Новости

Детям стали предоставлять бесплатного адвоката
Шокирующую тенденцию выявила судебная статистика: в стране стали чаще убивать, избивать и насиловать детей. Намного чаще.

Душегубом может оказаться близкий родственник, сосед или просто случайный прохожий. Мир стал очень опасным для наших детей. Как сообщили "РГ" в Ставропольском краевом суде, за пять лет число рассмотренных дел, где жертвами были малолетние, выросло в четыре раза. Один из последних примеров: некий Александр Писанов повесил в шкафу пятилетнюю внучку за то, что мешала играть в карты. Слишком шумела. "Он завел девочку в соседнюю комнату, где, перекинув шерстяной шарф через штангу платяного шкафа, повесил ее. Тело ребенка спустя несколько минут нашла ее мать", - говорится в официальном сообщении прокуратуры. Суд приговорил деда-изувера к 18 годам колонии.

"Председатель Ставропольского краевого суда Александр Корчагин взял под особый контроль рассмотрение подобных дел, - сообщила "РГ" заместитель председателя Ставропольского краевого суда по уголовным делам Нина Стус. - Из статистических данных следует, что количество таких дел кратно увеличилось. Мы проводим постоянный мониторинг по делам о преступлениях против несовершеннолетних. Такие преступления нередко происходят внутри семей, неблагополучных, как правило. Все больше среди потерпевших встречаются дети, закончившие один-два класса, которые и подписать показания не могут, не говоря уже о том, чтобы защищать себя". Поэтому по инициативе Ставропольского краевого суда местные власти стали оплачивать детям-потерпевшим бесплатного адвоката. Увы, защитник в силах как-то помочь только живым детям. Остальным пусть земля будет пухом.

Например, годовалая Алина поплатилась лишь за то, что мешала спать своей матери... Хотя женщин, убивающих своих крох, пожалуй, надо называть как-то по-другому. Строчки из приговора лучше приводить без комментариев. "Вердиктом коллегии присяжных Рубанова Н.А. (мать Алины. - прим. "РГ") в период времени с 21 часа 30 минут до 23 часов 00 минут, будучи недовольной поведением своей дочери..., поскольку последняя плакала и кричала, мешая спать Рубановой Н.А. после распития спиртных напитков со своим сожителем, во дворе, на земле между домом и летней кухней..., нанесла... не менее 18 ударов лезвием клинка топора...". Если говорить в двух словах: пьяная мама валялась на земле, а потом встала и зарубила дочь. Суд приговорил убийцу к 13 годам лишения свободы. А некий Василий Коханенко убил восьмимесячную племянницу за то, что та никак не реагировала на его попытки поиграть с ней. На сухом юридическом языке дело описывается так: "находясь в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных неприязненных отношений..." схватил за ноги и два раза ударил головой об пол комнаты. Девочка скончалась на месте. Почти всегда в деле так или иначе упоминается водка. Подобные преступления - признак каких-то глубоких социальных болезней. Например, у 30-летней Елены Шульженко жизнь не задалась с самого начала. Как рассказала женщина на следствии, ее мать и брат были наркоманами, отец не раз сидел. В детстве ее часто били, в 13 лет она год прожила в социально-реабилитационном центре. Выросла беспутной, отсидела в тюрьме за грабеж с убийством, после работала на автомойках. В 2009 году родила двоих детей, на материнский капитал купила дом на хуторе. Но подсела на алкоголь и убила сына. "... На почве внезапно возникших к нему личных неприязненных отношений, вызванных беспокойным поведением ребенка, его плачем, вооружившись топором... нанесла не менее семи ударов..." Так же в деле фигурирует "неустановленный колюще-режущий предмет", которым мамаша резала ребенка. На суде она объяснила, когда напивалась, теряла память. Что случилось с сыном, хоть убей, не помнит. Суд приговорил ее к 13 годам.

По словам правоведов, число подобных преступлений растет по всей стране. Ставропольский краевой суд по числу рассматриваемых дел один из самых крупных в стране, наряду, скажем, с Московским и Санкт-Петербургским городскими судами. Его пример показателен. Возникает вопрос: что делать? "Социальные болезни надо лечить социальными мерами, - сказала "РГ" юрист, специализирующая на семейном праве, Виктория Пашкова. - Сейчас обсуждается законопроект о социальном патронате, более известный под не очень корректным названием "ювенальная юстиция". В нем необходимо дать больше социальных полномочий органам опеки: чтобы оказывали материальную и психологическую помощь". По ее словам, с неблагополучными семьями надо работать всему обществу: создавать общественные организации, брать под контроль и органы опеки. Перекос в сторону силовых полномочий, заложенный, по словам правоведов, в проекте закона о патронате, может ударить по приличным семьям.

Досье "РГ"

По инициативе председателя Ставропольского краевого суда Александра Корчагина в краевом суде и районных судах края введены элементы ювенальной юстиции при рассмотрении дел по преступлениям в отношении несовершеннолетних. Подобные дела поручается рассматривать высокопрофессиональным судьям, имеющим большой опыт. Суды обобщают и анализируют практику, направляют обзоры в государственные и муниципальные органы власти. Это позволяет выявлять опасные тенденции и разрабатывать профилактические меры.