Новости

05.10.2012 01:00
Рубрика: В мире

Горки-12

Чему может поучиться Россия-Парк у Европа-Парка
Первый раз в жизни в моем рабочем бланке редакционной командировки значилась такая цель поездки - парк отдыха.
 
 
 
 
 
  Европа-Парк  
 
 
 
 

Я сел в самолет, приземлился во Франкфурте-на-Майне, оттуда по классическому немецкому автобану с ветерком долетел до маленького городка на границе Германии, Швейцарии и Франции. Городок назывался Руст. Лично у меня, как и многих моих соотечественников, название вызвало поначалу только одну ассоциацию: немецкий парень Матиас Руст приземлился на своем легкомоторном самолете прямо на Красной площади, благополучно миновав наши грозные заградительные системы ПВО. Радости мальчишек и девчонок, гулявших в тот момент у Кремля, не было предела: еще бы - настоящий самолет приземлился прямо на Красной площади - суператтракцион! А вот Русту не повезло: он был арестован и посажен в тюрьму. Оно и понятно: что русскому хорошо, немцу - СМЕРШ.

Прошло время, большинство немцев, и русских вряд ли вспомнят теперь этот эпизод, да и слава богу. Маленький городок Руст знаменит другим. Здесь расположено лучшее в мире (на мой вкус) место отдыха для детей и взрослых - Европа-Парк.

Что это такое? Это парк, в котором вы за день сможете  пешком, без виз и никуда не торопясь, обойти одиннадцать стран Европы. Позавтракать в Италии, пообедать в Германии и поужинать во Франции. Покататься на потрясающих горках - их здесь несколько, самых разных. Поездить на монорельсовых трамвайчиках, испытать на себе летательный аппарат Леонардо да Винчи. Показать вашему ребенку сказки с действующими персонажами. Самим сходить в настоящее французкое варьете. Полюбоваться звездным небом и парадом планет. Заняться рафтингом на бурной скандинавской речке. На маленьком ледоколе проплыть меж льдами и айсбергами. На бревенчатом плоту преодолеть опасности натурального африканского озера, кишащего аллигаторами и гиппопотамами.

Попасть в удивительное кафе без официантов, где ваш заказ, записанный вами же на дисплее, через минуту прибудет к вам откуда-то с потолка по специальным винтовым рельсам. Посмотреть последний фильм во французском или итальянском кварталах. Заглянуть в таинственные пещеры, где легендарные гномы добывают драгоценные камни. Покататься на британском даблдеккере и на русской тройке. Посидеть у штурвалов настоящей космической станции "Мир". И, устав в конце дня, прийти в замечательный уютный отель, где, поужинав при свечах,  заночевать до следующего утра.

Я не перечислил вам и сотой доли тех удовольствий, которые вы можете получить в Европа-Парке всего за каких-нибудь тридцать два евро.

Как это устроено? Если бы я делал Европа-Парк, то в этом парке непременно бы появилась Эйфелева башня, как символ Франции и Кремль, как главный символ России. А еще я соорудил бы там маленький колизей, а в рукотворные речки запустил бы гондолы с гондольерами. И был бы очень этим доволен. Замечательно, что немцы оказались намного умнее и выше моих убогих представлений о модели Европы. Они воспроизвели в своем парке не расхожие символы континента, но дух и аромат очаровательных уголков Старого Света. Вы пройдете здесь по натуральной улочке парижских брассери, поплутаете по узеньким римским переулкам с неизбежной пьяццей и средневековой колокольней. Вы попадете в русскую деревню с натуральными избами и маковками церквей, прогуляетесь по немецкой аллее и попадете в настоящий средневековый замок...

В Италии вас будут сопровождать неаполитанские голоса, во Франции - знакомые звуки аккордеона, в русской деревне - традиционное многоголосье. Ну, и конечно, ароматы национальных блюд.

Если бы я делал Европа-Парк в России, то обязательно бы дал понять посетителям, кто, собственно, победил Наполеона в Отечественной войне 1812  года, и кто победил в Великой Отечественной войне, и кто первым покорил космос, и кто кормит теперь Европу газом и нефтью. Этого требуют моя национальная гордость и чувство патриотизма. Немцы же не пустили в свой парк политику и лапидарное понимание национальной гордости. В Европа-Парке нет врагов: ни прошлых, ни настоящих, ни будущих. Здесь нет превосходства одних над другими, нет титульных и второстепенных. Это общий дом, где всем должно быть хорошо и комфортно.

Не скрою, меня удивляло, что немцы не соблазнились представить в германской части парка свои известные на весь мир бренды - "Мерседес", "БМВ", "Фольксваген", свои впечатляющие инженерные достижения и технологии. Но, поразмыслив, понял, что все перечисленное работает здесь по полной программе в виде аттракционов, сервиса и отношения персонала к посетителям и своим обязанностям. В один из дней моей командировки мы обедали в немецкой части парка с управляющим директором  Михаелем Крефтом фон Бьерном. Он с увлечением рассказывал мне как раз про инженерию, спрятанную тут под водой, под землей и в стенах. Вдруг взгляд его остановился в какой-то точке. Он пробормотал извинения, быстро поднялся из-за стола и  почти побежал куда-то. Я с удивлением наблюдал, куда, собственно, он отправился, прервав обед с гостем. Михаель подбежал к какой-то табличке на обочине грунтовой тропинки и стал поправлять надпись в рамке - она покосилась. Поправить не удалось: пластина с надписью отклеилась от металлической основы. Тогда он отодрал пластину, позвонил кому-то, кто-то подбежал к нему буквально через несколько секунд и получил от Михаеля порцию выговора и требование немедленно заменить табличку. Потом он вернулся за стол и продолжил обед. Через день к вечеру я спросил его: как табличка? Он улыбнулся: ты думал, я забыл? Табличку заменили, проверил лично.

В какой-то момент я понял, что созрел для беседы и с президентом Европа-Парка, его главным конструктором - Роналдом Маком. Господин Мак назначил мне время и место - тут же в парке, в его уютном рабочем кабинете.

Господин Мак, когда я готовился к интервью с вами, то понял, что сама идея Европа-Парка пришла в голову вашему отцу. Говорят, это был необычайно интересный человек. Расскажите о нем, о том, с чего все начиналось.

Роналд Мак: До того как идея Европа-Парка пришла отцу в голову, существовала просто деревообрабатывающая компания, преобразованная в классическое машиностроительное предприятие по производству аттракционов. Да…можно сказать, что это был долгий путь…

Поначалу он хотел  создать принципиально иные парковые аттракционы. Отец был очень любознательным человеком, он очень внимательно следил за развитием подобных парков, особенно в США, где в 60-70 годы развитие парков развлечений шло полным ходом. Он очень быстро "заразил" меня своей увлеченностью. Я съездил в США в начале 1970-х, и  был восхищен тем, что там увидел, буквально загорелся идеей построить такой парк у нас, в Германии. Я был убежден, что такое решение могло бы стать действительно правильным для развития нашего семейного бизнеса. Сначала я путешествовал по восточному побережью, а через две недели я встретил своего отца уже в аэропорту Лос-Анджелеса и сказал ему: "Мы непременно должны построить такой парк в Германии!", на что отец мне ответил: "Я уже две-три недели ищу подходящий участок земли для такого строительства". Затем мы посетили различные парки аттракционов западного побережья, концепцию которых можно было бы взять за основу для строительства Европа-Парка, например, "Диснейленд", "Мэджик маунтин"...  А по-вечерам, после посещения парков, думали о возможных бизнес-партнерах, совместно с которыми можно было бы осуществить нашу идею. Подробно записали и изучили все стандарты и нормативы для строительства парков развлечений. Сделали первые чертежи и эскизы, разработали концепцию, как мог бы выглядеть наш Парк.

Мне кажется, мы подошли к главному. Вы сказали слово "концепция"...

Роналд Мак: Да, основная идея отца сводилась к тому, что наш Парк должен принципиально отличаться от  американского парка аттракционов для детей  "Диснейленда" и от немецкого традиционного парка  для народных гуляний. Такого, например, как "Октоберфест". Мы решили, что наш Парк должен стать идеальным местом для семейного отдыха. Ребенок, подросток, молодожены, люди среднего возраста, старики - все должны находить в нашем Парке что-то интересное для себя, и всем им должно быть не скучно вместе. Ваш Пушкин, по-моему, написал "любви все возрасты покорны". Так вот и наш Парк должен был объединить все возрасты семьи. А, для того чтобы достичь этой цели, мы должны были создать в нашем Парке и аттракционы, и горки, и сказки для самых маленьких, и ладшафт, который бы радовал глаз, и архитектуру, которая пробуждала бы интерес и удовлетворяла бы страсть путешественника, и гастрономию высочайшего класса. Постепенно мы поняли, что не в состоянии всего этого сделать, если у нашего парка не будет темы.

Темы?

Роналд Мак: Именно так - темы. Вот тогда-то и появилась идея Европа-Парка.

Хорошо. Но почему все-таки Европа-Парк? Почему не Планета-Парк, почему не Германия-Парк?

Роналд Мак: Хороший вопрос! В свое время это было достаточно смелое решение - тогда Европа была сравнительно небольшой. Евросоюз в то время состоял из шести стран, но мы верили в идею "Объединенной Европы" и посчитали эту идею замечательной основой для концепции нового тематического парка, которая еще не была никем использована. Она давала прекрасные примеры и возможности для воспроизведения разнообразных архитектурных стилей разных европейских стран. Добавьте к этому еще и то, что территория парка находится в непосредственной близости от границ Франции и Швейцарии. Ежедневно в нашем парке более половина посетителей - иностранцы. Однако и это еще не все.

Сегодня с понятием Европа связывают и пресловутый кризис, и курс евро, и всевозможные природные катаклизмы, и политическую нестабильность в ряде стран нашего континента. Мы хотели избавить наших посетителей от этих проблем. Мы хотели вернуть им ощущение Европы как места проведения отпуска. На теплом море, в горах, у лесной речки, на цветочном лугу... Мы хотели, чтобы наши посетители оказались среди лучших европейских пейзажей. Не только природных, но и городских. Поэтому мы строили отели нашего парка с учетом итальянской или испанской или немецкой национальных архитектурных традиций. Нам было очень важно, чтобы во французском районе парка жил дух Франции, в итальянском - билось сердце Италии, в русском - жила загадочная душа России. И так далее. Конечно, сделав ставку на объединенную Европу, мы рисковали. Но кто не рискует, тот не выигрывает. В результате мы выиграли.

Мне показалось, что вы в Европа-Парке двигаетесь по пути интеграции европейских стран значительно быстрее, чем чиновники Евросоюза, потому что люди, которые приезжают сюда, чувствуют себя в парке как в комфортном и уютном общеевропейском доме. Они "перетекают" из Испании в Италию, из Италии в Скандинавию, из Скандинавии в Португалию, абсолютно не чувствуя того, то пересекают государственную границу...

Роналд Мак:
Поэтому я не пошел в политику.

Думаю, это большая удача для парка. Но, если вернуться к идее и ее воплощению... Согласитесь, любую самую хорошую идею можно загубить ее посредственным исполнением...

Роналд Мак: Верно. Это вторая часть проблемы, которую нам предстояло решить. Нам было важно, чтобы каждый европеец чувствовал себя здесь как дома, чтобы ему пришлись по душе и аттракционы, и разнообразная кухня, и сервис, и приветливый обслуживающий персонал, и комфорт отелей...

Конечно, назвав себя "Европа-Парк", мы очень высоко подняли планку. С таким названием нельзя построить просто детскую площадку для игр. Это название парка мы запатентовали в "Торгово-Промышленной Палате Германии", где объяснили, что хорошо понимаем степень нашей ответственности, какой величины и качества исполнения должен быть этот парк.

Когда вы делали, например, немецкий район вашего парка, какими принципами вы руководствовались? Что, с вашей точки зрения, надо было показать в качестве немецкого района и что надо было показать в качестве русского района?

Роналд Мак: Для начала нам пришлось познакомиться со многими известными архитекторами, которым под силу было бы создать русскую, или итальянскую, или немецкую атмосферу средствами архитектуры. Вместе с ними мы решили, что не будем копировать известные архитектурные объекты и ансамбли, поскольку копия, даже самая искусная, всегда хуже оригинала. Поэтому у нас в парке нет ни Московского Кремля, ни Эйфелевой башни, ни Колизея. Но зато у нас есть атмосфера русской деревни, французской улочки где-нибудь на Монмартре, аромат флорентийского уголка... Для нас важно, чтобы каждый посетитель парка в какой-то момент почувствовал себя в России, в Италии или в Голландии. Парк ни в коем случае не должен представлять собой музей архитектуры. Это - место, где люди отдыхают и общаются, но за основу здесь взята живая атмосфера стран Европы. И эта живая европейская атмосфера проходит "красной нитью" через всю концепцию нашего парка: строения, магазины, шоу, все "упаковано" в национальные особенности. Просто развлечения, просто аттракционы могут надоесть уже через два-три года. Чтобы парк был нескучным, у него обязательно должна быть тема, которой надо следовать неукоснительно.

Я хотел бы покритиковать вас с позиций радикального немецкого патриота. Почему в германской части вашего парка мы не видим символов гордости современной Германии: ни "Мерседесов", ни "БМВ", ни гигантской стиральной машины "BOSH", по внутренностям которой можно было бы путешествовать. Или вы, господин Мак, не патриот Германии?

Роналд Мак: В немецкой части мы собрали все особенности наших федеральных земель. Здесь есть "Баварский уголок", "Саксонский", "Бранденбургский", "Гессенский" и, на наш взгляд, всё это выглядит очень по-немецки, есть средневековый замок, выполненный в типично немецком стиле, который сам по себе не является архитектурном памятником. Мы хотели сохранить наш природный ландшафт. На мой взгляд, это самая красивая часть парка. На мой взгляд, в этом, прежде всего, выражается мой немецкий патриотизм. Что касается "Мерседесов" и "БМВ", взгляните на автомобильную стоянку "Европа-Парка". Более половины автомобилей на ней произведены в Германии. Но наш парк - не музей и не парадный отчет перед правительством. Блестящая немецкая инженерия и великолепные технологии работают в нашем парке по полной программе в каждом аттракционе, в каждом отеле, в каждом ресторанчике... Благодаря этому наш парк радует буквально все органы чувств посетителей: зрение, вкус, осязание, слух, запах. И в конце концов - сердце.

Как вы думаете, что должен чувствовать ребенок, который покидает в конце дня Европа-Парк?

Роналд Мак: Это был лучший день в моей жизни! - вот что он должен чувствовать. - Я очень хочу прийти сюда снова! Каждый день я буду измерять, насколько я вырос, чтобы мне разрешили покататься на новых аттракционах. Я обязательно вернусь сюда. Мне хочется приехать сюда снова. Хотя бы еще разок!

Могу я спросить у вас, какая игрушка была вашей любимой в детстве?

Роналд Мак: Железная дорога. Вся моя детская комната, где я спал, была приспособлена для игры в железную дорогу. Она состояла из множества механических приспособлений - настоящий железнодорожный парк. Железная дорога была огромная - 2 метра в ширину и 4 метра в длину. Чтобы ее разобрать и убрать в специальный шкаф, ее нужно было приподнять при помощи специального мотора. Не было компьютеров, телевизора. Я вместе с отцом выпиливал лобзиком разные детали. Мне было восемь лет, но я до сих пор это помню. К сожалению, сегодня дети в Германии всё больше играют в компьютер, никто ничего не мастерит руками…

Кто-то сказал замечательную фразу: взрослый человек отличается от ребенка только ценой игрушек.

Роналд Мак: Ха! А ведь это правда!

Можно ли сказать, что Европа-Парк ваша сегодняшняя любимая игрушка?

Роналд Мак: Да, это так,  очень большая игрушка.

Судя по блеску в ваших глазах, в вас еще жив мальчишка...

Роналд Мак: Конечно, вы правы. Каждый, кто получает удовольствие от любимого дела,  может остаться молодым.  

Я хочу, чтобы вы открыли мне один секрет: Европа-Парк напичкан высочайшими инженерными технологиями, которые незаметны для окружающих, но я знаю, что они - внутри, они - там. Кто это придумывает? У Вас существует специальный человек, так называемый разработчик идей?

Роналд Мак: Да, эту огромную работу осуществляют максимум два-три высококвалифицированных и высокооплачиваемых специалиста, которые должны также постоянно совершенствовать свои знания, чтобы идти "в ногу со временем". Также они обеспечивают бесперебойную работу всех систем парка. Аварийные ситуации у нас исключены. Европа-Парк не статичный механизм, он живет и развивается. Как раз сейчас мы работаем над новым проектом, а в 2014 году планируем приступить к обновлению нашего технического оснащения. Наши технические специалисты несут огромную ответственность, потому, что мало спроектировать на бумаге красивый аттракцион - он должен потом еще и работать!

Сделайте, пожалуйста, исключение, расскажите о вашем новом проекте, над которым вы работаете. Что это будет?

Роналд Мак: Это будет тематический аттракцион - транспортная система, которая будет курсировать по "Аллее сказок". С помощью этой транспортной системы посетители будут перемещаться по различным сказочным мирам и проживать настоящую сказочную жизнь.

Вы сами катаетесь на горках в парке, ходите по парку, как обычный посетитель?

Роналд Мак: Да, я сам испытываю новые аттракционы, езжу на транспортных системах парка. Если бы я этого не делал, то это выглядело бы так, как, если бы пекарь не ел бы своих булочек, а башмачник не носил своей обуви.

Ну, хорошо, а закрывают ли аттракцион для простых людей, когда Роналд Мак едет по горкам? Или он едет вместе с остальными?

Роналд Мак: Я еду вместе с остальными. И мы вместе смеемся. Это прекрасное чувство - разделить с нашими посетителями часть их радости и пережить совместное приключение. Это один из секретов успеха нашего парка - совместно пережитые эмоции, совместное катание, совместное участие в чем-то захватывающем. Люди хотят делиться полученной радостью. Когда наши гости проезжают вместе с нами по парку, катаются с руководством парка на аттракционах, они чувствуют себя прекрасно.  Как будто, вы вместе с кем-то покорили горную вершину! Из этого рождается дружба на всю жизнь.

Может быть прокатимся вместе с горки?

Роналд Мак: Почему бы нет!

**********

...Ко времени отъезда из Руста, я уже многое понял и на многое смотрел иначе, нежели в первый мой день в Европа-Парке. К примеру, я понял, что если бы я строил Россия-Парк в моей стране, то постарался бы сделать так, чтобы на территории этого парка чувствовали себя комфортно и дружелюбно дети и их родители - из Чечни, из Сибири, с Дальнего Востока, из Москвы и Урала. Я постарался бы включить все передовые технологии нашего ВПК, чтобы в этом парке не было оружия и врагов. Я убедил бы своих соотечественников - владельцев богатейшей недвижимости в России и Европе, хозяев роскошных домов и вилл - пожертвовать крошечные доли своих состояний для того, чтобы сделать этот парк уютным и комфортным домом для всех россиян, вне зависимости от того, какой они веры, какой они Церкви, каких они убеждений и каких национальностей. И какого достатка. Я бы сделал все, чтобы хоть на маленькой территории моей Родины не было ненависти, религиозной и национальной нетерпимости, не было врагов. Чтоб хотя бы наши внуки поняли бы, что будущий Россия-Парк может когда-нибудь стать просто Россией.

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В мире Европа Германия Узнай свою планету РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники