Новости

07.11.2012 00:50
Рубрика: Власть
Проект: Армия

Министр уходит, служба идет

Для чиновников минобороны отставка Сердюкова оказалась полной неожиданностью
Известие об отставке Анатолия Сердюкова высшие чины минобороны не комментируют.

В армии вообще не принято публично обсуждать громкие кадровые решения, особенно когда они касаются первого лица ведомства. Если кто-то из замов, помощников или советников Сердюкова и предполагал подобное развитие событий, то эту информацию они держали при себе. Думать, что вслед за отставкой министра его ближнее окружение тут же бросилось освобождать кабинеты, по меньшей мере, наивно. Хаос и разброд в военном ведомстве исключаются по определению. Главное армейское правило - исполнять свои обязанности до тех пор, пока тебя от них не освободили и все дела не переданы должностному преемнику - здесь действует железно.

Тем более еще не факт, что уход Сердюкова потянет за собой массовое увольнение членов его команды. Такие вещи в любом министерстве в одночасье не происходят. В оборонном ведомстве - тем более.

Что же касается чиновников рангом пониже, то, как признался корреспонденту "РГ" один из начальников управлений минобороны, о кадровом решении президента он и его подчиненные узнали во вторник утром из СМИ.

- Никто никаких совещаний по этому поводу не собирал, "чрезвычайных" задач не ставил. Работаем как работали. Хотя, конечно, новость все обсуждают, - сказал офицер.

Несложно догадаться, что немало военных она порадовала. Противников реформ Сердюкова в оборонном ведомстве всегда хватало. И те, кто не отваживался высказать свои претензии действующему министру, теперь могут пойти в атаку на министра отставного. Ему наверняка припомнят увольнение большого количества офицеров, эксперименты с обновлением армии, когда по одному и тому же вопросу порой принимались диаметрально противоположные решения, засилье в высоких штабных кабинетах женщин, которыми Сердюков заменял на ключевых постах в минобороны генералов. Припомнят бывшему министру и трагедии на полигонах во время утилизации старых боеприпасов.

При всей справедливости многих упреков в адрес Сердюкова видеть его работу в военном ведомстве исключительно в черных тонах все же не стоит. И уж тем более не стоит говорить, что он сознательно гробил Российскую армию, а такое мнение бытует у некоторой части нашего общества. Даже самые активные противники преобразований бывшего министра обороны признают: почти шесть лет назад ему пришлось столкнуться с явно устаревшим и плохо управляемым военным механизмом.

Наша армия по структуре, технической оснащенности, системе подготовки кадров и многим другим параметрам явно не соответствовала современным требованиям. Неоднократно предпринимаемый "косметический ремонт" Вооруженных сил нужных результатов не давал, и требовалось определенное мужество, чтобы не только взяться за перестройку всего военного механизма, но, главное, попытаться изменить психологию человека с ружьем. Сердюков занялся этой работой, хотя, с точки зрения военных, излишне сделал упор на финансовую сторону вопроса. Не секрет, что приказ министра N 400, вводящий крупное премирование офицеров, в свое время расколол армию на "достойных" и "недостойных". Практику денежного поощрения потом несколько раз меняли, но она лишь подтверждала, что рыночный принцип для оценки службы офицеров не подходит. Все встало на свои места только с выходом закона о новом денежном довольствии военнослужащих.

Появление этого документа мало кто связывает с именем Сердюкова. Говорят, что жалованье военным подняло государство, и министр, дескать, здесь ни при чем. Это вообще в привычке наших людей: что-то хорошее, в той же армии, всегда результат политики страны, а в плохом виноват конкретный чиновник. Понятно, что повышением денежного довольствия военных занимались и в Кремле, и в правительстве. Однако выключать из этой цепочки министра обороны в корне неверно. Напомним, что именно в минобороны разрабатывались основные параметры нового закона, и Сердюков имел к этому процессу самое непосредственное отношение.

То же касается квартир для военных. При всей чехарде и безобразиях, творящихся в департаменте жилищного обеспечения минобороны, именно Сердюков был инициатором создания единого реестра военных очередников. Это он добился значительного упрощения оформления их квартир, построил и купил по всей стране миллионы квадратных метров жилплощади. Как бы это кому-то ни не нравилось, но именно при нем жилищная очередь, насчитывающая сотни тысяч человек, сократилась до нескольких тысяч. Только в нынешнем году новоселье сыграли более 40 тысяч военных семей.

А вот что действительно можно поставить Сердюкову в упрек - это стремление лично контролировать все и вся. Особенно когда речь шла о ключевых департаментах и службах минобороны. В свое время министр замкнул на себя десятки таких структур, но при всем желании не мог за ними уследить. Оставалось довериться их руководителям, тем более что это, как правило, были выдвиженцы министра. Так, похоже, случилось с департаментом имущественных отношений военного ведомства и его бывшим главой Евгенией Васильевой. Чем это в итоге обернется для нее и для Сердюкова, еще до конца неизвестно. Уголовные дела по многомиллиардным махинациям в "Оборонсервисе", к которым причастна Васильева, активно расследуют. И, как сказал официальный представитель СКР Владимир Маркин, "если для этого будут основания, Сердюков, конечно, будет допрошен".

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Власть Работа власти Госуправление Правительство Минобороны Перестановки в Минобороны Хищения в Минобороны РГ-Фото