Новости

30.11.2012 00:20
Рубрика: Культура

Нельзя без конца вывозить матрешек

Демократия - вещь неудобная, считает главный редактор издательства "НЛО" Ирина Прохорова
Широкая аудитория узнала Ирину Прохорову совсем недавно. Для нее она стала открытием после дебатов с Никитой Михалковым.Все тут же заговорили, что делами брата миллиардера управляет именно эта женщина. Так оно или нет, нам не известно. Сегодня мы говорим с ней о делах книжных. Повода сразу два: в ЦДХ в самом разгаре ярмарка Non/fiction, а у издательства "НЛО", где Ирина Прохорова главный редактор, в этом году юбилей.

Ирина Дмитриевна, ваше издательство празднует двадцатилетие на фоне жесткой борьбы бумажной и электронной книги. А когда было сложнее - в 90-е годы или сейчас?

Ирина Прохорова: Всегда было сложно по-разному. Конечно, полная экономическая разруха в 90-е годы порождала много проблем. Но с точки зрения развития интеллектуальных издательств 90-е годы были намного лучше. Во-первых, в 1995 году Ельцин отменил 20% НДС с культурного книгоиздания и это тут же породило невероятный бум на книжном рынке. Это был золотой век интеллектуального книгоиздания. Сейчас вся техническая составляющая, конечно, лучше.

С каким читателем вы собираетесь иметь дело? На ярмарке Non/fiction испанская художница безжалостно попрощалась с эрой бумажных книг, соорудив инсталляцию из книжной макулатуры.

Ирина Прохорова: Меня совершенно не беспокоит развитие электронных книг. Напротив, я была бы рада, если бы эта сфера быстрее развивалась в нашей стране. Для культурного книгоиздания это было спасением, новым стартом. Это помогло бы доносить информацию до далеких уголков нашей страны. Хотя и здесь все не так просто. Нам кажется, что электронные издания решают все. Но они решают всё в той стране, где интернетизация поголовная, а у нас 80% библиотек не имеют доступа к интернету.

Есди не заниматься межкультурными контактами, невозможно сформировать новый имидж страны

В этом году вы выпустили тысячную книгу - двухтомник петербургского историка Петра Дружинина "Идеология и филология". Но ваши книги не рассчитаны на массового читателя. А были среди них бестселлеры?

Ирина Прохорова: Таких книг у нас несколько. Я горжусь тем, что мы открыли целый ряд писателей для широкой публики. Например, Александра Гольдштейна. Наша дружба и сотрудничество начались в начале 90-х годов, когда вышел третий номер журнала "НЛО". Мы издали его книгу "Расставание с Нарциссом", которая сразу стала интеллектуальным бестселлером, а потом и все его романы. Мы были основными издателями Дмитрия Александровича Пригова, человека, оставившего свой след во всех видах художественной деятельности. Как раз на ярмарке Non/fiction мы представляем первый том из пятитомного собрания его сочинений. Мы издавали философскую прозу выдающегося ученого Александра Пятигорского, к ярмарке вышел второй том его собрания сочинений. Мы сформировали целый ряд трендов, например, изучение культуры повседневности, которое потом подхватили другие издательства. Наш вечный бестселлер, который мы регулярно переиздаем, - "Занимательная Греция" Михаила Гаспарова. Мы представили его не только как ученого, но и как яркого литератора: его уникальная книга "Записи и выписки" тоже пользуется большим успехом. Все двадцать лет мы пропагандируем нонконформистское искусство и литературу как одно из самых значительных достижений российской культуры второй половины 20 века. Мы издаем три ведущих гуманитарных журнала: "Новое литературное обозрение", "Неприкосновенный запас" и "Теория моды". Мы активно печатаем современную поэзию. В России с начала 90-х годов наблюдается подлинный поэтический ренессанс, появилось большое количество талантливых поэтов, и нам важно представить их читателям. "НЛО" всегда работало на опережение времени, на открытие новых тем, авторов. Стараемся этим заниматься и сейчас.

Известно, что Вы поддерживаете крупные проекты в сфере искусства. Бруклинская Академия Музыки объявляет о партнерстве в сфере искусства - Транс Культурный Экспресс: Искусство России и США сегодня. Фондом Михаила Прохорова был выделен грант на трехлетнюю программу культурного обмена с Академией. В основном ваши проекты направлены на поддержку современного искусства?

Ирина Прохорова: Бруклинская Академия занимается очень важными культурными проектами, и нам эта институция очень близка и по стратегии, и по системе ценностей. Мне кажется, это прекрасно - наладить обмен современными художественными акциями между двумя странами. Если мы претендуем на статус великой культурной державы (как у нас любят выражаться), невозможно игнорировать развитие современной культуры. Классика - вещь прекрасная, но только ею невозможно жить. Она должна пополняться современностью, иначе новые классики просто не появятся. У нас в стране большой интерес к современному искусству, но мало серьезного знания о нем и недостаток образования для его углубленного понимания. К тому же у нас очень слабые культурные связи между провинцией и столицами, между российским и мировым интеллектуальным сообществом. Если не заниматься межкультурными контактами, то невозможно сформировать новый имидж страны. Без конца вывозить матрешек нельзя. Мы до сих пор злоупотребляем этим "экзотизмом", а это плохой признак.

Говоря о межкультурных связях внутри страны, нельзя не вспомнить Красноярскую ярмарку книжной культуры.

Ирина Прохорова: Да, эта ярмарка уже встает в один ряд с Non/fiction и сентябрьской ярмаркой, она третья по значению в стране, самая крупная региональная ярмарка. В этом году туда приехало больше 220 экспонентов, что уже сопоставимо с Non/fiction. В стране хорошие книги недоступны. А о какой реформе образования мы можем говорить, когда специализированные и культурные книги просто не доходят до регионов. Задача Фонда, во многом на базе этой ярмарки, - спровоцировать интерес к книге, попытаться развить книгораспространение по стране. Мы активно работаем там с библиотеками, распространителями, представителями культурных СМИ. Это очень серьезный и многоуровневый проект, особенно если мы говорим о поддержке чтения. Лозунг ярмарки: "Текст в мультимедийном пространстве", поэтому на базе книжной ярмарки мы делаем фестиваль современного искусства.

Почему вы отказались от участия в осенней ММКВЯ?

Ирина Прохорова: Что касается ММКВЯ, то участвовать в ней стало очень дорого. Цены на стенд в ней выше, чем на Франкфуртской ярмарке. Мы не видим никакой пользы в ней для себя. Все контакты, связи прекрасно осуществляются на Non/fiction. И политика ярмарки, на мой взгляд, неправильная. Должны быть скидки для культурных издательств, для постоянных участников, раньше это было, сейчас нет. И организация этой ярмарки сильно хромает. Мы увидели бесперспективность своего участия в ней.

Считаете ли Вы, что закон о меценатстве, о котором постоянно говорят, но так и не принимают, изменит ситуацию с положением культуры в России? Или стоит развивать традиционную господдержку?

Ирина Прохорова: Это должно быть сочетание и того, и другого. Государство должно брать на себя определенные обязательства и, прежде всего, определять стратегию образовательного и культурного развития страны. Меценатство непременно должно развиваться и поощряться, поскольку современная разветвленная инфраструктура культурной жизни не может существовать без частных инвестиций. Но в России законодательство очень несовершенное, оно совсем не направленно на поддержку благотворительности. И в нашем постсоветском обществе еще до сих пор сильно недоверие к любой частной инициативе, в том числе к меценатству. Во многих странах меценатов ставят в пример, их имена вычеканивают на досках в знак благодарности за помощь. У нас политика другая, например, на телевидении до сих пор нельзя упоминать имя фонда, поскольку это считается, смешно сказать, коммерческой рекламой. На мой взгляд, эти советские предрассудки очень вредят культуре и развитию меценатства. Государство упускает возможность эффективного использования средств и усилий для реализации многих крупных социальных проектов, которое оно могло бы делать совместно с благотворительными организациями. Случаи такого альянса есть, но они пока не носят системного характера. Впрочем, не будем забывать, что традиция меценатства была прервана почти на сто лет и на восстановление ее потребуется известное время.

В недавно вышедшей книге Захара Прилепина "Книгочёт" есть такая фраза: "Характерно, что возглавляемая сестрой одного независимого миллиардера - Ириной Прохоровой - новая крупнейшая премия "НОС" устами самой же Прохоровой провозгласила, что писателей вроде Шаргунова и Прилепина (и, думается, Сенчина, и, предположу, Садулаева, и наверняка Елизарова) они априори не рассматривают: таких писателей просто нет".

Ирина Прохоров: Я никогда ничего подобного не говорила. Не знаю, откуда взялась эта байка. Да и решаю это не я. В нашей стране никто не понимает систему процедур. Существует жюри, и оно делает и обосновывает свой выбор на основе списка номинированных книг. Я часто не согласна с мнением и выбором жюри, но, извините, демократия - вещь неудобная. Нравится мне или нет, я выступаю только как модератор дебатов. Премия уникальна тем, что она публично обсуждает и выбирает победителя. Наша задача - рождение новой литературной критики.

У вас в твиттере висит фраза одной девушки: "Блин, такая Ирина Прохорова классная: тонкая, умная - вот кого бы в министры культуры". Давайте представим, что вы им стали…

Ирина Прохорова: Пока мне этого никто не предлагал. Я вынуждена была отказаться возглавить Общественный совет при Минкультуры, поскольку это большая затрата времени и сил. Я не сочла возможным пожертвовать теми проектами, которыми занимаюсь сейчас: и издательство, и фонд, и программы, и масса еще культурных важных акций вокруг. Но насчет Министра культуры можно было бы и подумать…

Культура Литература Лучшие интервью Ярмарка Non/fiction Книжная жизнь с Анастасией Скорондаевой