Новости

24.10.2012 00:40
Рубрика: Экономика

Вперед на 40 лет

Россия готовится к энергетическим вызовам будущего
Вопросов в мировой энергетике за последнее десятилетие накопилось немало. "Простая" нефть заканчивается. Добывать углеводороды становится все труднее. Спрос же на энергию непрерывно растет. По прогнозам экспертов, к середине века потребление вырастет вдвое, причем к 2050 году энергетика все еще будет на 70% оставаться углеводородной. То есть альтернативы газу и нефти пока нет, но решать проблему придется. "Поиски ответов на энергетические вызовы будущего" - под таким названием прошел в "РГ" "круглый стол".

Ответы следует искать в трех направлениях. Во-первых, готовы ли промышленники к инновационным решениям, внедрению новых технологий в добыче нефти, научатся ли они добывать сложную нефть? Во-вторых, готово ли государство стимулировать добычу сложной нефти и сотрудничать с добывающими компаниями? И, наконец, можем ли мы готовить инновационные кадры для добывающей промышленности?

Эти вопросы и определили выбор экспертов для нашего "круглого стола". Это исполнительный директор концерна "Шелл" Эндрю Браун, директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, ректор Государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина Виктор Мартынов, а также замдиректора Международного института энергетической политики и дипломатии (МИЭП) МГИМО(У) МИД России Сергей Васильев.

Свой взгляд на готовность промышленников к инновациям высказал Эндрю Браун:

- Хотел бы начать свое выступление с оценок развития мирового рынка газа. Мы уверены, что еще долгие 250 лет "голубое топливо" будет одним из основных источников энергии на планете. И это будет не только легкоизвлекаемый природный газ. Скорее, в будущем мир будет добывать топливо из сланцевых и угольных пластов.

При этом все прекрасно понимают, что крупнейший источник газа - это Россия. Вопрос в том, как стране добиться экономически эффективной поставки сырья к потребителю. Это будет зависеть от технологий и от инноваций, мир должен постепенно уходить от трубопроводов к другим техсредствам.

"Шелл" ожидает удвоение глобального потребления "голубого топлива" в ближайшие 20 лет. Чтобы выбиться в лидеры экспортеров газа, мировые игроки должны будут удовлетворить растущий спрос на газ в Азии. А также обеспечить энергопотребление в Европе, прежде всего за счет генерации электроэнергии.

Здесь речь может идти об обеспечении необходимого уровня производства СПГ и начале коммерческой разработки запасов нетрадиционного газа. России очень важно не упустить момент и идти в ногу с теми инновациями, которые уже есть в мире энергетических технологий. В качестве примера можно привести проект Сахалин-2, который разрабатывается и реализуется совместно с "Шелл". Но Россия не должна замыкаться на нем, а рассматривать и другие возможности создания заводов по производству СПГ и выхода на новые рынки.

Что касается нефти, как показывают исследования нашей компании, спрос на нее будет расти еще 20 лет, а потом пойдет на спад. И тогда уже точно решающее слово будет принадлежать инновациям. Скажем, уже сейчас "черное золото" добывается на глубинах моря около 5 тысяч метров, тогда как совсем недавно этот показатель не превышал трех тысяч метров. За последние 10 лет объемы нефти, добываемые с глубоководных месторождений, удвоились. Мы прогнозируем, что в ближайшие 10-20 лет объемы добычи на море еще утроятся. По оценкам наших экспертов, 20% неразведанных запасов углеводородов сегодня сосредоточены в Арктике. И значительная доля этих ресурсов приходится на Россию.

О политике государства в сфере добычи энергорессурсов рассказал Константин Симонов:

- В выступлении г-на Брауна мы услышали ключевое слово - важно не упустить момент. И здесь явно понадобятся совместные усилия компаний и внятная политика государства. Уверен, риски здесь для России существуют серьезные, несмотря на начало выполнения государством огромного количества программ развития энергетики и до 2020 г., и до 2030 г., нефтяной индустрии - до 2020 г. и так далее. Мы не испытываем нехватку в публичных стратегиях и различных документах. Мы ожидаем реального отношения государства к отрасли - принятия действительно стратегических решений. И здесь хотел бы отметить два важных момента. Первый связан с искусственно созданным противопоставлением инновационных отраслей и нефтегазового комплекса. И это вопрос государственного целеполагания и отношения к нефтегазовому комплексу.

У нас много говорят о том, что нам нужна постиндустриальная инновационная экономика, где как можно меньше нефтегазовой промышленности. И об этом говорят высокопоставленные чиновники. Однако в России не так много отраслей, которые могут сформировать реальный спрос на инновации. На самом деле нефтегазовая отрасль имеет колоссальные инновации и в добыче на суше, и в морской добыче. Да, мы видим, какие серьезные организационные решения происходят в сфере извлечения углеводородов в море, например, переход к той же системе подводных комплексов. Но тем не менее это первое противоречие целей и реальных действий государства, которое бросается в глаза.

Второй момент связан с налоговой системой. Если мы действительно понимаем, что сейчас пришла эпоха ставки исключительно на Западную Сибирь (в этом году там будет праздноваться добыча 11-триллионной тонны нефти) и на Арктический шельф, безусловно, возникает вопрос о том, каков налоговый режим будет в отрасли в среднесрочной перспективе. И здесь тоже мы видим, что государство пока четкого ответа сформулировать не может.

С одной стороны, мы продолжаем слышать интересное словосочетание - "налоговый момент", но по большому счету речь идет о том, что нужно увеличить налоги на нефтегазовую индустрию и за счет этого сократить налоги на обрабатывающую промышленность. Но в экономике стоят иные задачи: не нужно давить нефтегазовый комплекс налогами и тогда она заживет.

С другой стороны, говорить о том, что никаких государственных решений по вопросам освоения новых труднодоступных месторождений не принимается, тоже было бы неправильно. Но все равно здесь мы не видим каких-то комплексных стратегических решений. Мне кажется, мы вполне уже доросли до серьезного разговора не просто о наборе еще каких-то месторождений - исключений из общего налогового режима для отрасли, а о создании принципа нового налогообложения всей нефтегазовой индустрии".

Вопросы подготовки кадров для отрасли осветил Виктор Мартынов:

"Если говорить по проблематике в образовательной системе в ТЭК, то тут следовало бы обратить внимание на три основных аспекта. Во-первых, правительство должно на уровне государственной стратегии отнести сектор подготовки кадров для нефтегазовой отрасли к числу приоритетных.

Во-вторых, вузы, готовящие специалистов, должны больше времени уделять сотрудничеству с ведущими мировыми компаниями и отправлять к ним на стажировку своих студентов.

В-третьих, на этом рынке должен быть найден баланс между спросом на специалистов и реальным количеством выпускников".

Под занавес "круглого стола" свои вопросы спикерам смогли задать присутствовавшие на встрече студенты и читатели "РГ" через сайт газеты.

В итоге участники "стола" сделали ряд ключевых выводов: у России, без всякого сомнения, есть возможности, есть собственная база. Для того чтобы реализовать потенциал, необходимо внедрять современные инновационные технологии, развивать арктические ресурсы, выходить на разработку и применение методов увеличения нефтеотдачи, разработку сланцевых пород, с высоким содержанием жидких углеводородов.

Россия обладает огромными запасами природного газа, это означает, что нужно развивать другие формы его коммерческого сбыта. Еще Россия должна продолжать процесс интернационализации, а это означает привлечение и иностранных технологий, иностранных специалистов, и широкий обмен по этим направлениям с этими компаниями.

Экономика Отрасли Нефть и газ