Новости

04.10.2012 00:26
Рубрика: Общество

Женщины диктаторов

У Гитлера поклонниц было больше, чем у "Битлз" и "Роллинг Стоунз" вместе взятых
По мнению Диан Дюкре, диктаторские режимы держатся не столько на страхе, сколько на обожании.

Диан Дюкре пишет об истории ХХ века с точки зрения женщины, да к тому же француженки. Она убеждена, что деспоты действуют на женщин гипнотически. Но есть ли границы у любви жен и подруг диктаторов?

Почему вы решили заняться личной жизнью Гитлера, Милошевича, Сталина, Саддама Хусейна и других противоречивых мужчин прошлого века? Разве не все еще изучено?

Диан Дюкре: Знаете, я обнаружила, что никто этого до сих пор не делал. Изучая историю, в том числе авторитарных режимов в разных странах мира, мы чаще смотрим на все с одной-единственной точки зрения - политической, как будто тираны - не люди из плоти и крови. Я решила показать их человеческую сторону, в частности, такую же любовь к женщинам, как у других мужчин. Одним из первых моих открытий было то, что деспоты имели над женщинами такую же власть, как над народом. Я поняла это, когда узнала, что, например, из-за любви к Гитлеру шесть женщин покончили с собой. Я подумала: "Как это возможно?" Да, сегодня нам сложно понять, что Гитлер был искусным соблазнителем, его любили многие женщины. В личных архивах Гитлера и Муссолини тысячи любовных писем - у одного фюрера поклонниц было больше, чем у "Битлз" и "Роллинг Стоунз" вместе взятых. Сегодня это невозможно себе представить. И вот я решила разобраться, как эти мужчины - не особенно привлекательные - завладевали сердцами стольких женщин. Во время работы над книгой поняла, что соблазнение - это неотъемлемая часть власти, но власти авторитарной. При диктатуре обожание имеет большее значение, чем страх. И еще одна причина - я уже поняла, что женщина способна по-настоящему любить диктатора, и решила выяснить, есть ли границы у этой любви.

Например, Ленин был хорошим мужем. Если, конечно, вы приемлете любовь втроем

И оказалось?

Диан Дюкре: Нет. У этой любви нет границ. Этих женщин не останавливала даже смерть. Последняя любовница Муссолини - итальянская аристократка Клара Петаччи (3) предпочла умереть вместе с ним, супруга Николае Чаушеску Елена (6) также разделила с ним эту участь. Как и Ева Браун (5). Многие жены диктаторов шли за ними до конца, даже если те не были хорошими мужьями.

А может ли такой мужчина вообще быть хорошим мужем?

Диан Дюкре: Мне кажется, да. Например, Ленин был хорошим мужем. Конечно, если вы приемлете любовь втроем. Инесса Арманд (4) значительную часть времени присутствовала в жизни Ленина и его супруги Крупской (2), но, мне кажется, это не делало их несчастными. При этом Ленин уважал взгляды жены и прислушивался к ней. Она была его настоящей соратницей. Да, он не мог уделять супруге достаточно времени, но когда они были вместе, им было хорошо, в их семье не было насилия. Хотя, судя по письмам Ленина к Арманд, он не был щедр на выражения чувств, на интимные признания. Но для меня стало открытием, что он вообще хорошо относился к женщинам, причем не только в романтическом смысле, но и в политическом. Семья и образ жизни Ленина вообще поразили меня, скажем, прогрессивностью. Они жили втроем - в то время это было смело даже для Франции.

В чем причина выбора именно этих политиков?

Диан Дюкре: Сначала я решила написать о шести диктаторах периода с начала прошлого века и до Второй мировой войны. Но это оказалось так интересно, что я решила охватить весь XX век. Сейчас у меня выходит еще одна книга - шесть тиранов послевоенного периода, от Кастро до Хусейна и Бен Ладена. В России она тоже скоро выйдет. Да, они были тиранами, и мы знаем, сколько людей погибли в результате их политики. Но что сделало их такими? Например, можно попытаться понять образ мыслей Сталина, очень изменившегося после смерти своей первой жены Екатерины Сванидзе (1), которой он посвящал стихи. На Саддама Хусейна наложила отпечаток смерть его отца - тот умер еще до его рождения. Хусейна всю жизнь мучили комплексы, он стремился построить идеальную семью, какой не было у него. Это же ключ к пониманию личности.

Сколько времени вам понадобилось, чтобы собрать материалы для книг?

Диан Дюкре: Для первой книги - 3 года. Но на самом деле огромное количество информации лежит на поверхности, просто никто ее целенаправленно не ищет. Мужчины-историки смотрят на это по-другому, они изучают жизнь тиранов и не обращают особенного внимания на их спутниц. А я решила прочитать все - с начала и до конца, обращая внимание именно на личное - дневниковые записи моих героинь, их подруг, например. Ведь мужчина и женщина совершенно по-разному описывают одну и ту же ситуацию. Мне помогло знание иностранных языков. Русского я, правда, не знаю, но его знает моя сестра.

Кстати, собирать материалы о женщинах современных диктаторов оказалось гораздо сложнее, чем о героинях начала прошлого века. Довоенные архивы систематизированы, а вот личных архивов Хусейна или, скажем, Милошевича - нет. Приходилось искать людей, которые их знали: телохранителей, врачей, водителей.

Кто из жен или спутниц тиранов произвел на вас наиболее сильное впечатление?

Диан Дюкре: Многие. Но были и сюрпризы. Например, Мира Маркович - вдова Слободана Милошевича. Люди не воспринимают ее всерьез, выставляют чуть ли не сумасшедшей. Но, читая ее дневники, разговаривая с ее адвокатами, с людьми, которые ее знают, я могла восстановить всю картину. Она, к примеру, советовала мужу не поддерживать Караджича, говорила, что этот националист погубит Сербию, доведет ее до войны. Но никто об этом почему-то не знает.

Документ

Письмо к Муссолини

Сиена, 14 декабря 1925 года

Дуче, я видела Вас вчера во время Вашего - наделавшего много шума - визита в наш старинный город. Наши взгляды встретились: я своим взглядом выразила Вам свое восхищение и преданность и раскрыла свои чувства к Вам. Внутри меня - преданное и сильно бьющееся сердце, а не какая-нибудь мягкая губка (такая, как у выстроившихся в длинные вереницы молодых женщин, которые встречали Вас на площади, едва ли не подвергая тем самым Вашу жизнь опасности). Подбегать к Вашему автомобилю и чуть ли не разбивать его стекла только чтобы прикоснуться к Вам! Как я их ненавижу!

До Вашего приезда в наш город я была самой несчастной женщиной на свете. Неудачно выйдя замуж за мужчину, равнодушного ко мне, который для меня - как петля вокруг шеи, я боялась, что уже никогда в своей жизни не познаю любви. Теперь же я знаю, что я люблю Вас.

Я читаю в газетах, что Вам живется так тяжело, как никогда раньше: Вы отдаете всего себя Италии, Вы не едите, Вы не пьете, Вы не спите. Мне тоже живется тяжело: с тех пор как я Вас увидела, я тоже больше не ем, не пью, не сплю. Вчера я очень долго бежала, стараясь не потерять Вас из виду. Чувствовала, что вот-вот упаду в обморок, однако, прежде чем лишиться сил, я осознала, что дотянулась до самой глубины Вашего сердца: теплый взгляд, которым Вы на меня посмотрели, сказал мне об этом.

Здесь, на земле Сиены, есть цветок, который ждет, когда его сорвут. Не позволяйте ему увянуть, ведь если Вы к нему приблизитесь, то обнаружите целый сад - одновременно и страстный, и преданный, и скромный.

Микела К.

Из книги Д.Дюкре "В постели с тираном". Изд-во "Клуб семейного досуга"

Общество История