Новости

28.09.2012 00:40
Рубрика: Экономика

Рубль - на волю

До 30-40 процентов могут дойти колебания курса нацвалюты через два года.
Через два года, не исключают в ЦБ, курс рубля может стать полностью свободным. Населению и предприятиям в таком случае следует приготовиться к нервотрепке, доллар может взлететь вплоть до 50-70 рублей, предупреждают эксперты "РГ".

И говорят, что ЦБ явно торопится с планами. Если бы рубль уже находился в свободном плавании, курс доллара даже в этом году мог бы достигать 41-44 рубля, не исключает замдиректора Центра развития НИУ "Высшая школа экономики" Валерий Миронов.

О намерении перейти с 2015 года к плавающему курсу рубля сообщил первый зампредседателя Банка России Алексей Улюкаев. "Мы переходим к режиму инфляционного таргетирования", сказал он агентству "Прайм", комментируя проект основным направлений денежно-кредитной политики на три года. То есть ЦБ целиком сосредоточится на управлении инфляцией. Одновременно это будет означать отмену валютного коридора и переход к свободному плаванию рубля, дал понять Улюкаев.

От жесткого контроля над курсом ЦБ, напомним, отошел давно. Но полностью "вожжи" не отпустил. Для курса рубля к бивалютной корзине (состоит на 45 процентов из евро и 55 процентов из доллара - ред.) установлен коридор в 7 рублей. Отечественная валюта может свободно плавать в его границах, а если возникают опасения, что рубль вот-вот пересечет эти рамки, ЦБ выходит на рынок и продает или покупает валюту. То есть проводит валютные интервенции. Их объем постоянно снижается. И, как не раз давали понять в ЦБ, ничего страшного не происходит.

Но ЦБ сокращает присутствие на рынке в рамках хорошей ситуации, когда нефть стоит 110-120 долларов за баррель, уточняет директор Центра структурных исследований Института экономполитики им. Гайдара Алексей Ведев. К тому же все это время мы жили с "подушкой безопасности" в виде большого положительного сальдо торгового баланса, то есть доходы от экспорта значительно превышали расходы на закупку импорта. А уже к 2014 году мы столкнемся с новыми рисками. По прогнозам, сальдо счета по текущим операциям, главная составляющая которого - торговый баланс, обнулится, и практически все курсообразование будет определяться оттоком и притоком капитала и стоимостью нефти, говорит Ведев. "То есть мы вступим в эпоху очень большой волатильности", - объясняет эксперт. Для экономики, по его словам, относительно безопасным могут быть колебания курса национальной валюты в пределах 5-10 процентов. "Но я не удивлюсь, если при снижении цен на нефть они дойдут и до 30-40 процентов", - говорит Ведев.

Но предприятия к большим колебаниям курса не готовы, предупреждает Миронов. У них пока нет инструментов хеджирования рисков, так же, впрочем, как и у правительства. "Например, в Мексике, которая тоже является нефтяной страной, правительство еще в 2008 году купило опционы на нефть, когда цены снизились, они реализовали сырье по хорошей цене, - рассказывает Миронов. - Но это достаточно сложная стратегия, нам еще только предстоит научиться пользоваться такими инструментами, создать рынок страхования рисков. И только потом отпускать курс". Иначе "валютная болтанка" может опрокинуть даже такой большой корабль, как российская экономика, опасается он.

Уйти с валютного рынка - не самая большая проблема, считает главный экономист АФК Система Евгений Надоршин. "Уже сейчас, на фоне неспокойной ситуации, интервенции ЦБ невелики и проводятся в гораздо меньшем объеме, чем несколько лет назад. Причем, если раньше это присутствие было видно невооруженным глазом, то теперь об этом можно только догадываться, все делается очень элегантно", - хвалит он ЦБ. Но тут же добавляет: на оттачивание мастерства ушло более 10 лет, а прогресс в переходе к таргетированию инфляции пока недостаточен. "Инфляция - более сложный процесс, она охватывает колоссальное количество участников, формируется на рынках, где ЦБ не имеет контроля, - продолжает Надоршин. - И во многом связана с психологическим фактором. Чтобы влиять на инфляцию, недостаточно просто давать или не давать деньги, нужно через действия на денежном рынке оказывать влияние на участников финансового сектора, чтобы они передавали это по цепочке на другие рынки. А для этого надо, чтобы к вашим словам прислушивались так же, как к словам Марио Драги или Бена Бернанке". Пока же, по словам эксперта, точка зрения ЦБ на инфляцию не является определяющей для экономических агентов, не инфляция следует за Банком России, а он за ней. При таргетировании должно быть наоборот. И сказать это гораздо проще, чем сделать. "Есть еще одна важная проблема - состояние финансового сектора, который должен стать проводником политики ЦБ. Но если проводник в плохом состоянии, он не сможет донести сигнал", - говорит Надоршин. В итоге может случиться так, что ЦБ уйдет с валютного рынка, но не сможет осуществлять полноценное таргетирование инфляции, и лишившись одного якоря стабильности, экономика не получит другого.

Надо думать о том, какая разновидность таргетирования инфляции подходит для сырьевой экономики, предлагает Миронов. У нас инфляция растет, когда падает цена на нефть, девальвируется курс и повышается цена импортных товаров, уточняет он. Если ЦБ будет в это время бороться с инфляцией повышением ставок, то есть когда реальный сектор нуждается в деньгах, это только дестабилизирует ситуацию. Возможно, следует переходить к контролю не над потребительской инфляцией, а над индексом цен производителей, размышляет Миронов.

Компетентно

Яков Миркин, завотделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН

- Таргетирование инфляции - пока благое пожелание, а не аргументированный прогноз. Оно возможно только в условиях высоких мировых цен на нефть, газ и металлы (источник благополучия бюджета и накопления резервов центральным банком). Еще одно условие - стабилизация глобальных финансов, отсутствие "финансовых инфекций", которые заставляют российский рынок и курс рубля то падать, то подниматься вне всяких коридоров. Глубокие падения курса рубля и впредь будут неизбежно вызывать рост цен вне всяких целевых ориентиров инфляции.

Третье условие - снижение уровня процента (искусственно высокий процент, завышенная ставка рефинансирования ЦБР - вклад в инфляцию).

Четвертое условие - прекращение чистого вывоза капиталов, возникновение центростремительной тенденции в денежном обмене с заграницей (вместо центробежной сегодня), сокращение спекулятивной составляющей в потоках капиталов, которая драматически высока.

И, наконец, основное условие - жесткий контроль за немонетарной инфляцией, прежде всего в части цен и тарифов, контролируемых государством. Сегодня это основной источник цепной реакции повышения цен в России.

На мелком финансовом рынке, с завышенным процентом, который мотается, как хвост, за глобальными финансами, при огромных аппетитах государства к повышению цен в секторах экономики, которые от него прямо зависят (не менее 50% народного хозяйства) таргетирование инфляции невозможно по существу и неизбежно приобретет, если будет проводиться в жизнь, формальный характер.

Экономика Финансы Валютный рынок Госфонды и контрольные органы Центральный банк Курсы валют
Добавьте RG.RU 
в избранные источники