Новости

13.12.2012 08:23
Рубрика: Происшествия

Синдром равнодушия

После гибели мужа и сына пенсионерка добивается наказания медиков
Упорство и непоколебимая уверенность в правоте помогли 73-летней Алифе Гафуровой добиться возбуждения трех уголовных дел против работников стационара, где с разницей в два года скончались ее муж и сын. Им, по мнению уфимки, не была оказана должная медицинская помощь. Хождения по инстанциям заняли у Алифы Зиевны два с половиной года. В поисках правды она добралась до Москвы и попала на личный прием к руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину и главе российской полиции Владимиру Колокольцеву.

Беда не приходит одна

Как следует из материалов дела, супруг Алифы Зиевны Роман Вагапов умер в 2008 году в возрасте 68 лет в больнице, куда его доставила "скорая помощь".

- У мужа была застойная пневмония, в легких скопилась вода. Нужно было просто вовремя немного выпустить жидкость, и он остался бы жив. Я сама - врач с 40-летним стажем, я знаю, - рассказывает Алифа Гафурова. - Мы с ним два часа прождали врача в приемном покое, а когда ему все-таки выпустили жидкость, оказалось, что "перестарались" - 2,8 литра вместо 1,5. Вместо того, чтобы сразу же определить мужа в терапевтическое отделение и дать кислородную маску, нас отправили в кардиологическое отделение и разместили на кушетке в коридоре, хотя я умоляла положить его в реанимацию. Медсестры пытались подключить для мужа кислородную установку, находившуюся в палате, удлиняли какие-то шланги. А время шло... Я позвонила знакомым врачам, и только после их вмешательства место в реанимации нашлось, но было поздно. Он задохнулся на моих руках.

Тогда пережить смерть супруга Алифе Зиевне помог сын Рустам. Женщину от горя парализовало, но он выходил ее. А через два года Рустам сам попал в больницу. У него резко упало давление, и "скорая" по иронии судьбы доставила его в ту же самую клинику, где два года назад умер отец. И опять врачи не спешили помочь. Мать с сыном долго просидели в приемном покое.

- Когда Рустама увозили на каталке, врач-реаниматолог вместо того, чтоб начать оказывать ему помощь, подошла ко мне и стала упрекать за жалобу, которую я написала после смерти мужа. Тогда я подумала, что при таком отношении врачей могу больше не увидеть сына живым. Так оно и случилось, - утирает слезы мать.

В поисках правды

44-летнего Рустама Вагапова похоронили рядом с отцом. Позже выяснилось, что Рустаму изначально поставили неверный диагноз и, соответственно, назначили не то лечение.

- Сначала я даже думала о самоубийстве. Но потом поняла: это не выход. Теперь смысл моей жизни - добиться наказания виновных в смерти сына и мужа, - говорит Алифа Зиевна.

Придя немного в себя после трагедии, женщина обратилась с жалобой в республиканское Министерство здравоохранения и получила в ответ письмо за подписью бывшего главы ведомства Андрея Евсюкова, в котором сообщили, что "по результатам проверки, проведенной в городской больнице, выявлены недостатки при оказании медицинской помощи Рустаму Вагапову и оформлении соответствующей медицинской документации". Медперсонал привлекли к дисциплинарной ответственности. Алифу Зиевну такая постановка вопроса не устроила. Она решила во что бы то ни стало привлечь недобросовестных медиков к уголовной ответственности. Чтобы по фактам гибели мужа и сына завели уголовные дела, пришлось обойти несчетное число инстанций, привлекать независимых экспертов. Пока правоохранительные органы проводили доследственные проверки и дожидались результатов экспертиз, оказалась утеряна часть документов, включая историю болезни покойного супруга Алифы Зиевны. Это ЧП стало основанием для возбуждения еще одного уголовного дела - теперь уже об утрате документов.

С мертвой точки следствие сдвинулось после того, как Алифа Зиевна попала на прием приезжавшему в Уфу руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину.

- Я зашла к нему уже в два часа ночи, но меня внимательно выслушали и дали указание возбудить уголовные дела. Однако после отъезда Бастрыкина дело завели только по факту смерти сына. Пришлось ехать в Москву снова на прием к Бастрыкину. И уже на следующий день уголовное дело по факту смерти мужа было открыто. Я сочла необходимым сходить и на встречу с главой МВД России, чтобы заручиться еще и поддержкой полиции, - рассказывает Алифа Зиевна.

После возвращения из Москвы от пережитых волнений и физических нагрузок 73-летнюю женщину вновь парализовало. Сейчас она снова учится ходить и набирается сил, но не собирается отступать от намеченной цели.

- Никто из врачей даже не извинился передо мной. Я поклялась у могил своих близких, что добьюсь справедливости. Боюсь лишь одного: если вдруг мне станет плохо, "скорая" отвезет меня именно в эту больницу, и оттуда я больше не выйду, - говорит она.

Дело совести

Как пояснили корреспонденту "РГ" в Следственном комитете России (СКР), любое уголовное дело о смерти человека от действий или бездействия врачей начинается с назначения судебно-медицинской экспертизы. Это - главный источник доказательств по данной категории дел, с которым связано немало проблем. В том числе и неполнота исследований, неоднозначные выводы, которые можно трактовать как угодно. Как правило, эксперты отказываются устанавливать причинно-следственную связь между действиями медиков и наступившими последствиями. По этой причине следствие вынуждено назначать вслед за одним исследованием еще несколько. Системы независимых экспертов в России не существует - это тоже камень преткновения. У следователя нет выбора, где проводить экспертизу. Он может обратиться либо в региональное бюро судмедэкспертизы, либо в единственное федеральное экспертное учреждение минздрава. А там - колоссальная очередь.И услуги для регионов платные. В итоге экспертиза растягивается на долгие сроки. Сейчас расследование в среднем длится около двух лет и до 77 процентов таких дел прекращаются до суда.

Конечно, все эти законодательные пробелы, ведомственные недоработки и отсутствие независимой экспертизы бумерангом ударяют и по врачам. В такой ситуации и добросовестный доктор автоматически попадает под подозрение, если с пациентом случилось несчастье.

Комментарий

Светлана Абрамова, старший помощник руководителя Следственного управления СКР по РБ:

- По версии следствия, 44-летний сын Алифы Зиевны Рустам Вагапов скончался вследствие того, что во время лечения в том же стационаре за полтора месяца до его смерти медицинские работники не провели в полном объеме необходимых диагностических мероприятий и не поставили верный диагноз. В то же время следует отметить, что дополнительные исследования содержат противоречивые выводы о действиях врачей. Поэтому еще в июле прошлого года оригиналы медицинских документов и иные материалы были направлены в Российский центр судебно-медицинских экспертиз, но из-за большой загруженности этого ведомства они до сих пор не исследованы. То же самое касается и следствия по факту смерти мужа Алифы Гафуровой Романа Вагапова. Как только будут получены результаты экспертизы, расследование продолжится. Надеемся, это случится до конца текущего года.

Что такое "врачебная ошибка"?

В СКР все-таки считают, что сложившаяся ситуация с врачебными ошибками - не злой умысел, а законодательная недоработка. Страна оказалась не готова к большому числу уголовных дел на эту щекотливую тему. По мнению следователей, в системе отечественного здравоохранения есть большие проблемы со стандартами диагностики заболеваний, а также их лечения и профилактики. Именно нарушение таких норм и должен оценивать следователь. Но в "Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан" есть лишь упоминание о профессиональной ошибке, но ее содержание не раскрывается. Нет и юридического понятия "ошибки в профессиональной медицинской деятельности", в том числе и в Уголовном кодексе РФ. Определяя вину медика, следователи часто руководствуются здравым смыслом и считают, что самая распространенная причина таких ошибок - недостаток профессионального опыта.

Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Башкортостан ПФО Башкортостан Уфа
Добавьте RG.RU 
в избранные источники