Новости

10.10.2012 00:34
Рубрика: Общество

Только формулы и никакого PR

Нобелевские лавры достались физикам из США и Франции
Серж Арош (Serge Haroche) и Дэвид Джей Уайнлэнд (David Wineland) - вот имена новых лауреатов Нобелевской премии 2012 года по физике, которые были названы вчера в Стокгольме Нобелевским комитетом при Королевской шведской академии наук.

Француз и американец разделят между собой 8 миллионов шведских крон (примерно 1,2 миллиона долларов) и сладкое бремя бессмертия в науке, когда к имени ученого уже раз и навсегда прилагается: нобелевский лауреат. Специалисты в области квантовой физики, Арош и Уайнлэнд удостоены нынешнего признания "за новаторские экспериментальные методы, позволяющие измерять и контролировать отдельные квантовые частицы" - так весьма обтекаемо сказано в мотивировке Нобелевского комитета.

Экперты, поддержавшие выдвижение Уайнлэнда, считают, что его работы "заложили основы технологии создания атомных часов" - такого устройства для измерения времени, в котором роль "маятника" играют атомы. Частота излучения атомов при переходе их с одного уровня энергии на другой регулирует ход квантовых часов. Эта частота настолько стабильна, что атомные часы позволяют измерять время гораздо точнее, чем это делается астрономическими методами. Что же касается исследований Сержа Ароша, то они, по некоторым оценкам, создают основу будущих квантовых компьютеров, которые смогут обрабатывать информацию с огромной скоростью.

Вслед за горячей новостью из Стокгольма, как всегда бывает на Нобелевской неделе, посыпались комментарии и подробности - о самих лауреатах, о том, что реально ими сделано в науке, и, конечно, о том, кто был до них или даже шел впереди. Но всего больше комментариев о несбывшихся прогнозах. В этом году их было как никогда много. И хоть известно, что имена официально номинированных на премию ученых Нобелевский комитет не разглашает в течение 50 лет, и это же негласное табу распространяется на всех, кто имеет право выдвигать кандидатов, фамилии, должности и научные регалии претендентов широко гуляют в Интернете. А периодические издания, близкие к науке, и влиятельные рейтинговые агентства даже состязаются в точности таких - с прицелом на Нобель - прогнозов.

Особенно часто называлось этим летом и осенью имя британского физика Питера Хиггса, предположившего еще полвека назад, что должна существовать некая частица, которая отвечает за наличие у материи массы, и что без нее, этой самой частицы, названной бозоном Хиггса, представления людей о Вселенной рассыпаются как карточный домик.

О первых конкретных доказательствах существования неуловимого "Хиггса" заговорили после большой и удачной серии экспериментов на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе. Но и с этим прогнозом получилось - "в молоко".

- Видимо, Нобелевскому комитету нужно еще лет 10-15, - иронизируют мои собеседники из Физического института РАН, - чтобы разглядеть и оценить по достоинству заслуги Хиггса - самого ученого и названной в его честь загадочной частицы.

взгляд

"Трудно быть единственным нобелевским лауреатом в стране, - признался коллегам и журналистам руководитель Санкт-Петербургского научного центра, вице-президент РАН Жорес Алферов. - Этого никогда не было, и я надеюсь, что скоро эта традиция прервется". Такое заявление известный российский ученый, лауреат Нобелевской премии по физике 2000 года сделал в Петербурге на международном форуме "Наука и общество". Говоря так, академик Алферов не исключил, что среди новых лауреатов престижной премии уже на этой неделе мы можем услышать имена россиян.

Однако вчера в самой ожидаемой для нас номинации - по физике - этого не случилось. Кто-то опять скажет: у русских ученых плохой PR - уткнутся в таблицы и формулы, а публиковать статьи на Западе не хотят...

Возможно. Но чтобы ожидаемые результаты пришли, главной задачей для нашей страны и ее науки должно стать возвращение промышленности в русло высоких технологий, считает Жорес Алферов. По его словам, несмотря на определенные достижения, связанные с развитием физики полимеров, астрофизики и других областей, Россия пока остается на обочине технологического развития.

Нобелевские лауреаты: кто они?

Дэвид Уайнлэнд работает в Национальном институте стандартов и технологии в США. В 1978 году он впервые продемонстрировал технологию лазерного охлаждения ионов. Работы ученого открыли дорогу исследованиям Уильяма Филлипса, Стивена Чу, Клода Коэна-Таннуджи, а также Эрика Корнелла, Вольфганга Кеттерле и Карла Вимана - эти физики также стали нобелевскими лауреатами в 1997 и 2001 годах. Серж Арош - французский физик, родившийся в Марокко, профессор Коллеж де Франс, работал в Стэнфордском и Гарвардском университетах, Массачусетском технологическом институте.

Общество Наука Нобелевская премия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники