Новости

09.11.2012 00:43
Рубрика: Экономика

Между ураном и Ираном

Глава МАГАТЭ: Мы никогда не говорили, что Тегеран принял решение о создании ядерного оружия
На переговорах по ядерной программе Ирана очередной тупик. Между тем эксперты МАГАТЭ распространили доклад, согласно которому за последние два года Тегеран произвел 189 килограммов высокообогащенного урана. О слухах, которыми полна Вена, о том, из-за чего может закончиться терпение, когда речь идет об Иране, в эксклюзивном интервью "РГ" рассказал генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано.

По какой причине отложен очередной раунд переговоров с Ираном относительно иранской ядерной программы, который должен был состояться в октябре 2012 года?

Юкия Амано: Следует отметить, что у нас не было с Ираном договоренности о встрече. В ноябре 2011 года была принята резолюция Совета управляющих МАГАТЭ, в которой содержалось требование к Ирану активизировать диалог. МАГАТЭ направляло в Иран много миссий на самом высоком уровне. Я сам был в Иране. Верил, что можно добиться договоренности. К сожалению, этого не произошло.

Вопрос о дальнейших контактах с Ираном рассматривался Советом управляющих в июне 2012 года, но договоренностей тоже достигнуто не было. В сентябре текущего года Совет управляющих одобрил очередную резолюцию по Ирану. Кроме того, 17 сентября я встретился с вице-президентом Ирана Фаридуном Аббаси и ему ясно сказал, что мы хотели бы провести переговоры с Ираном в ближайшее время. Мы ожидали реакцию Ирана, но ее до сих пор так и не поступило.

Тогда мы обратились в иранское посольство в Вене и высказали наши пожелания относительно встречи. Предложили конкретную дату переговоров и ожидаем ответа от иранской стороны. Следовательно, не совсем верно было бы говорить о том, что встреча должна была пройти в октябре. О ней пока нет договоренности. Мы ничего не откладывали. Более того, МАГАТЭ говорит Ирану: давайте встречаться и говорить. Я знаю, что в Вене по этому поводу ходят разные слухи. Мы действуем и стараемся добиться результата.

Но я бы хотел добавить, что нам не нужен диалог ради проформы. Диалог должен давать конкретный результат. Я ничего не могу сказать относительно ноября текущего года. Если в ноябре пройдет безрезультатная встреча, члены Организации потеряют доверие к переговорам. Это был бы очень плохой знак.

Когда мы встретимся? Я пока не могу назвать крайнего срока. Надо добиваться конкретного результата. В этом заключается моя позиция. Причем хотел бы отметить, что с нашей стороны нет каких-либо условий, только желание добиться результата. Иначе теряется доверие к диалогу. Я не хочу, чтобы люди так думали. Диалог должен работать и давать конкретный результат.

На какой стадии находится ядерная программа Ирана? Имеет ли МАГАТЭ доступ ко всем ядерным объектам Ирана?

Юкия Амано: Большое количество ядерных установок в Иране работают под контролем МАГАТЭ. Анализ их деятельности и ядерного материала свидетельствует о том, что они используются в мирных целях. Но мы не можем с уверенностью утверждать, что нет иной необъявленной деятельности. Иран не выполняет некоторых взятых на себя обязательств. Таким образом, мы не можем утверждать, что необъявленные установки и материалы используются в мирных целях.

О некоторых установках и материалах мы можем сказать, что они имеют мирное назначение, о других - нет. Так выглядит ситуация на сегодняшний день. Доклад МАГАТЭ не говорит, что Иран имеет ядерное оружие. Мы никогда так не говорили. Мы никогда также не говорили, что Иран принял решение о создании ядерного оружия. Но мы сказали, что у нас есть информация о вовлечении Ирана в деятельность по созданию ядерных взрывных устройств. Мы не сделали из этого выводов. Мы хотели бы, чтобы представители Ирана встретились с нами и прояснили этот вопрос. У нас есть соответствующая информация, пожалуйста, поясните ее. МАГАТЭ не судит о том, опасна эта деятельность или нет. Мы должны проверить установки и материал. Мы хотим большей кооперации с Ираном. Но пока этого не получается.

Что касается других установок в горах, мы тоже можем туда направить инспекторов и осуществить проверку. Может так получиться, что Иран не предоставит нам доступ к некоторым установкам вблизи Тегерана. Мы знаем о тех установках, о которых было заявлено. В интересах Ирана сотрудничать с МАГАТЭ. Только наша Организация может подтвердить, что ядерная программа используется исключительно в мирных целях. Если что-то не так, мы можем встретиться и найти совместное решение. Для нас важно, чтобы ядерный материал использовался в мирных целях.

Мировые СМИ сообщают о возможных прямых переговорах между США и Ираном. Что вам по этому поводу известно?

Юкия Амано: У меня нет информации о возможных прямых переговорах США и Ирана. Я считаю, что МАГАТЭ в любом случае должно играть свою роль. Такие страны, как Россия, Китай, США, Великобритания, Франция и Германия должны играть свою роль. ООН тоже должна сказать свое веское слово. Только определенная группа стран - членов организации может решить проблему.

Не думаю, что США или МАГАТЭ могут в одиночку решить все проблемы. Мы должны работать вместе. Только в комбинации с разными возможностями мы можем добиться успеха.

Связан ли ваш предстоящий визит в США с возможными переговорами Вашингтона и Тегерана?

Юкия Амано: В ходе визита речь пойдет о широком круге вопросов. Будут в том числе обсуждаться иранская ядерная программа, ситуация в развивающихся странах, будущее ядерной энергии, другие вопросы, представляющие взаимный интерес.

Конечно, мне интересно узнать о планах США по Ирану. Мы можем помочь в вопросах верификации иранской ядерной программы. Мы являемся нейтральной и непредвзятой стороной, задача которой прибыть в страну, проверить материал, установки и сообщить, используются ли они в мирных целях или нет. Мы можем помочь не только США, но и международному сообществу предоставить достоверную фактическую информацию.

Трудно сказать, будут ли прямые переговоры между США и Ираном более эффективными, нежели в формате "шестерки". Россия играет важную роль, США тоже. МАГАТЭ имеет свою долю ответственности в этом вопросе. Каждый должен внести свой посильный вклад в общее дело в целях мирного решения проблемы.

Какие меры предпринимает МАГАТЭ для активизации переговоров с КНДР по присоединению Пхеньяна к Договору о нераспространении ядерного оружия?

Юкия Амано: На данный момент для нас важно направить инспекторов в Пхеньян. С 2009 года там не было наших миссий. У нас есть информация о том, что Северная Корея начала строительство легководного реактора и установки по обогащению урана. Но мы не можем проверить это, поскольку там нет наших экспертов.

В феврале текущего года было подписано соглашение между Северной Кореей и США о моратории на ядерные и ракетные испытания. Мы получили приглашение от Пхеньяна направить в страну наблюдателей для обсуждения некоторых аспектов мониторинга деятельности по обогащению ядерных материалов. К сожалению, в связи с запуском северокорейцами ракеты эти планы не получили продолжения. Мы надеемся, что в будущем сможем направить инспекторов в Северную Корею.

Как вы оцениваете перспективы проведения в конце 2012 года в Финляндии международной конференции по созданию зоны, свободной от ядерного оружия и других видов массового поражения на Ближнем Востоке?

Юкия Амано: Все вопросы, касающиеся Ближнего Востока, являются сложными. Одна из моих задач - созыв форума о создании зоны, свободной от ядерного оружия на Ближнем Востоке. В 2010 году это было невозможно. В 2011 году МАГАТЭ провела форум, который стал небольшим, но важным шагом. Я продолжаю надеяться, что конференция по созданию зоны, свободной от ядерного оружия, состоится.

Каковы перспективы развития атомной энергетики в свете катастрофы на АЭС "Фукусима-1". Какова роль МАГАТЭ в соблюдении необходимых мер ядерной безопасности?

Юкия Амано: Использование атомной энергии в мирных целях постоянно расширяется. Но это будет происходить несколько медленнее, чем мы ожидали. В этом, безусловно, "виновата" авария на АЭС "Фукусима". После катастрофы в Японии мы провели министерскую конференцию в июне 2011 года. Была принята соответствующая резолюция. В сентябре того же года согласован план действий по контролю над безопасностью на ядерных объектах.

Некоторые мероприятия контролируются секретариатом МАГАТЭ, а некоторые - национальными правительствами. Мы ужесточили стандарты ядерной безопасности. Кроме того, имеется объединенный план действий в случае возникновения кризисных ситуаций, который постоянно обновляется. Государства должны нести ответственность за ядерную безопасность, а МАГАТЭ окажет необходимое содействие. Мы обращаемся к странам - членам Организации выполнять обязанности с точки зрения соблюдения ядерной безопасности.

Как обстоят дела с соблюдением ядерной безопасности в России?

Юкия Амано: В России очень продвинутые технологии в ядерной сфере. Там серьезно относятся к ядерной безопасности и физической охране объектов. Во время визита в Россию (в ноябре 2010 года. - "РГ") я посетил Национальный исследовательский ядерный университет. Встретился с главой "Росатома" Сергеем Кириенко.

Россия является важным партнером МАГАТЭ в вопросах ядерной энергии и ядерной безопасности. Кооперация между МАГАТЭ и Россией очень важна для будущего развития ядерной энергетики. В этой связи МАГАТЭ приветствует тот факт, что Россия предложила провести в Санкт-Петербурге в конце июня 2013 года международную министерскую конференцию. Я никогда не был в этом городе, но все говорят, что он очень красивый.

Экономика Отрасли Энергетика Международные организации МАГАТЭ Ядерная программа Ирана