Новости

22.11.2012 00:05
Рубрика: Культура

Кто зашел к Сатиру в гости…

Шедевр Якоба Йорданса быпредставлен после реставрации в ГМИИ им. А.С.Пушкина
Показ полотна Якоба Йорданса "Сатир в гостях у крестьянина" (1620-е) в ГМИИ им. А.С.Пушкина не назовешь выставкой одной картины. Потому что эта работа знаменитого голландца как была в зале фламандской живописи XVII века, так там и осталась. Но ради того, чтобы увидеть ее такой (ну, или почти такой), какой ее видел автор, "самый фламандский" живописец, после года бережной терапии в реставрационной мастерской ГМИИ  (при поддержке Japan Tobacco International), в музей стоит прийти.

К тому же "Сатир…" Йорданса - один из самых знаменитых музейных раритетов, с весьма богатой родословной. В России он появился благодаря Екатерине II, которая задумала превратить свое художественное собрание в Эрмитаже в одно из значимых для Европы. Пример соседей, будь то саксонского курфюста Август III или прусского короля Фридриха II, не говоря уж о французских монархах, появлению этой идеи много способствовал. А тут как раз подоспело известие о продаже наследниками коллекции Генриха фон Брюля (того самого, чье имя увековечено в названии Брюлевской террасы в Дрездене, где располагался дворец и галерея этого кабинет-министра двора Августа III). Сторговались за 180 тысяч голландских гульденов. И на специально зафрахтованном корабле коллекция фон Брюля отправилась в Петербург. Среди других картин голландских и фламандских мастеров XVII-XVIII вв. прибыла и работа Йорданса "Сатир в гостях у крестьянина". Полтора века она была в императорском собрании, а в 1930, в эпоху советского музейного передела, ее передали в Москву, в ГМИИ.

Надо сказать, что сюжет встречи крестьянина с Сатиром, заимствованный из басни Эзопа, был весьма популярен в XVI-XVII веках. Его можно было найти и в сборниках гравюр, и в живописных полотнах. Любовь к латыни и Эзопу тут, видимо, шла рядом с любовью к назидательности сюжета. История о том, как Сатир, поначалу приютивший крестьянина в лесу во время зимних холодов, не захотел дружить с ним, поскольку увидел его двуличие, эту дидактическую задачу вполне решала. Но дальше начались странности. В 1617 году басня впервые была переведена на голландский язык. И в этом переводе уже Сатир являлся в гости в крестьянскую семью. Что он там забыл, было не совсем понятно, если исходить из начального варианта басни. Популярное раньше обличение двуличия явно стало не актуальным. Тем не менее, художники с новым энтузиазмом пишут эту воображаемую встречу. Только у Йорданса можно обнаружить  семь картин на этот сюжет. В частности, теперь они в музеях Глазго, Будапешта, Гетеборга, Брюсселя, Касселя, в мюнхенской Пинакотеке. И в Москве, конечно. Это не считая отличных эскизов в других отличных музеях. Получается, заказчики художника просто обожали этот сюжет. Спрашивается, почему?

Точный ответ вряд ли кто даст. Но наблюдательные знатоки Йорданса замечают, что, разыгрывая эту сценку в разных вариантах, художник повсюду подчеркивает ее эмоциональность, чуть не праздничность. Не то чтобы скромная похлебка, на которую в басне дует крестьянин, превращается в пир горой. Нет, но пространство как-то стремительно заполняется. Если на московском полотне - это кувшин под столом, то на картине в Мюнхене "в кадре" появляется и корова, и петух на какой-то плетенке, и кошка с собакой, и медная посуда на стене… Трудно отделаться от мысли, что перед нами что-то вроде повседневной жанровой сценки, которые так любили голландские мастера. А с другой стороны, нате вам - козлоногий мыслитель, дитя природы. Словом, прямая отсылка к античным мифам, итальянским мастерам, Рубенсу, наконец.

Похоже, оставив мудрость Эзопа школярам, художник сопрягает скромные радости домашней жизни с вольным миром античного мифа, жизнелюбивого и полного страстей. Сатир, конечно, не Аполлон. Ну, так и крестьяне не книгочеи Возрождения. Этот взгляд на бедную северную жизнь через призму южных, пылких мифов словно освещает их теплым солнцем, приподнимает над унылой прозой дней. А заодно - позволяет дать палитру переходных типов между воплощением человечности,  юной матери с дитем на руках, и странным лесным гостем,  получеловеком-полуживотным.

Прямая речь

Надежда Сергеевна Кошкина, зам. Заведующего Отделом реставрации, художник-реставратор высшей категории, руководила реставрацией картины Якоба Йорданса "Сатир в гостях у крестьянина".

"Все диктует  картина. Каждое полотно всякий раз требует своего подхода. Метод реставрации, естественно, определяется  индивидуальностью,  манерой письма художника. Якоб Йорданс, например, часто надставлял холсты. Причем мог это сделать спустя несколько лет после завершения одного из вариантов, и "дописывать" работу заново. Полотно "Сатир в гостях у крестьянина" не исключение - выяснилось, что авторский холст состоит из пяти сшитых собой кусков. При этом картина сохранилась удивительно хорошо. Она за 400 лет, конечно, пережила несколько реставраций, но полотно не было дублировано, то есть с тыльной стороны можно видеть сохранившийся авторский холст. И к счастью, нам сейчас тоже удалось сохранить его  первозданность. Реставрация заключалась, по сути, в консервации картины, в укреплении красочного слоя. Кракелюр был приподнят, появлялись мелкие-мелкие выпады по всей поверхности. Был разработан метод укрепления красочного слоя,  укладки жесткого кракелюра. Потом уже мы работали с лаком, его регенерацией, выравниванием, тонированием… Я считаю, наша задача была успешно решена".

Культура Арт Живопись Выставки с Жанной Васильевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники