Новости

29.11.2012 00:09
Рубрика: Культура

Частное пионерское

Александр Карпиловский снял фильм о романтике детства
Два пионера падают с моста в реку, их спасает собака, которую каждый из них хочет взять к себе домой. Родители, понятно, не разрешают, и вокруг пионеров и их умной псины разворачивается настоящий детектив с участием зловредного директора школы, банды шкурников, прекрасной дамы сердца, формалистов из Совета отряда и прочих. Здесь же - неизменные любовь, ненависть, храбрость, малодушие...

Как выяснилось, такая, казалось бы, наивная история из советского прошлого может смотреться вполне современно: на недавно закончившемся в Минске кинофестивале "Лiстапад" фильм российского режиссера Александра Карпиловского "Частное пионерское" по книге рассказов Михаила Сеславинского удостоился Гран-при в конкурсе фильмов для детской и юношеской аудитории, а также приза Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко "За гуманизм и духовность в кино".

Уже в Москве на премьере фильма в Большом зале Дома кино до отказа забитый зал от души смеялся и аплодировал юным героям разворачивавшейся на экране истории.

По окончании фильма обозреватель "Российской газеты" побеседовал с режиссером "Частного пионерского" Александром Карпиловским.

Александр, уже на титрах вашего фильма звучат пионерские песни, речевки, разворачиваются красные знамена…Чувствуется, что вам все это самому очень нравится…

Александр Карпиловский: Ну, конечно! Я же вырос на этих песнях, мы все слушали их все по утрам в "Пионерской зорьке"! Они вызывают у меня бурю положительных эмоций, но, кроме этого, там и стихи и музыка объективно замечательные, да и советские плакаты, которые мы дали на первых титрах, по-моему, тоже, по-моему, очень  хороши…

А это у вас не ностальгия по "эпохе застоя"?

Александр Карпиловский: Нет, это кино про детство - когда все впервые, когда все очень остро и искренне. Я тогда совершенно искренне верил в то, что пионеры-герои были настоящими героями, что мы живем в большой, красивой и счастливой стране и на пальцах считал, сколько нам будет лет, когда построят коммунизм. У меня было ощущение гордости за свою родину. Я ностальгирую именно по ощущению Родины из того времени и считаю, что это правильное ощущение, которое мы не должны потерять. Пусть наши дети живут в прекрасной сильной стране, которая их защищает.

А с чего начиналась работа над фильмом?

Александр Карпиловский: Началось все с того, что я прочел книжку Михаила Сеславинского и увидел там очень близкую мне романтизацию детства, каких-то мелочей, что нас тогда окружали, бочку с квасом, рынок, пионерскую комнату. И подумал - а что же мне хочется сказать по этому поводу? И понял, что это должно быть противопоставление бездушного, калечащего ребят идеологического пресса - и наивного, восторженного пионерского духа. Ведь нам тогда было реально интересно жить - если только тебя не заставляли каждую неделю сидеть на собраниях и стоять на линейках.

А "частное пионерское" тогда было возможно?

Александр Карпиловский: Категорически нет. Этот контраст мы специально создавали. На большом пионерском собрании "частное" не котировалось вообще, его не могло быть, когда речь шла об общем, государственном. И слова главной героини о том, что ребята - настоящие пионеры потому, что они спасли собаку, звучат вызовом тому обществу.

А девочка выглядит просто настоящим пионером-героем

Александр Карпиловский: Так у них же и отряд носит имя пионера-героя и они вынашивают в себе готовность быть героями! Нас ведь тогда готовили к подвигам, у меня в школе постоянно было такое ощущение, что все вокруг было наполнено духом героической борьбы за что-то. И когда ребятам в картине пришло время быть героями - они, понятно, стали такими - а их за это и исключают из пионеров!

События в книге Михаила Сеславинского происходят в его родном Дзержинске. Вы ведь и фильм снимали там…

Александр Карпиловский: Вы знаете, Дзержинск меня поразил своей какой-то внутренней нетронутостью нынешним временем. Там нет растяжек, рекламных щитов, новых магазинов, даже ларек, где герои сдают бутылки, собирая деньги на выкуп собаки, стоит нетронутым с тех времен. Удивительно сохранившийся исторически город - пришлось, правда, менять двери квартир и подъездов, которые там современные, ну и от пластиковых окон мы тоже старались уйти. Даже не знаю, где можно было бы найти в Москве уголки снимать такую историю.

Долго ли пришлось искать таких замечательных ребят на главные роли?

Александр Карпиловский: Да нет, кастинг шел всего месяц. Ребята в фильме все уже актеры, у всех них, 12-летних, есть фильмография - та же Анфиса Вестингаузен, наша главная героиня, снимается, считай, полжизни, с 6 лет. Валя Садики, главный пионер, больше театральный артист, он много играет в детских спектаклях. Долго "не шел" ко мне главный герой - но и он потом нашелся в актерском агентстве на студии Горького. Сейчас ведь открыть талант, взять юного актера со стороны, невероятно сложно - никакая школа не отпустит просто так ребенка  с занятий…

 
Видео: Сергей Куксин/ РГ

Александр, вы снимали и романтические комедии и сериалы - и вдруг решили сделать детское кино?

Александр Карпиловский: Не вдруг. Детское кино я хотел делать еще в 1999-м, закончив Высшие режиссерские курсы, я ведь и диплом получал по специальности "Кино для детей". Но в те годы - и это оказалось для меня удивительным открытием - детское кино было совсем никому не нужным, ни один продюсер не хотел его делать. Поэтому я с радостью брался за картины, где есть дети, за того же "Снежного ангела". Сейчас, сняв "Частное пионерское", я готов и дальше снимать для и про детей. Мне кажется, я знаю лучше других, что нужно детям. И наше кино, по-моему, сделано в лучших традициях советского детского кино 60-х.

Но, согласитесь, сегодня все-таки другое время

Александр Карпиловский: Вы знаете, я с детьми вожусь с 95-года, тогда я работал клоуном на празднованиях детских дней рождений, на праздниках, играл в детских спектаклях. Да, время меняется, меняются дети, но - исключительно внешне, по форме. Вместо Красной шапочки девочки играют в Барби, но подлостью считается то, что считалось и тогда, и любовь и трусость - те же. Взять за руку любимую девочку по-прежнему проблема, несмотря на всю нынешнюю сексуальную свободу. Конечно, у 15-летних все раньше начинается, но базовые вещи остались прежними. Мы, конечно, не можем снимать для современных детей, так как снимали в 70-е. Но это касается только технической стороны дела, склеек, монтажа и т.д., а по тому, о чем говорили большие режиссеры того времени, тот же мой любимый Ролан Быков - это все совершенно современно.

Из того времени - вы взяли и финал фильма, когда ребят чуть было не исключают из пионеров. Сразу вспомнились "Друг мой, Колька", "Розыгрыш"…

Александр Карпиловский: А это та же ностальгия, привет из советского кино: есть, конечно, перегибы на местах, есть плохие директора, но вот приезжает представитель власти и все расставляет по полочкам. Я захотел в конце просто улыбнуться своему детству.

Акцент

На премьере в Доме кино присутствовал руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский, он же - автор книги рассказов "Частное пионерское", по которой и был снят одноименный фильм. В фойе кинотеатра Михаил Вадимович дал короткое интервью "Российской газете".

Михаил Вадимович, по-моему создателям фильма неплохо удалось сохранить интригу с названием картины. До самого конца не было непонятно - почему "частное пионерское".

Михаил Сеславинский: А тут имеется в виду наша частная жизнь, которую мы, вроде, всегда считали второстепенной, недостойной внимания - хотя в советской литературе, вспоминая того же Юрия Трифонова, внимание к частной, личной жизни было очень высоко. Сейчас, из XXI века вспоминая частную жизнь 70-80-х, мне хотелось преподнести ее современному читателю,  так, чтоб он почувствовал аромат той эпохи.

Как бы вы оценили усилия съемочной группы по передаче ваших мыслей на экран?

Михаил Сеславинский: Я очень доволен. Но сборник мой был не то что бы конкретной литературной основой для сценария, он, скорее, задал ему тон, зацепив атмосферу тех лет. Мне кажется, и сценаристу и режиссеру удалось передать именно то, что мне хотелось.

Это было ваше пожелание - чтоб фильм снимался в городе, где вы родились и провели детство?

Михаил Сеславинский: Просто мои рассказы посвящены жизни в Дзержинске. Это типичный провинциальный индустриальный город, который сейчас многие преподносят в негативном свете, как город неблагополучный, с тяжелой экологией. Но для меня он был и остается лучшим на Земле. Я знаю, что у группы в Дзержинске были некоторые сложности - пришлось убирать пластиковые окна, современные двери, что-то прикрывать лесами … Потому что по Дзержинску я вижу, как меняется жизнь в стране: люди там покупают машины, строят дома, ездят за границу. Жизнь меняется к лучшему.

Но в финале фильма говорится, что лучшей была именно та страна...

Михаил Сеславинский: Это, конечно, произносится с иронией. Но для людей, которые родились в это время, Советский Союз в их воспоминаниях остается великолепной страной. Мы ведь часто мы сами себя обманываем, вспоминая не реальную историю, а как любой человек, вспоминая свое детство - самое лучшее. И - подкрашенное, как в фильме.

Культура Кино и ТВ Наше кино РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники