Новости

25.10.2012 00:50
Рубрика: Власть

Следственная тайна

Юристы спорят: заманчиво собрать все следствие в один кулак, но не начнет ли он жить по "закону кулака"?
Планы реформирования института следствия, которые сейчас активно обсуждаются в обществе и особенно в юридической среде, стали темой беседы члена президиума Ассоциации юристов России Михаила Барщевского с сопредседателем Ассоциации, главой Счетной палаты РФ Сергеем Степашиным.

Хватит с нас неприкасаемых

Сергей Вадимович, что вы думаете о предложении создать единый Следственный комитет, куда вошли бы следственные органы всех силовых ведомств, и наделить его большими функциями и полномочиями? Недавно наш коллега Владимир Платонов предложил вообще ликвидировать предварительное следствие и вернуться к традициям Российского государства, возродив судебное следствие.

Сергей Степашин: Единый следственный комитет - тема не новая. Она впервые обсуждалась еще в Советском Союзе в 80-х годах. Затем к ней вернулись, когда я возглавлял Комитет по обороне и безопасности Верховного Совета РСФСР, и в 1992 году даже был подготовлен проект закона создания аналога ФБР в нашей стране.

Конечно, хотелось бы, чтобы наше следствие стало более оперативным, профессиональным, чтобы там работали лучшие люди, потому что проблема преступности наисерьезнейшая и необходимо, чтобы преступники сидели в тюрьме по суду.

Мы договорились, что 23 октября на Бюро президиума АЮР рассмотрим проект этого закона. Приглашены представители Генпрокуратуры, СКР, МВД, ФСБ и Президиума Ассоциации юристов России, мне интересно выслушать их точку зрения.

Но, даже если будет создан ЕСК, безусловно, мы должны серьезно подумать о прокурорском надзоре, у нас не должно быть неприкасаемых в правоохранительных органах, мы это уже в нашей стране проходили. Я думаю, что и Александр Иванович Бастрыкин со мной согласен. Надо внимательно изучать историю нашей страны и царской, и советской. Один на один оставаться всегда очень тяжело.

Что касается конкретного предложения Владимира Платонова, оно для меня несколько новое, хотя весьма интересное. Я работал и в МВД, и в ФСБ руководителем, и сразу бы сейчас не сказал ни да, ни нет.

Давайте серьезно подумаем. Важно, чтобы не возник вакуум в проведении следствия и особенно доследственных проверок. Хотя тема, на мой взгляд, любопытная с точки зрения консолидации усилий, экономии времени и средств.

И самое важное, чтобы этим занимались люди приличные, профессионально обученные и не коррумпированные. Иначе, как ни называй, если прохвост придет, ничего мы с вами не сделаем, только беду наживем.

Это правда. У меня нет никаких претензий к Александру Ивановичу, но никто не вечен в этой жизни, а опасность кадровой ошибки при создании Единого следственного комитета гораздо выше, чем в судебном следствии.

Сергей Степашин: Я предлагаю послушать представителей судейского сообщества. Мне интересна точка зрения самих судей, они-то готовы к этому?

Студент голосует рублем

Количество аккредитованных вузов, предоставляющих юробразование, уже достигло 100. Что планируется дальше?

Сергей Степашин: В конце этого и начале будущего года мы обследуем еще около 80 вузов. По остальным уже есть предварительная информация, и очевидно, что там и смотреть нечего. Ряд учебных заведений, порядка 80, не представили информацию вообще. Скорее всего, на двухстах мы и остановимся.

А всего сколько сейчас юридических вузов?

Сергей Степашин: 1200.

Напомню, на весь Советский Союз было 52.

Сергей Степашин: Из тысячи двухсот 200 тоже неплохо. Правда, хочу оговориться, мы не закрываем и не открываем вузы, а рекомендуем. У нас есть соглашение с Рособрнадзором, и пока к нашим рекомендациям прислушиваются. Мы идем по демократическому пути, просто публикуем рейтинг вузов в "Российской газете", а люди решают, стоит ли в этот вуз поступать и платить большие деньги.

Это образец рыночного, а не административного подхода. Работодатели и сами обучающиеся будут голосовать рублем.

Сергей Степашин: Совершенно верно. На экзамены мы напрямую не влияем, но выборочные опросы проводим. У комиссии есть перечень вопросов, и они проводят собеседование со слушателями. Критерии преподавания существуют, в том числе и в международной практике, поэтому особой самодеятельностью мы не занимаемся. Важно, что к нам прислушиваются. Все материалы мы передаем в Рособрнадзор, который при очередном исследовании вузов на предмет лицензии сможет опираться на наше мнение.

1200 юридических вузов действует сейчас в стране. А на весь Советский Союз их было 52. В АЮР считают, что оптимальное число - 200 хороших учебных заведений.

А можно ли рассчитывать на то, что, например, Высшая квалификационная комиссия судейская, Генпрокуратура, СКР, МВД тоже будут внимательно изучать список вузов, принимая на работу к себе?

Сергей Степашин: Если говорить об этих ведомствах, особенно прокуратуре, нотариате и судах, вы знаете, что существует система квалификационных экзаменов. Это второй путь, который мы обсуждаем на комиссии минюста. Единый квалификационный экзамен после, скажем, полугода работы. Создается специальная комиссия с участием представителя вуза, АЮР и ведомства, где человек работает. Если ставится неуд, это дает возможность работодателю избавляться от горе-юриста. Это тоже международная практика. Пока это не у всех вызывает поддержку, но я думаю, что в течение года мы сможем убедить правительство и, по крайней мере, начать эксперимент.

Ключевой вопрос

На Президиуме Ассоциации юристов России я высказывал идею о том, что, поскольку госэкзамен превратился в фикцию, ввести под эгидой АЮР Единый квалификационный экзамен для людей, представляющих юридическую профессию. Сдал этот экзамен, и тебе открыты все двери: в суд, адвокатуру, нотариат, прокуратуру.

Сергей Степашин: Это другой путь. Кстати, очень хорошая идея, она мне симпатична. Но это надо законом регулировать.

Сейчас готовится 2 варианта закона об образовании. Давайте включим это предложение в один из вариантов закона. Можно было бы и через "Российскую газету" предложить законодателю обратиться к этой практике.

У нас, кстати, не раз уже в совместных беседах на страницах "Российской газеты", рождаются предложения, которые мы потом реализуем. Мы и о квалификационном экзамене заговорили в интервью для этого издания.

Продолжение интервью с Сергеем Степашиным читайте здесь

Власть Безопасность Правоохранительная система Общество Образование Госфонды и контрольные органы Счетная палата Проект "Юридическая неделя"