но посмотрите: в 2009 году в фестивале было 34 участника, в 2012-м - уже 120 телекомпаний из 43 городов представили 280 работ. Конкурс "Патриот России" тоже начинался скромно, а в этом году уже 400 СМИ из 64 субъектов РФ представили почти 2500 материалов. Правда, как я заметил, желающих сеять разумное, доброе, вечное за государственный счет тоже довольно много. А без денег уже как-то не очень получается.

На встрече с президентом в Краснодаре выступал писатель Юрий Поляков, и у него были к Роспечати серьезные претензии.

Сеславинский: Люди патриотизм понимают по-разному: это вопрос критериев. Юрий Поляков напомнил, что в русской литературе всегда были две платформы - писатели-либералы и писатели-почвенники. С его точки зрения, государство слишком качнулось в сторону либералов и совсем не поддерживает писателей-почвенников, в частности, "Литературную газету", которую он возглавляет. Но посмотрим, отчего складывается такое представление. Писатели-либералы на виду: они самодостаточны, они бунтуют, ходят на "Марши миллионов", пишут блоги, которые попадают в топ "Живого Журнала", их книги выкладываются на лучших витринах книжных магазинов, и ощущение, что они - везде. Включишь компьютер - Захар Прилепин, Дмитрий Быков, Борис Акунин. Зайдешь в книжный магазин - они же. Но за последние пять лет из федерального бюджета мы, кстати, не профинансировали ни одной книги Дмитрия Быкова, Захара Прилепина, Бориса Акунина или Людмилы Улицкой. Хотя при этом исправно финансируем многие гуманитарные, в том числе почвеннические проекты: журналы "Москва", "Наш современник" наряду с "Новым миром". Не только мы, но и правительство Москвы помогает той же "Литературной газете".

Есть еще и книжный рынок, который, хорошо или плохо, регулирует баланс на литературном фронте.

Сеславинский: В этой ситуации я даже не знаю, что делать. Права сказать книжным магазинам: эту литературу уберите, а эту поставьте - у нас, слава богу, нет. Но при этом мы стараемся руководствоваться некой общественной точкой зрения. В конкурсе "Большая книга" жюри состоит более чем из ста человек, и тот же Юрий Поляков в позапрошлом году возглавлял это жюри. Безусловно, надо поддерживать все течения в литературном процессе, в том числе и национальные литературы, никаких перекосов здесь быть не должно, но чиновник не может стать персональным менеджером! На международных книжных ярмарках ко мне обращались писатели: Михаил Вадимович, что происходит? С нами никто не работает: я уже три часа на ярмарке, а ко мне не подошел ни один западный издатель!

Тогда еще раз уточним понятие патриотизма. По этому поводу много иронии - мол, любовь к родным осинам.

Сеславинский: Знаете, вчера мы с женой и дочкой три часа гуляли по Коломенскому, и я поймал себя на мысли, что видел немало чудесных мест в мире, но вот с такой энергетикой и такой красотой - наверное, не так уж много. День закончился футболом между командами мальчиков и девочек, причем со счетом 7:3 выиграли девочки, - и для воспитания патриотических чувств в моей девятилетней дочке этот день в Коломенском имеет неизмеримо большее значение, чем если бы я стал ей рассказывать историю Коломенского и о том, какие там есть храмы.

Ваши дочери - одна студентка, другая школьница - не заразились еще распространенным убеждением, что где деньги - там и родина?

Сеславинский: Мне кажется, что это уже скорее отголоски 90-х годов. По крайней мере, люди, с которыми я общаюсь, стараются привить другие приоритеты: у них в семье русская классическая литература присутствует обязательно. Думаю, нет семьи, где не было бы культа советского кинематографа. Кто-то сказал, что патриотизм - это когда вы платите штраф за неправильную парковку и радуетесь тому, что система работает нормально. Не думаю, что культ денег - такая вечная непреходящая ценность. Будет ли благом для твоих детей, если ты им передашь свое многомиллиардное состояние? Многие уже понимают: нет, не будет.

Есть легенда: Никита Сергеевич Хрущев при встрече с генеральным секретарем компартии США Гэсом Холлом похлопал его по плечу и спросил: "Чем, товарищ, мы можем вам помочь?" Тот сказал: "Живите лучше!" И был прав: родину любят и за то, что в ней жить хорошо. Когда не только ты любишь родину, но и родина - тебя.

Сеславинский: Разберемся: стало ли лучше жить. Миллионы наших граждан уезжают отдыхать за границу и оставляют там миллиарды долларов - это что, "элита" отдыхает? Это "элита" создает на дорогах своими автомобилями пробки, причем не только в Москве и в городах-миллионниках? Это "элита" воспринимает понятие "дача" как непреложный элемент своей жизни? И разве кучка негодяев, нажившихся на приватизации, хранит миллиарды в банках РФ? И вряд ли одни нувориши ежегодно справляют новоселье в сотнях тысяч новых квартир.

Но при этом машины французские, телевизоры японские, сантехника в квартире - итальянская.

Сеславинский: Жители Канады тоже не ездят на своих автомобилях и не смотрят свои телевизоры, но это не мешает им быть патриотами своей прекрасной страны.

Мне вообще кажется, критерии, по которым мы должны гордиться своей родиной, не надо утверждать ни съездом "Единой России", ни указом президента, ни решением правительства. Для кого-то это Коломенское, для кого-то - советское кино, или русская литература, или шесть соток в Тверской области, или гейзер на Камчатке.

Страна состоит из людей, любовь к стране - из любви к ее людям. Почему не помпезные эпопеи, а скромные фильмы "Твой современник" или "Девять дней одного года" рождают патриотические чувства? Кем гордиться на экранах теперь? "Ментами"? "Бригадами"? В новостях - только аварии, катастрофы и ЧП.

Сеславинский: На встрече в Краснодаре моей соседкой по столу оказалась очаровательная девушка. Выяснилось, что это Татьяна Косинцева, гроссмейстер, одна из тех, кто вырвал победу на шахматной олимпиаде в Стамбуле. Я гордился тем, что сижу рядом с ней. Но вот в машине включаю новости. Скажите, зачем в 9 утра по радио сообщать всей стране о том, что в автокатастрофе в Подмосковье погиб человек? Это новость федерального уровня? На весь день ощущение, что ты либо твой знакомый вот-вот попадет в аварию.

В дополнение к вашему перечню: замечательный режиссер Сергей Соловьев сделал экранизацию "Анны Карениной". Картина на экран не вышла: прокатчики убеждены, что Анну Каренину никто из зрителей уже не знает. Сейчас на подходе американская "Анна Каренина" с Кирой Найтли - но тут вся наша пресса стоит на ушах.

Сеславинский: Действительно, продвижение сейчас играет не менее важную роль, чем само произведение. Прокатчики не берут? Но сейчас достаточно в YouTube или в ЖЖ сделать качественный "промоушн" - для этого не нужны миллионы долларов, нужны два человека с креативными мозгами, чтобы возник спрос на продукт. Конечно, в публике должен воспитываться глубокий гуманитарный взгляд, который формируется с годами. Почему сейчас такой взрыв интереса к фильмам о Великой Отечественной войне? Если про войну, например, я могу смотреть всё - такая заложена во мне матрица. А начинается эта любовь с совместного празднования Дня Победы в семье и военных песен. Но патриотизмом нельзя насиловать. Патриотизм - не дело митингов. Это тот воздух, которым мы дышим.

Общество Ежедневник Стиль жизни Правительство Минкомсвязи Роспечать
Добавьте RG.RU 
в избранные источники