Новости

24.10.2012 00:59
Рубрика: Власть

Штраф-сюрприз

Конституционный суд опять взялся за таможню
Разницу между шопоголиками и импортерами упорно разъясняли сегодня судьям КС в Санкт-Петербурге в ходе слушаний дела по жалобе фирмы "Авеста".

Заявитель ввез в декабре 2011 года партию полиэтиленовых пакетов для сигар, но на таможне выяснилось, что часть из них незадекларирована. И таможенники оштрафовали заявителя на 26 680 рублей. Тогда фирма обратилась в Конституционный суд с просьбой признать не соответствующими Основному закону часть 1 статьи 16.2 и часть 2 статьи 27.11 Кодекса об административных правонарушениях, настаивая, что таможенники не вправе штрафовать их, исходя из рыночной стоимости товара на территории России.

По странному совпадению, именно сегодня в Госдуме рассматриваются поправки в КоАП (изменения в статьи 4.5, 16.2 и 27.11) как раз реализующие ранее вынесенное постановление КС. Думцы намерены предложить критерии определения размера административного штрафа за незадекларированные товары для обычных людей (выражаясь юридически - физлиц). Это постановление в КС вынесли при полном восторге шопоголиков летом 2010 года, потому что ведь без похода по магазинам - и заграница не в радость.

В рассматриваемом сегодня в Госдуме правительственном законопроекте статья 16.2 КоАП дополняется примечанием о том, что при определении размера штрафа используется стоимость товаров, перемещаемых физлицами через границу, подлежащих таможенному декларированию и предназначенных для личного пользования. Но при этом из такой суммы исключается стоимость, разрешенная законодательством Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС: 1500 евро, а если летите самолетом - 10000 евро.

Представитель президента в Конституционном суде Михаил Кротов был категорически против идеи распространить новые возможности рядовых граждан на юридических лиц.

Кстати, он сам в своем выступлении признался, что был категорически против рассмотрения этой жалобы без проведения открытых слушаний. А надо сказать, что закрытое рассмотрение дел в КС происходит тогда, когда судьи убеждены: уже есть сформулированная правовая позиция и нужно просто исправить допущенное правоприменителями неравенство. Впрочем, однозначно заявлять о том, что у заявителя хорошие шансы выиграть, сейчас еще рано.

Тем более, что Кротов привел сразу два весьма веских аргумента. Во-первых, он напомнил, что заявитель не задекларировал часть товара, "соответственно,  каким образом таможенный орган должен исчислять эту стоимость, если она сокрыта от таможенного оформления?" Представитель президента также указал, что в паспорте сделки юрлицо должно указать платежи за товар, ведь "в отличие от граждан, юрлица не имеют права наличного расчета за товар, приобретаемый за рубежом, соответственно из банка РФ в банк иностранного государства должна быть направлена сумма, совпадающая с товаром, который перевозится через таможенную границу, а если товар не задекларирован - каким образом за него может быть произведен расчет?"

Наконец, помимо юридических аргументов, Кротов привел житейский, но от того не менее весомый.

- Понятно, когда гражданин имеет в кармане денежную сумму в тысячу евро, идет в магазин и приобретает товар в стоках, дисконтах или аутлетах, - рассуждал Кротов, - и оказывается, что товар, который мог бы стоить гораздо дороже, реально приобретен по дисконтной, маленькой, цене. И конечно гражданин не может оценивать перемещаемый им товар по рыночной цене, более того - невозможно оценивать по рыночным ценам товар для личного пользования, потому что он не окажется на рынке, если только к этому не будет иных обстоятельств. Когда юрлицо перемещает товар через таможенную границу РФ, то говорить о том, что оно  не осознает размер цен, по которым обязано задекларировать товар - в этом случае очень много лукавства со стороны коммерсанта, если он говорит, что не знает, сколько стоит данный товар в России. Каким образом он будет вести бизнес, если будет ввозить дорогой товар в страну, где тот стоит дешевле?

Правда, судья КС Константин Арановский задал Кротову вопрос о том, можно ли приравнять к гражданам НКО, которые ввозят товары не для того, чтобы их перепродавать. Представитель президента не смог припомнить подобных случаев. Но любой, кто хоть раз посетил мероприятия, посвященные созданию иннограда Сколково, не раз слышал, как буквально в голос плачут ученые: реактивы и приборы, ввозимые из-за рубежа, могут храниться на таможенных складах месяцами в неподходящих условиях, потому что у нашей науки просто нет средств, чтобы оплатить все платежи и уходит бездна времени, чтобы доказать - это не товар, а орудие труда. 

Надо сказать, что некоторые сомнения были и у представителя Генпрокуратуры Татьяны Васильевой, которая хоть и не поддерживала оспаривание нормы, но признала и факт существования противоречивой правоприменительной практики, и возможность двух подходов к установлению ответственности физических и юридических лиц. В итоге Васильева заметила, что "это право законодателя - определить, как именно будет формироваться административная ответственность".

Решение по делу КС вынесет через месяц.

Власть Право Административное право Судебная власть Конституционный суд