Новости

26.10.2012 00:37
Рубрика: Власть

От банкротства не зарекайся

Торгово-промышленная палата нашла слабое звено в бизнес - рядах
Сегодня исполняется десять лет, как в России был принят закон о банкротстве. Он многое сделал для здоровья нашей экономики, но "лекарство" уже само нуждается в обновлении, считает президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

Как сделать практику защиты прав инвесторов и кредиторов не только цивилизованной, но и гуманной? Как оздоровить российскую экономику, отягощенную множеством крупных, но убыточных предприятий? Эти и другие вопросы сегодня обсудят на конференции Антикризисное управление в современных экономических условиях", организованной по инициативе ТПП. Накануне глава палаты дал интервью "РГ".

Сергей Николаевич, закон о банкротстве совершенствовался практически все эти десять лет. И все равно есть проблемы?

Сергей Катырин: Но ведь и экономика не стоит на месте. Только за последние восемь лет в закон о банкротстве было внесено около 40 поправок. Например, появились особые правила банкротства строителей жилья. У местных властей и у людей, оказавшихся по вине недобросовестных строителей без крыши над головой, появилось больше возможностей для разрешения возникших проблем.

Также законодательство было пополнено правилами проведения электронных торгов имуществом должников. Значительно расширены возможности кредиторов по получению возмещения своих требований, если должник намеренно заключал сделки, направленные на то, чтобы принести вред кредиторам. Благодаря этой и другим поправкам существенно сократилось количество мошеннических и подозрительных сделок, совершаемых в преддверии банкротства.

Однако все это не означает, что наше законодательство о банкротстве достигло верха совершенства. Нерешенных проблем куда больше, чем хотелось бы, причем не только законодательных. Это, например, недостаточно высокий уровень профессионализма арбитражных управляющих в процедурах банкротства. О чем свидетельствует немалое количество нарушений законодательства и привлечений арбитражных управляющих к административной ответственности. Так что проблема защиты рядов арбитражных управляющих от недобросовестных работников, сознательно нарушающих закон, сегодня стоит довольно остро.

Так надо гнать их поганой метлой с "белым билетом"!

Сергей Катырин: Все не так просто. Сегодня подобные "деляги", исключенные из одной саморегулируемой организации (СРО), без проблем становятся членами другой. И спокойно продолжают свою "подрывную" деятельность. Эффективным решением этого вопроса было бы регулярное переобучение арбитражных управляющих и создание единого "черного списка" проштрафившихся.

Кроме того, по закону саморегулируемые организации обязаны контролировать деятельность своих членов, рассматривать поступающие на их действия жалобы. Но на практике арбитражные суды не всегда идут навстречу запросам СРО, не позволяют знакомиться с материалами дела по конкретным процедурам банкротства, ссылаясь на то, что организации не являются участниками судебного производства. Чем и пользуются недобросовестные арбитражные управляющие, предоставляя в СРО недостоверные сведения. Чтобы перекрыть им эту лазейку, необходимо наделить СРО полномочиями участника в арбитражном процессе в делах о банкротстве. Это позволит саморегулируемым организациям предпринимать для защиты своих рядов более действенные меры.

В России появляется все больше компаний, имеющих активы за рубежом, а в мире - с активами и кредиторами в России. Здесь, видимо, тоже слабое звено?

Сергей Катырин: Вы верно подметили. Вопрос трансграничной несостоятельности очень актуален. Количество процедур банкротства, отягощенных иностранным элементом, растет. А отсутствие закона о трансграничной несостоятельности не позволяет российским судам, государственным органам и частным лицам при проведении процедур банкротства эффективно взаимодействовать с аналогичными участниками за рубежом.

40 поправок было внесено в закон о банкротстве с 2004 года

Есть и другие, как вы выразились, "слабые звенья". Среди ближайших актуальных замыслов - создание условий для выкупа кредиторами долгов государства. Безусловно, роль государства в возбуждении процедур банкротства за последние годы снизилась с 60-80 процентов возбужденных процедур до 6-8 процентов. Но и в этой оставшейся части полезно было бы создать механизм реализации государственных долгов. Бизнес, как правило, более эффективно и гибко решает вопросы взыскания и реструктуризации долгов.

На подходе закон о банкротстве физлиц, он уже направлен в Госдуму. Какие требования предъявляет к нему ТПП?

Сергей Катырин: Мы считаем, что для дальнейшего развития законодательства о банкротстве наиболее важной задачей является как раз принятие закона о процедурах несостоятельности в отношении граждан. Нынешнее положение с регулированием долгов граждан вряд ли можно признать удовлетворительной. Скорее, можно говорить о почти полном отсутствии какого-либо регулирования в этом вопросе.

Закон о банкротстве в отношении граждан непременно должен содержать в себе доктрину "нового старта". Принятие такого документа позволит людям в цивилизованной форме освобождаться от долгов, которые они не в состоянии заплатить по объективным причинам. После чего они смогут по существу начать свою финансовую жизнь с чистого листа. Разумеется, сказанное не должно распространяться на тех, кто решил попросту сбросить долги, спрятав имеющиеся активы. В отношении подобных типов закон должен быть жестким и не допускать никаких поблажек.

И еще. Необходимо будет продумать, как сделать процедуры банкротства в отношении граждан максимально недорогими. Ведь, в конечном счете, их стоимость отражается и на должнике, и на кредиторах. Кроме того, до введения закона в действие наверняка потребуется провести широкую разъяснительную кампанию. Людям нужно будет время, чтобы понять все достоинства и недостатки такого способа урегулирования долга.

Вы как-то сказали, что законодательство о банкротстве вообще должно стать более гуманным. Но разве в этом деле закон не должен быть суровым?

Сергей Катырин: Говоря юридическим языком, следует усилить реабилитационную направленность процедур банкротства. Вот что я имел в виду. Правила, существующие сейчас, являются крайне жесткими и не позволяют должникам, испытывающим временные трудности, эффективно договариваться с кредиторами. Проведение реабилитационных процедур банкротства (финансовое оздоровление и внешнее управление) должно стать более гибким. Почему бы не применить давно известный международный опыт использования механизма реструктуризации под судебным контролем? В этом случае должник и кредиторы могут вести переговоры о реструктуризации уже в рамках начавшейся формальной процедуры.

Так что все-таки в большинстве случаев более эффективно - банкротить предприятие или спасать?

Сергей Катырин: Здесь нельзя вывести общую формулу. Каждый случай - уникален.

Например, сейчас, на мой взгляд, наиболее важным и болезненным является вопрос: что делать с крупными проблемными предприятиями, которые тормозят развитие экономики России. Среди них много хронически убыточных, восстановление платежеспособности которых невозможно. Подобные предприятия являются не только крупными должниками по отношению к своим партнерам и сотрудникам, но и большим фактором риска для российской экономики в целом.

Так что эффективнее? Ликвидировать эти предприятия вовсе? Или сконцентрироваться на их реструктуризации? Реструктуризация крупных предприятий хорошо зарекомендовала себя в ряде городов России, где, благодаря применению досудебных мер санации должников, количество процедур снизилось в несколько раз. Но во многих регионах реструктуризация до сих пор редкость из-за дефицита высококвалифицированных специалистов в этой области, а также неразвитости финансовых институтов, готовых работать с высокими рисками неплатежеспособных предприятий. Так что вопрос остается открытым...

В сфере антикризисного управления и банкротства еще остается много нерешенных проблем. И Торгово-промышленная палата продолжает анализировать ситуацию, проводить экспертизу правовых актов, разрабатывать предложения по совершенствованию законодательства. Для их обсуждения и оценки организована очередная специальная конференция, которая проходит сегодня в Центре международной торговли в Москве. Участники надеются, что проведение этой встречи поможет в решении многих непростых задач в области антикризисного управления и банкротства.

Справка "РГ"

В 2003 году в структуре Торгово-промышленной палаты РФ в составе Комитета по безопасности предпринимательской деятельности был создан Подкомитет по антикризисному управлению. За это время под эгидой ТПП проведены четыре всероссийские, две международные конференции, 27 семинаров и "круглых столов" по антикризисной тематике.

Власть Работа власти Госуправление Экономика Бизнес Фонды, ассоциации и союзы Торгово-промышленная палата России Банкротство физлиц