Новости

11.10.2012 00:08
Рубрика: Культура

Труба зовет в джаз

Американские звезды бесплатно помогли записать альбом "Эйленкриг"
Один из лучших трубачей современного джаза Вадим Эйленкриг выпускает уже второй сольный диск. Накануне презентации в Клубе Игоря Бутмана (а в субботу она пройдет в Московском международном доме музыки), обозреватель "РГ" расспросил музыканта о новом альбоме "Эйленкриг" и о том, что заставляет российских и американских музыкантов объединяться в совместных проектах и альбомах.

Как правило, музыканты называют собственным именем первые релизы. Так было у Боба Дилана, Led Zeppelin, Dire Straits, Queen, других. Вы же дали свое имя второму альбому. Он вам дороже дебютного?!

Вадим Эйленкриг: Мой первый альбом продюсировал Игорь Бутман. Он сам выбирал для него все композиции. The Shadow of Your Smile звучит так, как хотелось именно Игорю. Даже больше, чем мне...Поэтому второй диск я решил продюсировать сам. И это уже мой взгляд на то, что и как я должен играть. Конечно, риск был. Но я думал так: "Если не получится, то выяснится, что я сам - дурак. А если все выйдет замечательно - я главный и большой молодец!". Правда, дизайнер, оформлявший диск, заявил, что "Вадим Эйленкриг звучит очень длинно"... Я и подумал: "А почему бы так и не назвать - "Эйленкриг"?!

Удалось ли вам получить желанную творческую свободу, уйдя из звездных ансамблей?

Вадим Эйленкриг: Да, я 11 лет работал в биг-бэнде Игоря Бутмана. И в какой-то момент он сказал: "Тебе надо заняться сольной карьерой". Вот теперь я и играю только то, что хочу, и с теми, с кем хочется. От многих предложений отказываюсь. Чтобы не лишаться нынешнего чувства свободы, которое для джаза - главное...

Вы стали играть более мягкую и романтичную музыку...Людям сегодня не хватает душевности и теплоты?!

Вадим Эйленкриг: Не сказал бы, что диск звучит мягче, но соглашусь, что он романтичнее дебютного. И мелодичнее. Но это - и приметы моего характера...

Самый знаменитый в мире трубач Луи Армстронг рассказывал о своем секрете игры: "Просто закрой глаза и дуй"! А есть ли какой особенный у вас?

Вадим Эйленкриг: Самый главный - на трубе надо постоянно играть. Чтобы я был доволен, нужно заниматься как минимум три-четыре часа в день. А еще один секрет, который я вычитал у одного мастера боевых искусств: ты имеешь право на ошибку. Когда ты понимаешь, что имеешь право играть не идеально, с шероховатостями, то забываешь о любом волнении. И просто играешь музыку.

На диске записывались американские басист, барабанщик и вокалист. Не удалось найти достойных и в нашей стране?! Или это модный тренд - совместные проекты джазовых музыкантов США и России?!

Вадим Эйленкриг (после паузы): Честно скажу, в России мало хороших барабанщиков и басистов. А продюсирование и заключается в том, что ты приглашаешь музыкантов, которые должны придать альбому определенный саунд. И когда я впервые услышал барабанщика Донати, то я понял, что именно с ним хочу писать свой альбом. Это не значит, что наши хуже. Просто я слышал именно игру Донатти на своем диске.

Кстати, чем можно привлечь западных музыкантов - наверное, только большими гонорарами?

Вадим Эйленкриг: Конечно, профессионал - это человек, который зарабатывает музыкой деньги. Но порой американцы соглашаются сыграть и бесплатно, когда им это интересно. На моей первой пластинке Рэнди Бреккер читает рэп безвозмездно. После нашего концерта с Бутманом в Нью-Йорке он написал в письме, что ему понравилось, как я играл. В итоге записался со мной на диске... А Хайрам Буллок подарил две композиции для альбома и на предыдущем бесплатно спел бэк-вокал - у американских джазменов есть такое правильное личное отношение к единомышленникам, при котором не думают о деньгах.

У вас крепкая мускулатура. Наверняка, на концертах подходили любители шансона, просили сыграть что-то типа "Мурки" или "Владимирского централа"?!

Вадим Эйленкриг: Наверное, к любым музыкантам, игравшим в 90-е, они подходили. Но единственное, что сейчас вспоминается, - попросили меня сыграть "Беловежскую пущу". Мелодически не простое произведение, особенно если ты его никогда не играл, а только помнишь на слух. Но что-то подобное в итоге изобразить удалось. А что касается внешности, то я фанатично хожу в зал уже более двадцати лет. Пропускаю тренировки только по болезни или из-за отпуска. Мне это очень нравится: суммарно я поднимаю каждый день порядка восьми - десяти тонн железа. Это помогает держаться в тонусе.

Культура Музыка Джаз Музыка с Александром Алексеевым