Новости

Глава финразведки Юрий Чиханчин - о том, как поставить заслон финансированию терроризма
Банку, компании, любому человеку будут замораживать не только счета, как сейчас, но и все имущество, которым нельзя будет пользоваться. За что? Только за подозрение, что они причастны к финансированию террористических операций.

Росфинмониторинг готовит новые поправки в антиотмывочное законодательство. Об этом корреспондент "РГ" узнала в Нью-Дели, в кулуарах пленарного заседания Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма, на которое прибыли первые лица девяти финансовых разведок Евразийской группы, представители Всемирного банка, МВФ, ШОС, ФАТФ, делегации стран- наблюдателей.

После заседания директор Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин дал эксклюзивное интервью корреспонденту "Российской газеты".

Юрий Анатольевич, на каких общих для евразийского региона проблемах фокусировали внимание участники закрытых дискуссий?

Юрий Чиханчин: В первую очередь, на проблеме бенефициарных собственников - физических лицах, фактически контролирующих компании, и на доступе к точной и корректной информации о них.

Во-вторых, на необходимости введения уголовной ответственности за отмывание денег, независимо от сумм легализуемых доходов, и предусматривающей конфискацию. Особые риски несут инновационные финансовые услуги, регулирование которых не успевает за развитием технологий. И эти пробелы используют в преступных целях. Сегодня страны ЕАГ продумывают новые способы контроля за электронными деньгами, платежными терминалами. Актуальна тема повышенного контроля за офшорами. Говорили об усилении надзора за отдельными профессиональными группами - за адвокатами, нотариусами, аудиторами.

Приводились примеры, что в отдельных странах ЕАГ некоторые из них за нарушение "отмывочного" законодательства лишены лицензий. Эти тенденции связаны с ужесточением требований со стороны ФАТФ. Сегодня акцент смещается в сторону двух показателей: выявления рисков и быстроты реагирования на них. И второй блок связан в целом с эффективностью антиотмывочной системы. Поскольку все страны прошли этапы создания законодательной базы, надзорной и правоохранительной деятельности, то следующая задача - улучшать стратегические и тактические приемы, ужесточать ответственность за легализацию криминальных финансовых потоков.

Какие здесь новации?

Юрий Чиханчин: Очень серьезный вопрос - борьба с финансированием терроризма. И как ее составная часть - замораживание имущественных активов террористов внутри страны и за рубежом. Этого требуют международные стандарты.

В настоящее время у нас предусматривается замораживание финансовых операций террористов и лиц, имеющих отношение к ним. А международное сообщество требует замораживать все имущество террористов и лиц (физических, юридических), оказывающих им содействие или вступающих с ними в контакты. Например, условно говоря, некая компания оплачивает работу физического лица, которое связано с террористами. И об этом знает ее руководство. Выявив этот факт, мы должны будем заморозить активы всей компании. Вопрос непростой, но поскольку на нем настаивает ФАТФ, то сейчас он очень активно прорабатывается со всеми заинтересованными российскими ведомствами силового и экономического блока, депутатами. Для реализации такой нормы предлагается определить уполномоченный орган либо предоставить полномочия межведомственной комиссии. Оба варианта приняты в европейских странах. В Голландии, например, решение после межведомственного обсуждения принимает МИД, а в Испании такое право дано специальной межведомственной комиссии.

Вы знаете, что по указу президента в июне 2012 года создан национальный центр оценки рисков отмывания денег и финансирования терроризма и раз в год Росфинмониторинг обязан представлять доклад президенту страны о состоянии дел. Сегодня наши эксперты совместно с международными организациями, в том числе Всемирным банком, прорабатывают методологии внедрения новых международных стандартов в российское законодательство. Важно, чтобы наши действия были синхронизированы с частным сектором. Сегодня в каждом банке, в страховой компании есть способы выявления и управления рисками отмывания преступных доходов и финансирования терроризма. И по физическим, и по юридическим лицам, и по видам операций. Поэтому надо использовать единые подходы по внедрению обновленных стандартов ФАТФ.

Растет ли число террористов в Перечне Росфинмониторинга?

Юрий Чиханчин: Растет и международный список, и национальный. Но если кто-то все же, по ошибке, несмотря на тщательные оценки, попадает в официальный перечень, то у человека есть возможность восстановить и защитить свои права. Либо обратившись в Росфинмониторинг напрямую, либо через суд. И если правота подтверждается, то из перечня он исключается.

Еще одно требование ФАТФ - повсеместно ввести уголовную ответственность за "отмывание" и финансирование терроризма для юридических лиц. Для России это вообще неожиданная тема. Если такую ответственность введут, то чем это может грозить компаниям?

Юрий Чиханчин: Приведу условный пример: если владелец-бенефициар, или руководитель, или сотрудник некоей компании используют ее ресурсы в преступных целях, то соответственно, эти компании либо подвергаются гигантским штрафам, либо ликвидируются с конфискацией имущества. В данный момент Россия изучает эту проблематику с учетом мировой практики. Считается, что эта мера - а ее применяют практически по всему миру - помогает более эффективно бороться с отмыванием.

По этому пути идут и страны ЕАГ - Индия, Китай уже внесли поправки в законы. Прорабатывается вопрос в Казахстане, Узбекистане и Киргизии. Для России этот вопрос пока дискуссионный. Мы пытаемся объяснить, в том числе международным экспертам ФАТФ, что для наказания юридических лиц за финансирование терроризма у нас тоже могут применяться административные штрафы, другие меры вплоть до ликвидации фирм. Понятно, для того, чтобы ввести уголовную ответственность для юридических лиц, придется менять конструкцию законодательства. С другой стороны, стандарты ФАТФ крайне важно исполнять, чтобы не допустить падения рейтинга страны и снижения степени доверия международного сообщества к ее финансовой системе - ведь в первую очередь от международных санкций, которые может ввести ФАТФ, пострадает сам российский бизнес, неся миллиардные убытки.

В итоге мы заинтересованы в обобщении международной практики. Много говорили об этой проблеме на площадке ЕАГ. Продолжим ее дальше обсуждать с привлечением научных кругов, ведущих российских правоведов, международных экспертов. И, конечно же, с частным сектором - на консультативном совете при Росфинмониторинге, на конференциях, семинарах. Предприниматели - не сторонние наблюдатели. Наша задача - объяснить, что их ожидает, привлечь внимание к новым законодательным инициативам.

Многие бизнесмены сегодня озабочены подготовленными Росфинмониторингом антиотмывочными поправками. Волнует, что недобросовестные банки, воспользовавшись предоставленным им правом блокировать в одностороннем порядке сомнительные счета, могут в своих интересах манипулировать клиентскими платежами.

Юрий Чиханчин: Не думаю, что так будет. Банки не заинтересованы терять добросовестных клиентов, они на них зарабатывают, но заинтересованы избавляться от тех, кто пытается выстраивать теневые схемы. Кроме того, остается механизм судебной защиты, и если банк нарушит этику и проиграет один такой процесс, то это грозит ему потерей деловой репутации.

Расскажите о миссии Контртеррористического комитета СБ ООН, она проверяла российскую антитеррористическую систему в октябре этого года. Какие оценки мы заслужили?

Юрий Чиханчин: Миссия пришла к выводу, что выстроенная под эгидой Национального антитеррористического комитета (НАК) система по участию всех ведомств в данной задаче соответствует международным требованиям. Кроме того, констатировала сбалансированность российской антитеррористической системы с точки зрения защиты прав человека. И предложила МИДу и Росфинмониторингу выступить на площадке ООН 20 ноября 2012 года. Хорошо, что наш опыт интересен.

Какие вы сделали бы акценты, используя трибуну ООН?

Юрий Чиханчин: Во-первых, российская система противодействия финансированию терроризма действует в тесном взаимодействии с финансовыми разведками других стран, и в первую очередь Евразийской группы - то есть от Индии и Китая до Узбекистана и Туркменистана. И это сила.

Во-вторых, в ЕАГ сегодня работают высококвалифицированные кадры - их профессиональную подготовку осуществляет Международный учебно-методический центр финансового мониторинга. Подготовкой кадров для национальных антиотмывочных систем государств евразийского региона также занимается Институт финансовой и экономической безопасности при МИФИ, директор которого предложил создать при ЕАГ совет по вопросам образования. Все это в комплексе приведет к достойным результатам.

По слухам, наркобароны в некоторых странах проникли на ключевые правительственные посты и руководят криминальными потоками. На уровне ООН всерьез обсуждается угроза захвата власти наркодельцами. Что предпринимается для борьбы с этими угрозами?

Юрий Чиханчин: Важно объединить усилия для нанесения ударов по финансовым центрам, которые концентрируют денежные средства от производства и оборота афганских наркотиков, используемых для "отмывания" наркодоходов. Организацию и координацию данной работы ведет Государственный антинаркотический комитет (ГАК).

Где размещаются такие центры?

Юрий Чиханчин: Они находятся, как правило, за пределами стран - производителей наркотиков. Поэтому механизмы по выявлению интенсивного наркотрафика мы выстраиваем вместе с другими странами - членами ФАТФ и ЕАГ. Совместно участвуем в операции "Канал", организуемой ОДКБ и ГАК. В ФАТФ нас активно поддерживает Китай. Для государств евразийского региона, как и для России, афганский наркотрафик является вопросом номер один национальной безопасности. Налажено тесное взаимодействие по данной проблеме с США, Германией, странами Латинской Америки. ФСКН - российское антинаркотическое ведомство - в реализации дел активно использует материалы Росфинмониторинга.

Прямая речь

Одна из главных целей пленарного заседания Евразийской группы - обсудить и сблизить позиции с региональными партнерами по продвижению в жизнь обновленных стандартов ФАТФ. Они требуют провести оценку наиболее опасных национальных рисков "отмывания" и адекватных мер по их снижению. Стандарты приняты в феврале 2012 года, и страны уже начали подготовку к их внедрению. Корреспондент "РГ" поговорил с участниками заседания.

В этом году Казахстан уже завершает оценку рисков. Есть трудности?

Мусиралы Утебаев, руководитель подразделения финансовой разведки Казахстана: Мы прошли первый этап, который позволил освоить оценочные механизмы, получить определенные результаты. Но для полной картины нужно двигаться дальше - оценить обстановку в тех отраслях частного сектора, которые уязвимы для отмывания денег. Это показывают и наши результаты, и опыт других стран - например, Индии, Новой Зеландии.

Отдельная задача - выявление и оценка рисков финансирования терроризма, поскольку источником средств могут выступать не только криминальные, но и легальные доходы, например, добровольные пожертвования или средства, собираемые под видом благотворительности.

Как ФАТФ оценивает роль России в развитии Группы?

Валери Шиллинг, представитель Секретариата ФАТФ: Евразийская группа создана в 2004 году. Россия с самого начала взяла на себя руководящую роль и теперь достигает успехов вместе со странами-партнерами.

Ценный вклад вносит Международный учебный центр, который разрабатывает электронные пособия и инновационные учебные программы. Они открывают больший доступ к международным стандартам ФАТФ. И роль таких учебных центров в региональных организациях возрастает.

Два года вы занимали пост зампредседателя Евразийской группы. Летом стали сопредседателем Азиатско-Тихоокеанской группы. Какие глвызовы стоят перед регионами?

Лю Чжэн Мин , глава китайской делегации в ФАТФ и ЕАГ: Это прежде всего - риск терроризма и оборот наркотиков афганского происхождения. Евразийская группа занимается сегодня отслеживанием финансовых потоков. Однако надо расширять взаимодействие с правоохранительными органами стран ОДКБ, чтобы использовать оперативные способы борьбы с наркотрафиком.

Мы многому научились. Особенно у России. Ее большая заслуга в том, что сегодня ЕАГ имеет авторитет. Надеюсь, что президентство вашей страны в ФАТФ в 2013 - 2014 годах позволит внедрить новые инициативы в борьбу с международной финансовой преступностью.

Последние новости