Новости

15.11.2012 08:27
Рубрика: Общество

Украду назло

В войнах самолюбия мужчины и женщины больше всего страдают дети
В Иркутске участились похищения детей собственными родителями.

Только за последний месяц  правоохранительным органам пришлось трижды вмешиваться в выяснения отношений между папами и мамами - с кем жить малышу после развода.

Семейный триллер

Иногда такие  истории напоминают голливудский боевик - с вооруженными нападениями и погонями.  Иногда - психологический триллер, в котором обозленные друг на друга мужчина и женщина  морально шантажируют друг друга, вовлекая в свои игры малыша, рассказывая ему, какой плохой у него папа или никудышная мама. Но всегда, утверждают специалисты - психологи, сотрудники правоохранительных органов, представители органов по защите прав детей - в этих взрослых дрязгах страдают интересы ребенка.Часто даже суд оказывается бессилен восстановить мир в бывшей семье - родители (обычно папы) игнорируют решение суда и просто забирают ребенка себе, отказывая маме в общении с ним.  Так  случилось с Ириной Довгалевой: уже полтора месяца  она не может увидеть собственную дочку, которой не исполнилось и полутора лет, и даже не знает, где она:

- Муж у меня мусульманин, я, чтобы быть с ним, тоже приняла ислам. Женились мы по мусульманскому обычаю, но официально расписаны не были. В общей сложности мы прожили около пяти лет, но когда нашей дочке Малике исполнился год, я не выдержала семейных скандалов - Ибрагим даже руку мог поднять на меня в присутствии ребенка - взяла дочку и уехала на две недели, чтобы подумать. В общем, я решила уйти. 30 сентября я отдала ребенка отцу на прогулку. С тех пор я ее не видела, хотя у меня на руках определение суда, в котором сказано, что ребенок должен жить со мной. Я обращалась в правоохранительные органы, к судебным приставам, но никто ничего не может сделать, хотя  Ибрагим спокойно живет в Иркутске. На днях я с ним виделась - он смеется мне в глаза и говорит: ну раз в определении сказано определить место проживания ребенка с матерью, путь они меня обяжут это определить, посмотрю, как у них получится. И еще он говорит, что увез девочку в Чечню.

Права на ребенка

История Марины Кузьминой имеет более счастливый конец. Она год боролась за ребенка, пока шел развод с мужем.

- Мне экс-супруг - русский, православный - поставил ультиматум: мы подписываем в суде мировое соглашение о расписании моего посещения ребенка, только в этом случае ты дочь увидишь, - когда Марина это вспоминает, она не может сдержать слез. - Конечно, я согласилась.  Сейчас я отдаю ему ребенка, но каждый раз извожусь - где он, что с ним. Если что - нас никто не защитит, никакой государственный орган, это даже не будет считаться похищением.  Я в интернете обнаружила сайт, на котором мужчины обмениваются информацией, как на законном основании отнять ребенка у матери.  Совершенно открыто! Но я считаю, люди должны нести ответственность за то, что увозят и скрывают детей.

-  В соответствии с Семейным кодексом оба родителя имеют равные права на воспитание ребенка -  и отец, и мать, -  не надо этого забывать, -  урезонивает пыл матерей руководитель аппарата уполномоченного по делам детей Татьяна Афанасьева. - Папы сейчас об этом, кстати, стали вспоминать чаще, и чаще бьются за детей в судах. В аппарат уполномоченного по правам детей в этом году было пять обращений по поводу удержания ребенка одним из родителей. (Слово похищение, думаю, здесь неуместно.) В том числе обращались и мужчины. Понятно, что визит к омбудсмену - это последний шаг, когда все другие инстанции пройдены. Но что общего у всех этих случаев?  По сути, как мы видим, это сведение счетов между мужчиной и женщиной, ребенок здесь - оружие. У пап-похитителей нет цели воспитывать ребенка, у него цель  - насолить бывшей жене. И у мам, которые ограничивают общение дочки или сына с отцом, нет задачи оградить малыша от какого-то пагубного воздействия -  опасности как таковой обычно и нет, папы социально адекватные люди, у нее задача - "наказать" плохого мужа, заставить его страдать. При этом оба нарушают права ребенка - общаться в равной степени и с папой, и с мамой. Вот о чем надо прежде всего вести речь.

Мораль вне закона

- Как правило,  когда наступают критические моменты, все обращаются за помощью в полицию, под сень закона. Но закон, действительно, подразумевает равные права на ребенка обоих родителей. Поэтому, если даже есть решение суда на проживания ребенка, например,  с мамой, а папа не хочет его отдавать, скрывает, все наказание, которое возможно в рамках закона - это административные штрафы за неисполнение решения суда, - отмечает и. о. начальника ПДД ГУМВД по Иркутской области Елена Ковтун. - Есть, конечно, статья 5.35 КоАП, предполагающая ответственность за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию ребенка.  Но и она влечет за собой только предупреждение или административный штраф.  Есть еще статья 156 Уголовного кодекса, сопряженная с жестоким обращением с детьми, но она подразумевает только причинение физического вреда. Причем должна быть очень мощная доказательная база, чтобы можно было возбудить уголовное дело. Да, психике ребенка экстремальное выяснение отношений родителями  наносит вред, прятать ребенка от матери или от отца - это безнравственно. Но  статья 156 УК не подразумевает моральных аспектов. Возможно, стоит развивать законодательство в этом направлении, но надо понимать, что ни один государственный орган не может разрешить проблемы личных отношений двух взрослых людей.

По словам Елены Ковтун, случаи похищения детей родителями из ее практики, как правило укладываются в общую схему:  разница  в социальном статусе (один из них - чаще папа - более богат,  обладает более влиятельными социальными связями, другой менее состоятелен и не имеет столь серьезной группы поддержки),  большая разница в возрасте, практически все пары долго жили вместе до рождения ребенка, не всегда в официальном браке, при этом  супруги мирились с недостатками партнера, когда появлялся на свет ребенок, ситуация меняется, партнер, вдруг почему-то перестал устраивать.

- Мы должны нести ответственность за те шаги, порой, весьма опрометчивые, которые мы совершили, за те решения, которые мы, руководствуясь какими-то аргументами, которые нам показались важными, приняли, - замечает Елена Ковтун. -  В любой конфликтной ситуации - две стороны, и каждая желает видеть себя правой, и не замечает в это желании объективных моментов.  Но здесь не бывает правых сторон, обе виноваты. И надо, наверное, оставить в стороне принципы, и соглашаться на компромисс.

Компетентно

Оксана Савчук, психолог:

- Я думаю, самое серьезное в таких ситуациях, то, что в некоторых случаях договориться уже нельзя. Ведь чем оканчивается большинство разводов? Люди как-то договариваются о том, кто, сколько и каким образом будет участвовать в жизни ребенка. Похищение - это экстремистский шаг. Это действие не просто обиженных, а униженных мужчины и женщины, которыми движет злость. Они  негодуют от того, что их лишили каких-то притязаний на жизнь, лишили возможности действовать по привычке " я так хочу". Поэтому в таких ситуациях с демонстративно-агрессивной окраской договориться очень непросто.  Такие ситуации проще упредить на входе, присматриваться к тем, с кем  собираетесь связать свою жизнь. Признаки возможных проблем можно увидеть уже на этом уровне -  если "все вокруг дураки,  никто ничего не понимает, я один (одна) принимаю решения, ты ни в чем не разбираешься, ты дура (дурак)" - это уже предупреждающий звоночек. Если на это накладываются какие-то национальные, культурные особенности, риски слишком велики.  Готовы ли вы нести ответственность, принимая эти риски ради каких-то других мотивов. Но если вы уже попали в этот конфликт -  нужно отключить эмоции.  Мама боится за ребенка? А действительно ли есть опасность? Ведь он с родным отцом, который еще полгода-год назад был для вас - и для ребенка - хорошим человеком. И не надо накручивать малыша. А то бывают ситуации, когда вроде и семьи живут вместе, а ребенок уверен, что страшнее отца ничего нет.  Чем на самом деле рискует ребенок в таких ситуация - это своей психологической зрелостью. Совсем маленькие  обучаются не доверять миру, подросшие становятся хитрыми, обучаются приспосабливаться, манипулировать, чтобы обеспечить себе безопасность. Поэтому надо  медленно, обдумывая каждый шаг, работать, пытаться предлагать компромиссы, разделяя свои интересы и  интересы ребенка.  И понимать, что действительно может быть ситуация, когда ребенок останется жить с другим родителем.

Кстати

В аппарате уполномоченного по правам ребенка отмечают, что в трудных конфликтах  - в том числе супругов при разводе -  есть смысл прибегнуть у помощи посредников. В Иркутске сейчас развиваются службы медиации. И если вы чувствуете, что не в силах направить конфликт в конструктивное русло, стоит обратиться к людям, владеющих нужными технологиями.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область Иркутск