Новости

06.11.2012 00:23
Рубрика: Происшествия

Лебединая песня

Треш-певец Крестов получил срок
Химкинский городской суд повторно вынес вердикт певцу Игорю Кондратьеву, более известному под сценическим ником как Константин Крестов. Он получил 5,5 года лишения свободы за двойное изнасилование.

Ранее вынесенный приговор в 2,4 года вызвал протесты общественности и был отменен Мособлсудом. Но не исключено, что и новое судебное решение далеко не окончательное. Прокурор на процессе требовал 8 лет лишения свободы. По мнению обвинения, этот срок был бы адекватным, учитывая содеянное. Следствие установило, что жертвами певца стали две девушки, одной из которых не было 18 лет. Процесс проходил в закрытом режиме, чтобы сохранить в тайне личности потерпевших. Известно, что их певец увез на автомобиле силой, чтобы потом надругаться. Кроме того, сторона обвинения, требуя сурового наказания, указывала на то, что Крестов действовал не в одиночку. Заталкивать в машину девчонок ему помогал сообщник.

Суд признал певца виновным, но вынес ему скандально мягкий приговор в 2,4 года, который позже был отменен. Новый приговор в 5,5 лет также не устроил адвоката потерпевших Оксану Михалкину. По ее мнению, уже через полгода певец может оказаться на свободе и продолжать преступать закон. Она согласилась с мнением детского омбудсмена Павла Астахова, что таких людей надо бы кастрировать.

Но юристы, опрошенные корреспондентом "РГ", заявили, что по закону кастрация Крестову не грозит. Его малолетней жертве в момент совершения развратных действий исполнилось 16 лет, а принудительная кастрация предусмотрена для лиц, которые изнасиловали детей моложе 14-летнего возраста и которые судом признаны педофилами.

Но Крестова судили не по "педофильской" статье. Кроме того, применять к нему кастрацию на основании одних лишь предположений авдокатов потерпевших, что он, отбыв срок, может продолжить развратничать, неверно. Презумпцию невиновности у нас никто не отменял. Крестов - не серийный насильник. Он первый раз попал под суд, признал свою вину и принес извинения. Кроме того, он мог и не знать, что увозит несовершеннолетнюю, учитывая, что сегодняшние подростки выглядят на вид зачастую старше своего истинного возраста.

По мнению судьи с десятилетним стажем в отставке Владимира Михалюка, напрашивается вопрос: а доработало ли следствие? Мягкий приговор может быть не только на совести суда. Ведь если есть показания о наличии сообщника у Крестова, который помогал ему против воли потерпевших заталкивать их в машину, то и статья, примененная к Крестову, должна быть более тяжкой.

Если бы следствие установило личность подельника и Крестову вменили бы статьи за похищение человека и за изнасилование группой лиц по предварительному сговору, то приговор мог бы быть гораздо суровее. Но Крестову вменили только изнасилование. К тому же по части 1. А законодательство у нас таково, что суд не вправе выходить за рамки обвинения.

По информации Следственного комитета РФ, сейчас дело возможного подельника Крестова выделено в отдельное производство. Поэтому вопросы по делу певца Крестова остаются. По мнению Михалюка, в нем уже просматривается много пробелов. И Верховным судом РФ при более детальном исследовании всех обстоятельств по делу и доказательств приговор может быть отменен, а дело направлено на доследование.

Комментарий

Павел Астахов, Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка:

- Да, есть повод поговорить о том, что у нас происходит. С одной стороны увеличивается число таких преступлений против несовершеннолетних, с другой - наблюдаем странную правоприменительную практику, когда судьи назначают насильникам подростков сроки ниже низшего предела наказания, предусмотренного законом, осуждают условно… И это не смотря на все ужесточающийся против педофилов закон, на позицию президента, который совсем недавно еще раз подчеркнул, что никаких смягчений, никаких условно-досрочных наказаний для педофилов быть не может.

Думаю, это происходит от недопонимания масштабов ситуации, в которой мы находимся, и общественной опасности этого зла, возможных последствий таких "гуманных" судебных решений. И чтобы этого не происходило, я считаю, нам надо идти по пути других цивилизованных государств - Швеции, Чехии, Польши, например, - которые ввели принудительную кастрацию для педофилов и сразу коренным образом изменили ситуацию к лучшему. Мы в этом году получили закон, предусматривающий принудительную кастрацию, когда речь идет о жертве, не достигшей 14 лет. А если подростку 15 лет? Или - 16, как в случае с Крестовым? Тогда преступник лишь на добровольной основе может пойти на эту меру ради поблажек. Например, чтобы получить смягчение режима или условно-досрочное освобождение.
Я считаю, такой "возрастной ценз" в законе для несовершеннолетних жертв насильников неправильным и несправедливым. Гуманность должна проявляться не только к преступнику, но, в первую очередь, к его жертвам - и к уже пострадавшим от него, и к тем, кто еще может пострадать. А когда 16-летняя девочка, над которой надругался Крестов, понимает несправедливость наказания за причиненное ей зло, - ни ее, ни ее родных, да и никого, кто знает об этой истории, никто не убедит, что насильник перестал быть опасным, что он никогда больше не совершит подобное, что государство защитило их. Наоборот, происходит полная дискредитация закона в их глазах. Что люди должны были почувствовать, услышав первый приговор суда Крестову в прошлом августе? И чем руководствовался судья, назначив ему тогда 2 года и 4 месяца колонии, практически из зала суда выпуская его на свободу?

Достаточен ли новый срок в 5 с половиной лет лишения свободы для насильника несовершеннолетней Крестова, который, я слышал, в 2002 году уже привлекался к уголовной ответственности по той же статье? Это, разумеется, мог решать только судья, вынесший приговор. Обвинение же, как известно, настаивало на восьми годах колонии. А вообще, в таких делах, я думаю, оценивать наказание должны, конечно, сами потерпевшие. Прежде всего. Если сочтут приговор справедливым и достаточным, значит, так оно и есть. Если они скажут, что этот срок не соответствует тяжести их страданий, я их поддержу и готов обратиться в прокуратуру, чтобы ходатайствовать об обжаловании вынесенного Химкинским судом приговора.

Да, дело Крестова получило широкий резонанс в обществе, вмешался я, вмешалась Общественная палата, и Мособлсуд отменил приговор. Но сколько историй с сексуальными преступлениями против несовершеннолетних не попадают в фокус СМИ, и общество о них не узнает, и педофил отделывается незначительным - и несоразмерным содеянному - наказанием?! Ведь этот случай - всего лишь срез, по которому видна огромная проблема, требующая самых энергичных  решений.

Подготовила Галина Брынцева

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область Дело певца Константина Крестова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники