Новости

21.09.2012 00:07
Рубрика: Культура

Венди Пэтон показала фотографию, которой уже нет

Венди Пэтон "Лики ночи".

Центр фотографии им. братьев Люмьер.

до 7 октября.

Вообще-то я шла в Центр фотографии им. братьев Люмьер на другую выставку. Не на "Лики ночи" точно. К тому же имя Венди Пэтон мало что говорило. Биография ее, как оказалась, выглядит довольно причудливой. Американка, бывшая наездница и конный тренер, она заинтересовалась фотографией лет тридцать назад. Настолько, что пошла учиться в Международный центр фотографии (ICP) в Нью-Йорке. Увлеклась ночной съемкой городов в 2006 году, до этого осваивала ее премудрости у Майкла Кенны. Сама проявляет и сама печатает, ее учитель-печатник Чак Келтон в Нью-Йорке довольно известен (печать ему заказывают многие знаменитости). Словом, Венди Пэтон занимается фотографией, которой уже нет. Пленочной, черно-белой, эстетской и при этом, как ни странно, репортажной.

Впрочем, репортаж этот особого свойства. Репортаж же - это съемка события, а событие происходит где-то и когда-то. Для Венди Пэтон решительно неважно, где это событие происходит, хотя она и может назвать снимок "Дети Лувра", "Мадам из Клиньякур" или упомянуть, что трех девушек в платочках она сфотографировала на православной свадьбе в Москве. В этом смысле, хотя в ее снимках можно найти знакомые мотивы Брассая, вроде печальной девушки с бокалом вина, ночного кафе, обнявшейся парочки, официанта с подносом, она от традиций Брассая очень далека. Сюжеты "тайного" Нью-Йорка или Парижа ее не интересуют. Социальные типы тоже. Ее герои, выхваченные из темноты светом фонарей, витрин или рекламы, похожи на скользящие тени снов. Отблески света или разорванная журнальная обложка - такие же равноправные персонажи снимков, как девичьи глаза, выглядывающие из-за обложки, или татуировка сердца с пронзенной стрелой на нежном плече. Из всех событий больше всех Пэтон интересуют те, что происходят во внутренней жизни человека.

Пэтон, конечно, бредет по следам сюрреалистов. Можно сказать, что и Брассай с ними дружил. Но у американки облегченный вариант сюрреализма, не пугающий фрейдовскими эффектами, маргинальными персонажами городского дна или зловещими силуэтами, материализующимися из ночи. Пэтон интересует не столько оборотная сторона города, сколько ее предощущение. Ее съемка похожа на возвращение бодлеровского фланера на улицу современного мегаполиса. Возвращение старого культурного героя на перекресток запруженных машинами авеню возможно только ночью, когда движение несколько ослабевает. А кроме того, ночные гуляки в отличие от спешащих по делам озабоченных дневных жителей интересуются не только собой. С этой точки зрения "Лики ночи" - абсолютно ностальгический проект, попытка обнаружить в постиндустриальном и дигитальном городе человеческое пространство фланера. Любопытствующего и любопытного персонажа, казалось, напрочь исчезнувшего с проспектов, превращенных в скоростные трассы. Пространство не интимное, но и не театральное, скорее киношное.

Если уж искать предшественников Венди Пэтон, то это, конечно, не французы, а скорее американка Лилиан Бассман, фэшн-фотограф, график, арт-редактор "младшей" версии Harper s Bazaar - Junior Bazaar, запущенной в 1945-м. Тут надо сказать, что даже в 1950-1960-е съемка Бассман вуалей, корсетов, белья и платьев выглядела романтически-ностальгически. В них проступала "память" об элегантных дамах света довоенных 1920-1930-х. Дело в том, что Бассман прошла школу легендарного Алексея Бродовича, русского эмигранта, работавшего с Дягилевым.

Венди Пэтон не снимает моду, она вроде бы занимается стрит-фотографией. Но ее "Лики ночи" продолжают линию Лилиан Бассман, а через нее - давних глянцевых журналов, оказавшихся в 1930-х островком европейского модерна в прагматичной Америке. Если учесть, что перед нами проект о путешествии в глубь ночи и внутреннего мира, то сюжет занятный.

Культура Арт Фотография Выставки с Жанной Васильевой Гид-парк