Новости

07.11.2012 00:25
Рубрика: Общество
Проект: Наука

"Я взрываю Кремль 22-го..."

На аукционе в Фонтенбло выставят редчайшее письмо Наполеона
Передо мной небольшой лист слегка пожелтевшей от времени бумаги, покрытый вереницей немного выцветших трехзначных и четырехзначных цифр. А под ними размашистая подпись, в которой угадываются три буквы: NAP. Датировано 20 октября 1812 года.

События Отечественной войны вдохновляли художников на создание великих произведений искусства. Картина Иоганна Лоренса Ругендаса "Пожар Москвы 1812 года".

- Так Наполеон подписывал свои послания. Реже - Napol или Np, - уточняет Жан-Кристоф Шатенье, заведующий отделом "Ампир" знаменитого аукционного дома "Озна" (Osenat), который 2 декабря выставляет на продажу этот феноменальный документ времен Отечественной войны 1812 года.

В этой шифровке, отправленной в Вильну (ныне Вильнюс) на имя министра внешних сношений Юга Бернара Маре, Бонапарт, отступая из разоренной им Москвы, сообщает о том, что отдал приказ подорвать Кремль. Собственно, с этих слов она и начинается: "Я взрываю Кремль 22-го в три часа утра". Этот приказ был отдан Наполеоном маршалу Эдуару Мортье, который остался в российской столице с несколькими тысячами солдат, чтобы заложить пороховые заряды и пустить на воздух строения исторического центра Москвы, а значит, и России. Этот варварский приказ был выполнен, но не полностью. Большинство зданий в Кремле разрушить не удалось: начался проливной дождь, да и горожане успели в последний момент затушить многие уже горевшие фитили "адских машин". И тем не менее от взрывов рухнули Арсенальная, Водовзводная и частично Никольская башни, сильно пострадали стены Кремля, Арсенал, Грановитая палата, торговые ряды вокруг Красной площади. Была разрушена и кремлевская звонница, но Ивановская колокольня, самое высокое строение в Москве, устояла. На восстановление Кремля в прежнем виде ушло более 10 лет.

С господином Шатенье, а также экспертом по части старинных бумаг Аленом Николя, принимающим активное участие в подготовке предстоящего аукциона, мы беседуем в его бюро и одновременно библиотеке антикварных книг и документов "Девять муз" на набережной Сены напротив острова Сите.

Много ли наполеоновских шифровок дошло до нашего времени?


Так выглядит уникальная шифровка с подписью Наполеона, которая будет выставлена на аукционе.

Ален Николя: Тех, что имеют отношение к русской компании, считаные единицы. Наполеон диктовал своему секретарю, который передавал текст дежурному офицеру-шифровальщику. Затем послание подписывалось императором и отправлялось с вестовым. Причем по соображениям сохранения секретности шифр менялся регулярно.

Жан-Кристоф Шатенье: Вообще письма Наполеона "российского периода" большая редкость. Значительная часть почты была утеряна или захвачена противником. Кстати, в одном из наполеоновских документов, который также будет выставлен на аукцион, впрямую говорится о том, что "послание, отправленное 16 октября", перехватили русские. Представьте обстановку: зима, русская армия преследует французов. Понятно, что в тех условиях люди больше думали о спасении жизни, а не писем. Наверное, многие бумаги побывали в руках у ополченцев, которые на них и внимания не обратили.

Бонапарт считал, что на востоке он не потерпел поражение. Мол, победила не русская армия, а русская зима.

Какова история "кремлевского" послания? Все-таки прошло 200 лет...

Ален Николя: Оно долго хранилось у человека, которому было адресовано, - у Юга Бернара Маре. После его смерти в 1839 году уже от наследников попало во второй половине XIX века в одну из самых престижных мировых коллекций - графа Крофордского, лорда Линдсея. Об этом свидетельствует небольшая красная печать с надписью Biblioteca Lindesiana в нижнем правом углу послания. Так английский собиратель помечал книги, автографы и прочие коллекционные предметы. Далее, как нам удалось установить, письмо оказалось у другого коллекционера - заокеанского банкира с французскими именем и фамилией Андре де Коппе. У него и оставалось до начала 50-х годов XX столетия.

Жан-Кристоф Шатенье: На декабрьский аукцион это послание выставил также коллекционер, о котором я могу сказать лишь то, что он житель Монако и у него итальянские корни.

Есть ли другие документы, где Бонапарт говорит о планах подрыва Кремля?

Ален Николя: Это единственное, которое находилось в частной коллекции. Не исключаю, что в Национальной библиотеке или архиве можно найти нечто подобное. Но на рынке такого еще не было.

Таким образом Наполеон выместил накопившуюся злобу и досаду. В других странах он себе подобного не позволял.

И все-таки как вы считаете, что толкнуло Бонапарта , человека, казалось, просвещенного, претендовавшего на статус носителя прогресса европейским народам, выступить, по сути дела, в роли военного преступника, отдав этот варварский приказ?

Жан-Кристоф Шатенье: Думаю, таким образом он выместил накопившуюся злобу и досаду. Это было его первым большим поражением за все время правления созданной им империей. Он понимал, что она начинает разваливаться, и не знал, как это остановить. Ведь в других странах он себе подобного не позволял.

Наполеон: "Нас атакуют многочисленные казаки"

На декабрьском аукционе в Фонтенбло будут выставлены еще несколько писем Наполеона из России. Одно от 4 октября 1812 года адресовано военному министру Анри Кларку, где французский император просит срочно прислать подкрепление. В другом письме от 27 октября 1812 года, зашифрованном так же, как и "кремлевское", рассказывает о сражении у Малоярославца. Кстати, в нем Наполеон признается, что "его постоянно атакуют многочисленные казаки", которые "способны нарушить наши коммуникации и нанести большие потери", что, заметим, вскоре и произошло на самом деле. В этом послании содержится письменное признание того, что он решил отступать. "Возможно, что, когда вы получите это сообщение, - пишет он все тому же Югу Бернару Маре в Вильну, - я буду в Смоленске и Витебске". И тут же указывает дальнейший маршрут отката на запад в виде строгого приказа: "Присылайте в больших количествах лошадей, ускорьте правительственные меры и отсылайте одежду в Минск".

Помимо этого коллекционеры смогут познакомиться и с другими наполеоновскими реликвиями. В частности, речь идет о папке с документами, имеющими отношение к 1818 - 1819 годом, когда свергнутый император находился в ссылке на острове Св. Елены. Чтобы занять время, он диктовал воспоминания преданному ему до конца генералу Бертрану. Из 180 листов, исписанных с обеих сторон, и 44 рисунков большая часть занята сугубо профессиональным разбором баталий минувших лет. Причем, что интересно, несколько страниц посвящены русской компании, сыгравшей в судьбе императора роковую роль. Оставаясь верным себе, Бонапарт считал, что на востоке он не потерпел поражение. Мол, победила не русская армия, а русская зима. По убеждению Наполеона, начни он кампанию тремя месяцами раньше, дело могло принять иной оборот. Только вот, как известно, у истории очень сложные отношения с сослагательным наклонением...


Среди всех бед войны 1812 года пожар Москвы особенно привлекал внимание современников. Полотно Василия Верещагина "В Кремле - пожар".

Сабля стоимостью 4,8 миллиона евро

Как возникли "наполеоновские продажи" в аукционном доме "Озна", существующем, кстати, с 1816 года? Об это рассказывает Жан-Кристоф Шатенье:

- В 2001 году парижский журнал "Фигаро-магазин" решил устроить круиз из Франции на остров Св. Елены, пригласив на него коллекционеров и поклонников Наполеона. В связи с этим нашему дому предложили устроить на борту корабля аукцион предметов, связанных с именем императора. Однако случилось 11 сентября с его нью-йоркской трагедией. Путешествие было отменено. Но у нас-то все было готово, и аукцион состоялся в Фонтенбло. Причем с большим успехом. С тех пор устраиваем их два раза в год. Эти аукционы привлекают внимание людей со всего света, настолько фигура императора популярна и в нынешние времена. Причем через нас прошло множество различных артефактов. К примеру, сабля Наполеона, которая была с ним в битве при Маренго 14 июня 1800 года. Продана за рекордную для холодного оружия сумму 4,8 миллиона евро. Манускрипты, мебель, даже рубашки императора, в том числе та, в которой он был незадолго до смерти в ссылке в 1821 году. Кстати, многие предметы были приобретены коллекционерами из России. Среди них люди из Санкт-Петербурга, Москвы, включая господина Батурина. Правда, последние годы мы его у себя не видели.

Общество История Бородинское сражение