Новости

16.10.2012 00:30
Рубрика: Экономика

Мартышка на горе

России пора отказаться от пассивной позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе
Какую стратегию изберет Россия для интеграции в АТР? Ответ на этот вопрос должен был дать II Азиатско-Тихоокеанский форум. Его организаторам - Совету по международным делам и Центру исследований АТЭС предстояло подготовить рекомендации для "дорожной карты", которая определит характер продвижения России в АТР. Однако состоявшиеся дискуссии продемонстрировали, что мы до сих пор слабо представляем, куда именно собираемся интегрироваться, что можем предложить восточным соседям и какой должна быть долгосрочная стратегия намеченной интеграции.

Россия до сих пор не определилась, на кого опираться в Азии, с кем строить необходимые для интеграции долгосрочные отношения. Большинство организаций, объединяющих десятки стран, как АТЭС, АСЕАН и другие, по сути представляют собой "клубы", раздираемые внутренними противоречиями, неспособные к консолидированным действиям. Договориться о единых стандартах, логистических подходах и прочих аспектах, связанных с торговлей, на базе этих структур практически невозможно. "Вам надо перестать мыслить глобально и сосредоточиться только на небольшой, географически близкой части Азии", - посоветовал России эксперт из Южной Кореи.

Москве следует как можно быстрее сформулировать свою стратегию в зоне, где происходит "активное размораживание конфликтов". Заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Санкт-Петербургского государственного университета профессор Владимир Колотов продемонстрировал проходящую от Курильских островов до Австралии "дугу нестабильности", внутри которой в любой момент может возникнуть вооруженное противостояние. Вашингтон намерен в ближайшие несколько лет перебросить на Тихий океан до 60% своих военно-морских сил. Даже потенциальные планы России - более активно участвовать в делах АТР - беспокоят всех ключевых игроков, привыкших считать эту часть планеты своей вотчиной и чувствительно относящихся к появлению "чужаков".

До сих пор на международных площадках Москва предлагала развивать проекты, выгодные всем без исключения ее партнерам по АТР. Речь шла о развитии дальневосточных и сибирских регионов, о возможностях их экономического взаимодействия с Китаем, Японией, Южной Кореей. Это позволяло России занимать, по выражению декана факультета мировой политики и экономики Высшей школы экономики Сергея Караганова, позицию "мартышки, сидящей на вершине горы и следящей с высоты за схваткой тигров".

Но не пришло ли время спуститься с горы? Есть две точки зрения. Первая - оставаясь над схваткой, Россия сохраняет равноудаленность от всех сложившихся в АТР блоков и в будущем сможет играть роль "миротворца". Наша относительная пассивность в делах АТР демонстрирует партнерам, что предложенные Москвой бизнес-проекты следует воспринимать как сугубо экономические и не искать в них скрытых геополитических подтекстов. Таким образом, через внешнеторговые инициативы - партнерство в области энергетики, логистики и транспорта, гуманитарных проектов, Россия повысит общую безопасность в регионе.

Вторая точка зрения диаметрально противоположна. Россия не сможет оставаться над схваткой, когда ее традиционные экономические партнеры в АТР находятся в разных геополитических и "религиозных" лагерях. Невозможно "гнаться за двумя зайцами" и поставлять вооружения одновременно Индонезии и Вьетнаму с учетом того, что эти страны соперничают друг с другом. Открывая рынки для российских поставок, Китай вправе "попросить" Москву определиться с приоритетами и спуститься с "горы". Для того чтобы присутствие России в АТР перестало быть символическим, следует отказаться от роли наблюдателя.

Находясь в положении "мартышки на горе", Москва неспособна оказать эффективную политическую поддержку своим торговым инициативам в регионе и будет вынуждена уповать только на их экономическую привлекательность. Но этот аргумент последнее время чаще всего оспаривают наши традиционные партнеры в АТР. Эксперты подтвердили, что в области поставок вооружений Россия стремительно теряет рынки. Представители ведомств склонны винить в этом наши собственные огрехи, но дело не только в возникшем по ряду экспортных направлений технологическом отставании. К числу безусловных причин сокращения закупок следует отнести и желание РФ оставаться над "схваткой". В условиях обострившихся конфликтов в АТР на выбор поставщиков военной техники активно влияют геополитические соображения. И с этими новыми реалиями надо считаться.

Даже в такой сугубо мирной отрасли, как электроэнергетика, Москва, будучи наблюдателем, не может гарантировать безопасность своих проектов. Пока российские энергетики рассматривают только один долгосрочный проект - строительство линии электропередачи протяженностью 600 км, через Северную в Южную Корею. Что касается поставок электроэнергии в Китай, то темпы их роста в последнее время снизились. Это связано, не в последнюю очередь, с общим замедлением китайской экономики и желанием Пекина понизить цены на нашу электроэнергию.

Реализация заявленных на саммите АТЭС во Владивостоке проектов зависит от того, какую стратегию в АТР мы выберем. Оставаясь над схваткой "тигров", России будет сложно осуществлять реальную интеграцию с азиатскими странами. Скорее следует говорить о сохранении и защите существующих позиций. В этом случае Москва должна внимательно следить за происходящими в АТР процессами, развивая свой Дальний Восток в качестве "тихой гавани" для иностранных инвестиций и дожидаясь благоприятной конъюнктуры для "точечного" продвижения своих интересов. "Спустившись с горы", Москва может потерять часть традиционных рынков и быть втянутой в военное противостояние. Вместе с тем Россия получит возможность в будущем задействовать политические ресурсы для заключения контрактов с новыми союзниками по блоку, сможет влиять изнутри на происходящие в АТР процессы. Однако при такой стратегии мы рискуем лишиться внешнеполитической самостоятельности на азиатском направлении и со временем стать "младшим партнером" Китая в регионе.