Новости

04.10.2012 00:23
Рубрика: Происшествия

Пусси говорят

Екатерина Самуцевич дала отвод трем своим адвокатам
Самой большой новостью недели в измучившем внимание общества "деле Pussy Riot" стал отвод одной из участниц группы - Екатерины Самуцевич, - данный всем трем своим адвокатам.

Суд, состоявшийся в понедельник, отложил на полторы недели рассмотрение жалобы на приговор участницам группы.

- Я хочу отказаться от адвокатов Виолетты Волковой, Марка Фейгина и Николая Полозова, - заявила Екатерина Самуцевич. Объяснение оказалось серьезным: ее позиция по уголовному делу расходится с их точкой зрения.

Соглашение с другим адвокатом ей еще надо подписать, и поэтому процесс переносится.

Для защитников решение Самуцевич стало неожиданностью. Марк Фейгин не смог прокомментировать причины отвода, заметив, что "теперь это не моя подзащитная, многое мне неизвестно".

Не в курсе причин отвода и отец Екатерины Самуцевич, который пытался запиской воспрепятствовать этому.

Поначалу событие поспешили откомментировать как желание девушек затянуть процесс. Но не у одного из наблюдателей за этим скандальным и горьким делом висело в душе подозрение: приговор, полученный девушками, мог бы быть куда мягче, веди себя адвокаты адекватнее и профессиональнее, не усугубляй они своей фрондой их и без того не самое лучшее положение.

Действительно, публика не столько слышала самих подсудимых, сколько их адвокатов. И их, мягко говоря, совсем не нейтральное изложение позиций своих подзащитных сильно электризовало атмосферу вокруг процесса и задавало отношение к нему. Оно, конечно, радовало всех, кто видел в Pussy Riot мучениц, а может быть, и хотел видеть их именно в этом образе, но было очевидно, что ни сильных доказательств, ни логики, ни убедительного ( а не дразнящего) красноречия их защитники не демонстрируют. Адвокаты, как и священники, не могут увлекаться стилем и имиджем взломщика стереотипов. Без апелляции к очевидному, общепринятому нельзя рассчитывать на успех. А эти, в общем, не Кони, не Плевако.

Компетентно

Андрей Макаров, председатель Комитета ГД по бюджету и налогам:

- Право иметь защитника или отказаться от него, как и право его заменить, - неотъемлемое право обвиняемого. То, что одна из участниц группы Pussi Riot, Екатерина Самуцевич, воспользовалась своим правом, не является чем-то из ряда вон выходящим. Другой вопрос, что все, что происходит по этому делу, даже абсолютно законные процедуры, вызывает совершенно нездоровый ажиотаж и рассматривается не с точки зрения права, а с точки зрения политических пристрастий и взглядов. Вообще я хочу сказать, что заявление человека об отказе от адвоката сам адвокат не имеет права комментировать, равно как и никакие другие заявления без поручения своего подзащитного. Это - профессия! Ты защищаешь человека. И Кодекс профессиональной этики адвоката прямо об этом говорит.

Почему в данном случае это происходит? Ну, либо эти адвокаты не читали Кодекс профессиональной этики, что, кстати, вполне возможно, и тогда им не место в адвокатуре, потому что они просто профессионально не готовы. Либо они его читали, и тогда это - подлость, и они тем более не могут быть адвокатами. Создается ощущение, что их заявления сейчас - это попытка оправдаться. Хотя при чем тут оправдание, ведь речь идет не о процессе над адвокатами, и два года лишения свободы получили не адвокаты, а их подзащитные... Скажу больше, я глубоко убежден, что в реальной мере наказания по этому делу доля заслуги адвокатов чрезвычайно велика, может быть, даже максимальна. Вообще адвокат и врач - это те две профессии, где главный принцип - "не навреди". У нас же, к моему глубокому сожалению, в последнее время все чаще деятельность адвоката становится лишь способом его самопиара.

Так вот, мне кажется, что дело Pussy Riot в первую очередь - свидетельство абсолютно непрофессиональной работы адвокатов.

Думаю, я был одним из тех адвокатов, которым первым в нашей профессии, с учетом специфики советского периода, приходилось выходить к СМИ и говорить о тех политических, околополитических и знаковых делах, которые происходили тогда. Но и мои коллеги, и я выходили к журналистам с одной целью - оказать помощь подзащитным. Потому что главной оставалась их судьба. К сожалению, сегодня принципы изменились: говори все, что хочешь, посадят-то все равно не тебя, а твоего подзащитного.

Мне кажется, это происходит еще и потому, что руководство адвокатуры, и в первую очередь адвокатуры столичной, смотрит на это как на норму и не предпринимает никаких мер. Позиции, связанные с профессиональной деятельностью адвокатов, уступают все больше места спору о том, чьи политические взгляды правильнее.

Но если ты хочешь отстаивать свои политические взгляды, иди в парламент, на митинг, но не осуществляй это в ходе процесса по уголовным делам в ущерб собственному подзащитному. Просто нечестно получается. А когда я читаю такие вещи, что, оказывается, один из адвокатов по этому делу ведет репортаж из зала суда в Twitter, я вообще не понимаю, как такое может быть. С моей точки зрения, это бесспорное основание для прекращения статуса адвоката! Еще раз говорю, адвокаты по этому делу сделали все, чтобы максимально обострить ситуацию и вызвать у какой-то части общества абсолютную ненависть к своим подзащитным!

Думаю, это проблема подзащитных, которые вверяют свою судьбу адвокатам и которые вправе рассчитывать на то, что они не будут тем пушечным мясом, которое реально нужно только чтобы создать даже не авторитет, а дешевую популярность тому или иному адвокату. А адвокатская карьера напоминает в этом случае поход "по трупам", то есть по судьбам своих подзащитных.

Понимаю, что это мое заявление будет интерпретировано теми же самыми адвокатами, как попытка выслужиться перед режимом. Но мне так часто приходилось выступать по делам своих подзащитных против режима, что я уже давно перестал обращать внимание на подобные обвинения. Адвокат самим фактом своего существования уже выступает против государства, потому что он выступает против обвинения, предъявленного государством. Потому доказывать в процессе свою политическую оппозиционность, вместо доказывания невиновности своего подзащитного или попыток изменить меру его наказания, требований смягчения приговора, на мой взгляд, просто непорядочно и непрофессионально.

Если то, что я сейчас сказал, начинают понимать люди, которых, грубо говоря, адвокаты посадили в тюрьму, мне кажется, это уже неплохо.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Дело Алехиной и Толоконниковой