Новости

06.12.2012 19:35
Рубрика: Общество
Проект: Наука

Грядут ли перемены?

Дискуссию, начатую в "РГ" статьями директора Института искусствоведения Дмитрия Трубочкина ("Искусство без знания" 5 декабря 2012 г), и статс-секретаря-заместителя министра Минкультуры РФ Григория Ивлиева ("Знание искусства - сила" 6 декабря 2012 г.) продолжает директор Российского института культурологии Кирилл Разлогов.

Несколько лет тому назад, когда создавалась привилегированная система Государственных научных центров, я задался вопросом: а почему в таких проектах  всегда игнорируются социальные и гуманитарные науки, ни по каким критериям не получающие адекватной оценки? Сейчас Минобрнауки объявило об аудите научно-исследовательских учреждений. Уверен, принципы, на которых аудит будет проводиться, радикально разойдутся со спецификой гуманитарного знания. Ведь нечто подобное недавно произошло с творческими вузами, которые пришлось уводить из-под удара самому министру культуры.

Мне кажется, что для решения проблемы, было бы целесообразно создать крупный интегрированный центр социокультурных исследований. Он мог бы сам устанавливать правила игры и на равных обсуждать вопросы развития культурного знания с представителями естественных и технических наук. Сегодня стало очевидным, что телевидение, интернет должны исследоваться не только в контексте развития новых технологий, но и как явления, формирующие новый культурный контекст. Основой для решения этой проблемы может быть только консолидация усилий чиновников, художников и научных работников на этом, на мой взгляд, магистральном направлении.

Однако опыт показывает, что именно в этой сфере достичь даже минимального конструктивного взаимодействия особенно трудно. В действие вступают "эго" лидеров, будь они художники, ученые или артисты. Наиболее яркий и хорошо известный пример - перманентные кинематографические баталии.

К сожалению, сейчас наметилась аналогичное противостояние ученого сообщества. Особую остроту проблеме придало обещание президента страны многократно повысить зарплату научным работникам бюджетных учреждений, и естественное нежелание Минфина увеличить финансирование науки, особенно социальной и гуманитарной.

В этих условиях главной проблемой становится сохранение накопленного в сфере наук о культуре творческого потенциала, сосредоточенного, пусть не исключительно, но преимущественно в институтах Минкульта. В отличие от многих моих коллег меня не пугают перемены. Давайте признаем, что давно необходимо создать на базе нескольких институтов сходной тематики единый научный центр с мощной информационной и материально-технической базой на современном уровне использования информационных технологий. Только таким образом наука сможет сохраниться и развиваться.

Весь вопрос в том, как это будет сделано. Но ведь можно и нужно найти решение, при котором будут сохранены "бренды" институтов, их ведущие научные кадры, ключевые направления фундаментальных исследований и актуальные - исследований прикладных. Наконец, и это самое важное, сохранить уникальную атмосферу научных коллективов, стимулирующую творческую энергию. Тут-то и нужна консолидация усилий всех участников процесса. Именно для этого мы и приходим сейчас в министерство культуры на совещания с коллегами: рассказать о нынешнем положении вещей, поделиться планами и проблемами, но главное - едва ли впервые на моей памяти - совместно с чиновниками найти оптимальное решение. Нам всем - и государству в первую очередь - нужна современная система организации социокультурных исследований.

Искусство без знания

Текст: Дмитрий Трубочкин (директор Государственного института искусствознания)
Слухи о реформах научных институтов, принадлежащих минкультуры, появились, когда директора встречались с новым министерским начальством. Чиновники просили объяснить, зачем НИИ нужны министерству и обществу, давали понять, что за бюджетные деньги институты должны делать то, что "актуально" с точки зрения современной культурной политики. Затем в министерстве озаботились тем, чтобы искусствоведческая наука превратилась в "актуальную".

Где ученым искать признаки "актуальности"? Оказалось, не в науке, а в Положении о министерстве и планах департаментов. Изучив их, ученые в который раз поняли: искусствознание и госполитика - разное; точно так же различаются наука академическая и проектные институты. Академические ученые пишут научные труды и готовят аспирантов. Так создается сообщество людей, глубоко понимающих искусство.

Что же еще хотят от института, который пишет уникальную Историю русского искусства, создает Свод памятников, ежегодно издает по 40-50 книг и 4 научных журнала, пишет учебники, рецензирует всю новую учебную литературу по искусству, имеет 4 авторитетнейших докторских совета, обучает ежегодно до 100 аспирантов и соискателей? Какой еще эффективности хотят от института, где из 330 сотрудников 89 докторов наук и 124 кандидата - весь цвет искусствоведческого сообщества России?

Нас спрашивают: "А чем вы можете быть полезны министерству"? Институт искусствознания, как минимум, раз в год выдают "на-гора" крупный государственный документ - проект закона, концепции и т.д. Но это, оказывается, тоже неважно. Министерство намерено вмешаться в самую сердцевину научного процесса - в формирование научных планов, обеспечиваемых госзаданием. Институт искусствознания и другие министерские НИИ стали единственным видом организаций минкультуры, для которых госзадание стали формировать в его департаментах.

Представляю, что было бы, если бы департаменты стали бы формировать репертуар Большого театра или план выставок Пушкинского музея. Эти уникальные организации потеряли бы свое лицо. Но по отношению к науке такой опасности министерство категорически не видит.

Институту намерены предложить для выполнения работы, совершенно ему не свойственные. Скажем, проводить "анализ организационно-творческой деятельности профессиональных творческих союзов на современном этапе", "анализ статистических сведений и результатов мониторинга деятельности библиотек"; готовить "предложения по совершенствованию государственной молодежной политики"; проводить "анализ российской судебной практики в области защиты авторского права и смежных прав"; разрабатывать "систему индикаторов состояния российских музеев" и т.д. Чтобы выполнить хотя бы треть заданий из этого списка, Институту искусствознания потребуется перенабирать штат, разрушив самые основы уникального коллектива, создававшегося многие десятилетия для развития академической науки об искусстве.

Но судя по высказываниям руководства министерства, теперь госзадания для НИИ будет формулировать общественность - то есть Общественный совет при минкультуры. Кстати, сейчас планы институтов рецензируются. Причем отзывы уже вбрасываются в прессу. Так, еще до завершения общественных слушаний в СМИ опубликовано сообщение под названием "Экспертиза сочла неэффективной деятельность НИИ минкультуры", где процитирован приговор некоего "независимого эксперта" о планах Института искусствознания и Института культурологии. О качестве этой "экспертизы" даже нечего сказать: судя по высказываниям ее автора, он явно не имеет ничего общего с искусствознанием. Хочется надеяться, что выводы этого "эксперта" все же не станут тем "гласом общественности", который решит судьбу научных институтов.

PS

Редакция намерена продолжить разговор в ближайшем номере.

Справка "РГ"

Государственный институт искусствознания является ведущим в России центром по комплексному изучению отечественного и зарубежного искусства всех регионов мира. Его основатели - выдающиеся деятели русской культуры и науки: И.Э. Грабарь - первый директор института, С.М. Эйзенштейн, Б.В. Асафьев, В.Н. Лазарев, А. К. Дживелегов. Долгие годы им руководил известный ученый Алексей Ильич Комеч. С 2007 года главой института назначен Дмитрий Владимирович Трубочкин, доктор искусствоведения.

Знание искусства - сила

Текст: Григорий Ивлиев (Статс-секретарь - заместитель Министра культуры Российской Федерации)

В последнем номере "РГ" была опубликована статья директора Государственного института искусствоведения Дмитрия Трубочкина. По его словам, "во встрече с новым министерским начальством (имеется в виду Министерство культуры РФ. - Прим. ред.) директорам НИИ ясно дали понять, что за бюджетные деньги они должны делать то, что "актуально" с точки зрения современной культурной политики". Но где критерии "актуальности"? - задает вопрос автор статьи и заявляет, что искусствознание и госполитика - вещи принципиально разные. Мы получили оперативный ответ на эту статью статс-секретаря - заместителя министра культуры РФ Григория Ивлиева.

***

В Министерстве культуры сложилась положительная практика обсуждения на рабочих группах общественного совета ежедневной работы и планов министерства. Самые яркие примеры - выбор концепции развития студии "Ленфильм", открытый конкурс на должность директора Росгосцирка, проект Государственного центра современного искусства, концепция музея-заповедника "Горки Ленинские" и т.д. Все обсуждения проходят в максимально открытом режиме, идёт прямая трансляция на сайт министерства, а записи потом выкладываются в сеть.

Министр называет общественный совет "механизмом принятия правильных решений": мы не можем специалистов во всех нужных нам областях взять в штат министерства, но формат общественного совета позволяет привлечь их к работе.

Министерство культуры полностью согласно с тем, что не только чиновники должны влиять на формирование научных планов - необходимо, как подчеркнул Президент на сентябрьском Совете по культуре и искусству, привлекать общественность к этому. В группу нашего общественного совета по науке и образованию входят общественные деятели и журналисты - Ольга Свиблова, директор и основатель не только Московского дома фотографии но и Школы Родченко, журналист Григорий Заславский, создатель института "Стрелка" Александр Мамут, и директора всех пяти наших НИИ, включая самого Дмитрия Трубочкина, естественно. Кроме того, ректоры и профессора творческих и гуманитарных вузов: Анатолий Смелянский - Школа-студия МХАТ, Карина Мелик-Пашаева - ГИТИС, Владимир Малышев - ВГИК, Александр Евменов - Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения, Дмитрий Бак, проректор РГГУ по научной работе, Юрий Григорян - руководитель учебных программ Института медиа, архитектуры и дизайна "стрелка", Екатерина Гениева, директор Библиотеки иностранной литературы им М.И.Рудомино, Владимир Толстой - советник Президента по культуре, представители Минобрнауки.

Мы попросили коллег изучить деятельность и планы всех наших институтов, пожелания департаментов - проект госзадания - и помочь скорректировать программу их работы. Мы хотим создать полноценную систему науки и образования в культуре. Научные планы не должны формироваться в "башне из слоновой кости", в отрыве от нужд конкретных учреждений и профессиональных организаций. Иначе наука становится заложником личных карьер и графика зарубежных конференций в странах с теплым климатом. На примере Государственного института искусствознания, который возглавляет Дмитрий Трубочкин, это особенно хорошо видно:

"История русского искусства" - уникальный научный долгострой: за 12 лет выпущено всего 2 тома (1-й и 14-й), следовательно, проект будет завершен к 2084 году. В итоговом отчете ГИИ за 2011г. написано, что "готов к печати" 21-й том, однако в течение 2012-го года он не увидел свет. В итоговых отчетах из года в год повторяются фразы о "реподготовке" 17-го тома, о "готовности к публикации" 1-й части 2-го тома, о "завершении работы" над 4-м томом - ни один из них не издан. Можно приблизительно подсчитать, во сколько проект обходится госбюджету. Согласно итоговым отчетам ГИИ, работа над "Историей русского искусства" - основное направления деятельности Отдела древнерусского искусства (12 ученых) и привлечены ещё около 40 сотрудников других отделов. Простым умножением годового фонда заработной на 12 лет получается сумма около 77 млн руб, то есть каждый том "Истории" уже обошелся государству в 1,2 млн долларов. Недавно руководство ГИИ объявило о запуске нового проекта: 60-томного издания о П.И.Чайковском. Если он будет реализовываться такими же темпами, как История русского искусства, то будет завершен к 2372 году, а сумму затрат можете подсчитать сами.

"Свод памятников" - новые тома не выпускаются с 2009 г. Руководство института демонстрирует СМИ тома, выпущенные в самом начале 21го века при прежнем директоре, профессоре А.Комече. В течение последних лет Институт срывает установленные в стенах самого же ГИИ сроки выхода в свет третьей книги Владимирского тома, очередной книги Тверского тома, первой книги Костромского тома, Калужского тома, первой книги Рязанского тома. Кстати, даже изданные тома не переиздаются и давно стали библиографической редкостью, хотя остро необходимы профессиональному сообществу. При этом только в 2011 году Институт за счет госбюджета направил ответственного за выпуск этих томов в командировку по английским графствам с целью изучения замков и загородных домов. Тремя месяцами позже тот же ученый направлен руководством Института в командировку в Германию, где посетил около 20-ти городов с целью исследования специфики барокко и рококо в Европе. Судя по итоговому отчету Института, в ходе командировки собрано достаточно материала для выпуска нескольких томов о памятниках культуры Бранденбурга, Саксонии и Баварии, при этом выпуск томов по Рязанской, Тверской, Костромской областям оказался сорван.

"История искусства стран Западной Европы от Возрождения до начала ХХ века", руководство ГИИ сообщает об активной работе над ней, но новые тома не выходят с 2004 г. (8 лет), невзирая на оплачиваемые за счет бюджетных средств плановые командировки ученых института "в страны-носительницы стиля эпох" (Италия, Ватикан, Германия, Чехия, Австрия).

Планы выпуска и темы научных статей сотрудников ГИИ часто определяются темами зарубежных конференций, семинаров и др. мероприятий. Так, только в 2011 году из бюджетных средств оплачены многократные командировки сотрудников института в страны Европы, в Турцию, в США и Японию. Никто не оспаривает необходимость участия наших учёных в мировой научной деятельности. Но рядом с этим впечатляющим списком зарубежных поездок ученых ГИИ удивляет перечень их публикаций в зарубежных СМИ в том же 2011 г. Здесь больше всего ссылок - 7 - на болгарские научные издания. Помимо этого, 2 публикации в британских изданиях, еще по одной в итальянском, швейцарском и эстонском изданиях.

Даже беглого знакомства с планом научно-исследовательской деятельности Государственного института искусствознания достаточно для простого вывода: большинство тем, над которыми последние несколько лет трудится ГИИ, имеют ярко выраженный прикладной характер: "Изучение дворцов и загородных домов в Великобритании", "Очерки турецкой архитектуры", "Исследование творчества немецких авангардистов" или культуры танца Фламенко. Безусловно, тематика подобных исследований может и должна корректироваться, однако это никак не означает сворачивания серьезных исследований в сфере фундаментальной науки.

Мы надеемся, что после обсуждения с коллегами план научно-исследовательских работ, выполняемых за счет госзадания, каждого нашего НИИ станет более актуальным и перспективным.

Общество Наука Научный подход с Юрием Медведевым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники