Новости

30.10.2012 00:10
Рубрика: Культура

Реакция на Вассермана

В эфирном пространстве недели столкнулись два премьерных проекта, притом на одном канале, на НТВ, - "Хлеб для Сталина" и "Реакция Вассермана". Столкновение было принципиальным и бескомпромиссным, но не катастрофичным. По меньшей мере, не катастрофичнее всего остального, что мы наблюдаем на нашем ТВ.

* * *

Еще в минувшем сезоне могло показаться, что в спорах о советском прошлом окончательно восторжествовала позиция экспертов, настаивавших на исторической правоте "эффективного менеджера" товарища Сталина. Была сочтена оправданной, в частности, политика коллективизации не только по существу, но и по форме. То есть необходимыми были признаны массовые и жестокие репрессии по отношению к крестьянству крестьянской России.

К тому времени подзабылись "Исторические хроники" Николая Сванидзе, где с фактами в руках автор и ведущий документального сериала рассказывал об ужасах бесчеловечья стирания границы между городом и деревней. Монологическая форма проекта не дала эффекта на ниве просвещения, в чем можно было вскорости убедиться: в интерактивном проекте "Имя Россия" именем России едва не стал Сталин. Он стал, насколько помнится, "вице-именем", первым заместителем князя Александра Невского.

Потом был "Суд времени" - тоже интерактивное зрелище, и здесь верх взял отец народов. Не без помощи господина Кургиняна, роль которого все-таки не следует преувеличивать.

Заметным декоратором сталинизма явился Анатолий Вассерман. Сначала он работал на "подпевках" в ток-шоу Владимира Соловьева в роли эксперта. Была у него, если я правильно помню, и авторская программа на РЕН ТВ - своего рода десятиминутка ненависти к либерализму. И вот теперь он получил на самом рейтинговом федеральном канале часовую программу, правда, на двоих с другим отчетливым антилибералом Егором Холмогоровым, тоже до этого поднаторевшего на вторых ролях в "поединках" Владимира Соловьева с оппозиционерами, по большей части "системными".

На федеральных каналах, которые на информационном газоне, как правило, предпочитают играть в одни ворота, есть исключения.

Одно из них - Марианна Максимовская с ее "Неделей"; другое Алексей Пивоваров, который и в своих новостных выпусках старается быть предельно объективным рефери, а в документальных фильмах не позволяет себе удаляться от реальности в сторону общепринятых мифов.

* * *

Его новый проект "Хлеб для Сталина" явился своего рода вызовом устоявшимся представлениям о роли личности Сталина в спасении России.

Он собрал свидетельства раскулаченных, реконструировал фрагменты воспоминаний о раскулачивании, поднял некоторые ключевые постановления большевистского ЦК, попросил нескольких известных артистов (Чулпан Хаматову, Алексея Серебрякова, Бориса Невзорова) изобразить реальных фигурантов всей этой трагедии - от кулака до вождя. Затем отобрал нескольких потомков тех, кто сгнил в лагерях, и рассадил их по всей России. Каждый из них рассказал историю своей раскулаченной семьи и показал, что осталось от его семейного гнезда. Картина получилась впечатляющей. Ведь одно дело называть цифры и считать выстроившиеся за ними нули. И отдельно рассказывать об успехах модернизированной промышленности. Другое дело, поставить себя на место раскулаченных, а затем и расчеловеченных людей, доведенных до каннибальства...

Одна подробность: крестьяне по зиме откапывали норки полевых мышей, чтобы найти кучку полусгнивших зерен. То есть грабили награбленное мышами.

Другая подробность: из эшелонов с семьями раскулаченных, шедших на север и восток, каждые пять минут выбрасывали по пять-шесть мертвых детишек.

Прочие подробности авторы фильма, щадя чувства зрителей, не рискнули не только показать, но о них и рассказать.

Тон Пивоварова ровен, почти безэмоционален, но неумолимы его выводы. Коллективизация, по сути, стала еще одной гражданской войной уже, впрочем, не с классом буржуев, а с классом крестьян. Война велась на поражение и на тотальное уничтожение этого класса.

Автор не побоялся проговорить, то, что наверняка вызовет возмущение у господ Кургиняна, Проханова, их верных поклонников и примкнувшего к ним Вассермана. Он назвал коллективизацию "русским Холокостом". То есть "окончательным решением крестьянского вопроса". Он уравнял это истребление с Холокостом еврейского народа.

Ближе к финалу мы видим деревни, где "домов больше, чем жильцов", в том числе и ту, из которой родом автор.

Сильное впечатление производит реконструкция разговора Сталина с Черчиллем во время войны. Последний деликатно поинтересовался у своего собеседника, что ему далось тяжелее: начало войны или коллективизация.

- Коллективизация. Раскулачиванию пришлось подвергнуть 10 миллионов человек.

- И что с этими людьми стало?

- Их перебили бедняки.

Реакция Вассермана на подобные менеджерские решения известна. Ее легко можно отыскать в Интернете:

"Эффективность руководства Джугашвили не имеет ни малейшего отношения к репрессиям... Честно вам скажу, познакомившись со списками тех, чье истребление Джугашвили утверждал поименно, я с большей частью его решений вынужден согласиться.

...Так вот я бы очень хотел работать под руководством такого менеджера".

Так что слова Пивоварова: "Еще есть люди, которые способны это оправдывать" - не повисли в воздухе.

Есть такие люди. И один из них отныне будет комментировать общественно-политические события на НТВ. И не один. Интернационалист Вассерман и русский националист Холмогоров - отныне побратимы.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым