Новости

11.10.2012 00:31
Рубрика: Происшествия

Путь к коммунизму

Жители поселка Наровчатка не могут расстаться с колхозной психологией
Новость сразила наповал: под Магнитогорском бизнесмен из Армении купил целую деревню с церковью, фермой и памятником - "бронзовым солдатом". Всех сделал крепостными и гонит из обжитых хат на осеннюю пашню. Газете вторил федеральный телеканал. Я срочно выехал в поселок Наровчатка, чтобы заступиться за рабов XXI века.

Совхоз "Наровчатский" в советские времена кормил Магнитогорск тепличными овощами, парным мясом и таким же молоком. "Миллионер" - так тогда назывались образцовые хозяйства. Потом пришел капитализм. Акционирование. Банкротство. Последний руководитель Александр Домбаев сразу после разорения хозяйства отчего-то пошел в гору и стал главой района. Видимо, масштаб Наровчатки ему был мал. А хозяйство еще семь лет назад было выставлено на торги. Причем лот был не совсем обычным. С "отягощением". Кроме молочных ферм и овощехранилищ приходилось выкупить и жилой фонд хозяйства. И без земли - управляющая компания предлагала землю в аренду. А иначе никак.

"Наровчатский" опять стал "миллионером". За 16 миллионов рублей с аукциона разваленное хозяйство приобрел 42-летний бизнесмен Сейран Варагян. Не сказать, что в Наровчатку тут же с неба посыпались миллионы. Но первое место в районе и восьмое по области ЗАО "Наровчатский" уверенно держит. 560 коров. 6 тысяч тонн картошки ежегодно, не считая лука и морквы. Работает 60 человек. Зарплаты 10-15 тысяч, что совсем неплохо. А тут такой атавизм прямо из XVII века.

Крепостное село встретило меня угрюмо. Вяло шла торговля с лотков, что на площади. В столовой, которая тоже принадлежит маркизу Караба... простите, Сейрану Варагяну, был накрыт поминальный стол. Хоронили главного электрика хозяйства. "Током ударило", - шептались таджикские гастарбайтеры в очереди за компотом в эмалированных кружках. Таких "крепостных" и в Москве навалом. Обилие рабочего люда в столовке объяснялось просто: я отобедал всего за 50 рублей. Приезжают в Наровчатку на обед и районная милиция, и рабочие с дальних хозяйств.

Я остановил женщину в яркой курточке и очках:

- Я журналист из Москвы. Где тут у вас крепостные?

- Крепостные - это мы. Идемте, мы вам все покажем...

Я очутился в обшарпанном двухэтажном общежитии. Вместо окон - листы фанеры с дыркой для вентиляции. Лестница уделана голубями так, что Пушкин с площади посочувствует. Суровые уральские сквозняки не позволяли концентрироваться вони. И всего одна засиженная мухами лампочка в 25 свечей... Из скрипучих дверей стали выходить мрачные молчаливые люди в каких-то обносках. У кого-то на руках заплакал ребенок. Так вот как выглядят настоящие крепостные XXI века!

- Мы отдали лучшие свои годы хозяйству, - начала свой горестный рассказ Екатерина Сальникова - женщина в очках и красной куртке. - С 1994-го я была и телятницей, и дояркой. Потом без нашего ведома нас продали этому бизнесмену. И теперь он нас цинично выгоняет из наших же квартир!

- Говорит, не рожайте! Все равно выгоню. Предлагает выкупить эти квартиры за пятьсот тысяч и даже за миллион! - раздалось из другого угла.

- Да какие это квартиры! Комнаты с удобствами во дворе, - продолжила другая "крепостная". В темноте коридора я ее не разглядел. - Идемте, я вам покажу.

Внутри жилище выглядело получше. Были стекла. Грел электрорадиатор. И даже кошка гуляла по ковру. Тесно, да. Но жить можно.

- Он нас выгонит и построит здесь современный доходный дом, чтобы сдавать квартиры своим работникам! - грустно констатировала хозяйка. Теперь, при свете, я разглядел ее. Это была Оксана Хабибуллина.


Вот они - современные "крепостные" во главе с пенсионером Желамутдиновым. Фото:Юрий Снегирев

Подошел 75-летний пенсионер Желамутдинов. Он в группе "крепостных" самый главный. Не спеша он прояснил мне, как могло такое случиться, что всех их продали.

- Когда я пришел работать в хозяйство главным зоотехником, мне выдали жилплощадь. Но документов на нее я не получил. Это было распоряжение самого Домбаева. Приватизировать я ее не смог. Без документов-то? Потом нас всех продали. Поэтому мы и боремся. Подали в суд, чтобы признать приватизацию хозяйства в 1992 году незаконной. На улице ведь могут оказаться 28 семей. Это 117 человек. 117 душ, если хотите...

По телевизору накануне сказали, что помещик Сейран Варагян сломал руку активистке Марине Световец во время спора хозяйствующих субъектов.

- Нет, руку он мне не сломал, - вспоминает Марина. - Но повредил, когда выгонял меня из собственной квартиры. Я снимала все на видео. Он вырвал камеру и выбросил. Вот справка о побоях. Я подала на Варагяна в суд.

Раньше Варагян занимался строительством в Магнитогорске. Потом его потянуло к земле. Хотя братья были против. Как чувствовали подвох...

- Ну кто это придумал, что я бизнесмен из Армении, что я помещик и что всех на улицу выгоняю! - кипятится Варагян. - Я гражданин России! Все, больше ни с одним журналистом разговаривать не буду!

- А со мной?

- С вами буду, раз из самой Москвы приехали... Значит, так. Я в Магнитогорске уже 30 лет живу. В Советской армии в этих местах служил. Ракетчиком, между прочим. Женился и остался в Магнитогорске. Прямо какое-то разжигание межнациональной розни я чувствую...

Сейран говорит и думает точно так же, как все. Разве что цвет кожи слегка смуглый. Ну и что? Многие на селе тоже смуглые. От водки. Да, на иностранца он не тянет...

Чтобы наш разговор был неголословный, мы отправились в кабинет к главе сельского поселения Наровчатка Александру Савинову. Кабинет находился в бетонном доме культуры, который, по сообщениям СМИ, тоже был куплен Варагяном.

- Спешу вас успокоить, - заявил мне Александр Николаевич. - Ни дом культуры, ни котельная, ни часовня, ни памятник, ни площадь, ни земля гражданину Варагяну не принадлежат. Все это наша, муниципальная собственность...

- Так из-за чего сыр-бор? Я тут такого насмотрелся...

- Все очень просто. Эти 28 квартир Варагян приобрел на аукционе вместе с хозяйством. По-другому хозяйство не продавалось. Квартиры эти служебные. Их можно приватизировать только по истечении 15 лет работы на предприятии. Все, кто хотел или имел право на это, уже приватизировали жилплощадь. Была куча проверок. В том числе и из прокуратуры. Все законно, - поведал глава поселения.

- Ну а почему же эта проблема встала именно сейчас? Ведь после покупки прошло 6 лет!

- Э, вы главного не знаете, - вступил в разговор Сейран. - Они ведь за свет не платят. За вывоз мусора не платят. Вот справки с печатями о задолженностях. Больше двухсот тысяч рублей. Живут, как при коммунизме.

Я посмотрел на справки. Знакомые фамилии рабов-активистов. Оксана Хабибулина из темного коридора должна за электричество 15 073 рубля. То-то я смотрю, камин в комнате не выключается.

- Пусть расплатятся с долгами. Потом, если хотят, выкупят жилье. Я им огромную скидку даю. 200 тысяч от рыночной стоимости. Не можете? Тогда платите за наем. Как во всем цивилизованном мире. У меня рабочим жить негде, а они квартиры пересдают. Тут до города всего 20 минут на маршрутке. В позапрошлом году сгорел трансформатор. Они без света остались. Я новый купил за 80 тысяч. А мог и не покупать. Как бы они без света жили? В конце концов, купил я эти квартиры или нет?

- Ну а что делать-то? Мы тут втроем: бизнесмен, чиновник и журналист. Отвечайте!

- Я уже сказал: погасить задолженности в первую очередь. И действовать по закону. Через суд, - сказал Сейран.

- Но закон их действительно гонит на улицу.

Глава поселения слушал нас, слушал и постановил:

- Будем искать компромисс. На улицу в эту зиму никто их не выгонит. И тепло не отключим. Там дети. На дворе давно капитализм. А наши люди еще трудодни по привычке считают. Давно бы уж взяли ипотеку да купили бы квартиры получше. Я-то вот свою квартиру отдал добровольно Сейрану. Потому как прав на нее не имел.

Решения мы так и не нашли. Да и есть ли оно, решение? Прилетел бы вдруг волшебник в вертолете с надписью "Россия". Дал бы команду - вмиг нашли бы квадратные метры для стариков и детей. Или отняли бы у Сейрана.

- Я вообще-то после этой истории буду ликвидировать хозяйство, - поделился напоследок несостоявшийся помещик Сейран. - Когда совхоз приватизировали, не наделили паями народ. Это незаконно. Сейчас я землю арендую. Ту самую, которая должна принадлежать хозяйству. Ставки на аренду растут. Топливо для уборочной растет. Я не хочу работать себе в убыток. Я даже хочу, чтобы мои "крепостные" выиграли суд и приватизацию признали бы недействительной. Тогда я бы получил свои 16 миллионов обратно от управляющей компании и занялся чем-нибудь другим. Жалко только потерянного времени...

- А люди? Тогда Наровчатка совсем захиреет...

Ответа я так и не услышал.

Кстати

Некоторые из жильцов сумели прописаться в квартирах. Во время многочисленных конфликтов, когда в спорные квартиры приходила милиция, штамп в паспорте спасал от выселения. Действительно, куда идти гражданину, как не по адресу, пропечатанному в паспорте? Сейчас тактика изменилась. На руках должно быть решение суда - только тогда выселение может состояться. "Я готов им купить жилье на заброшенной ферме, в соседнем районе, - говорит Варагян. - Но они не поедут. Слишком далеко".

Между тем

СМИ сообщили, что бизнесмен Варагян купил памятник погибшим в Великой Отечественной. "Мой дед брал Берлин. Вся грудь у него была в орденах. Кто такое мог придумать? Я каждый год на 9 Мая устраиваю праздничные обеды для наших ветеранов", - заявил бизнесмен "РГ".

Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область