Новости

21.11.2012 00:06
Рубрика: Культура

Параллельным курсом

"Издатель Воллар и его художники" - в Манеже
Новый проект, посвященный Livre d'artiste - книге художника, открылся в цокольном зале "Манежа" роскошной выставкой "Издатель Воллар и его художники" из собрания Бориса Фридмана и Георгия Генса.

Вообще-то благодаря этим двум коллекционерам мы уже видели выставки книги художника в Отделе личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина (где были Пикассо, Дали, Миро, словом - испанцы) и в Литературном музее (там показывались работы отечественных мастеров). Иначе говоря, для них это не начало, а продолжение любимой темы. Но даже на фоне предыдущих очень достойных показов выставка "Издатель Воллар и его художники" стоит особняком. Потому что с Воллара все началось.

Если Амбруазу Воллару, маршану, галеристу, воздавали должное за великодушие, он смущался и отвечал в том духе, что слово это, "когда речь идет о взаимоотношениях между торговцем и художником, меня стесняет. ... это слово звучит так, как если бы сказали, что, приобретая земельный участок в надежде найти там золото, покупатель выказывает великодушие по отношению к продавцу участка". Но этот "золотоискатель", умевший обнаруживать золотую жилу там, где другие торговцы картинами видели только "мазню", сделавший в своей маленькой галерее первые выставки Сезанна, Матисса, поддерживавщий Гогена, Дерена, Руо, Вламинка, умудрялся также способствовать созданию, так сказать, драгоценностей. Он предлагал художникам расписывать керамические вазы и тарелки, скульпторам - иллюстрировать книги, живописцам - заняться гравюрой... Собственно, создание книги художника было идеей из того же ряда.

Вполне возможно, что затея выглядела поначалу вполне коммерческой. Дескать, картины слишком дороги, почему бы не издать тиражные произведения современных художников, гравюры, например. Но продавать лучше сериями, а чтобы делать серию гравюр, нужна общая тема. Что может быть лучше книги - тут и темы, и герои, и жанровые сцены? Простор для вдохновения и воображения обеспечен. Но эта гениальная идея обернулась одним из самых трудоемких, сложных проектов, вызвавшим непонимание, насмешки, критику и подарившим Воллару не только массу счастливых минут, но и кучу неприятностей. Они, собственно, начались с издания в 1900 году книги стихов Верлена "Параллельно" с графикой Пьера Боннара. Некоторые стихи Верлена были запрещены, поэтому появление знака национальной типографии вызвало негодование чиновников. Тираж пришлось заново печатать. На выставке в Манеже на компьютерных мониторах можно увидеть листы этого издания, ставшего причиной скандала более вековой давности. Но все остальные книги на выставке показаны "вживую".

Выставка "Издатель Воллар и его художники" стоит особняком. Потому что с Воллара все началось

Ладно - чиновники, но и критики не были в восторге от изданий. Они ожидали иллюстраций - а получили именно что параллельный мир, созданный воображением художника. Иногда, как в случае с Пикассо, чьи гравюры к "Неведомому шедевру" Бальзака предваряли рисунки из записных книжек - сплошь из таинственных точек, отношение к оригиналу было весьма трудно определимым. Но Амбруазу Воллару, похоже, как раз это и нравилось. Чем труднее увидеть связующие нити, тем, казалось, лучше. Его-то, конечно, интересовала возможность представить в первую очередь творчество художника. Однажды история получилась совсем анекдотическая. Жорж Руо почти шесть лет работал над гравюрами к "Цирку" Андре Суареса, которые ему заказал Воллар. Гравюры получились волшебными, монументальными и яркими, отсылающими к средневековым рукописям и витражам соборов. Воллару все понравилось, но он почему-то решил перечитать текст Суареса. Перечитал - и затормозил. Вдруг начал думать, кому он может не понравиться и что из этого может выйти. Руо в отчаянии обращается к автору книги и просит дать разрешения написать текст "про цирк" ему самому. Тот разрешает. В итоге мы имеем не только иллюстрации Руо, но и его "Цирк падающей звезды".

Но Руо еще повезло. Другим художникам, как Марку Шагалу или Андре Дерену, пришлось ждать больше десяти лет выхода своих книг. Причиной был рок - Воллар погиб в автокатастрофе в 1939, и война - тут было не до изданий. "Сатирикон" с 36 офортами Андре Дерена вышел только в 1951. В 1958 ее показали на Всемирной выставке в Брюсселе. Кстати, одна из самых любопытных тем, которую проявляет выставка в Манеже, - это отношения современных художников с античной культурой. Боннар иллюстрирует "Дафнис и Хлою", Дерен - "Сатирикон", Жорж Брак - "Теогонию" Гесиода с текстом на греческом, Эдгар Дега - "Разговоры гетер" Лукиана. Фактически античность воспринимается как аlma mater, с ней ведут диалог, находят аллюзии на современность, с ней веселятся, шутят... Но никто ее с корабля современности не думает сбрасывать, наоборот, античные авторы - среди почетных членов команды.

В эпоху электронных книг livre d'artiste сама выглядит героем древней цивилизации, пришельцем из времен, когда книга была фолиантом, который бережно раскрывали по торжественным случаям, чтобы насладиться не только словом, но рисунком, заставками, переплетом, даже бумагой... Собственно, уже во времена Воллара рукотворная книга была архаикой, демонстративным обращением к опыту прошлого. В этом смысле она была таким же открытием авангардом потенциала далеких культур, каким было "обнаружение" византийской иконы, африканских масок или уличных вывески. И этим открытием, похоже, искусство ХХ века обязано Амбруазу Воллару, скромному маршану-"золотоискателю", который стеснялся признаваться в великодушии и любви к искусству.