Новости

20.12.2012 00:06
Рубрика: Культура

Рохля и тринадцать гномов

На экранах - предыстория "Властелина колец"
Фильм Питера Джексона "Хоббит: нежданное путешествие" явился на экраны в обстановке почти скандального ажиотажа: аплодисменты публики смешались со свистом критиков.

В США картина вышла ровно в полночь с 13 на 14 декабря на 4 045 экранах, и один этот ночной сеанс собрал 13 миллионов долларов - фильм явно идет на новый рекорд. С другой стороны, критики громят картину за неумеренную длину (без малого три часа), за неуместную и, по их мнению, тормозящую действие подробность, за песни (не мюзикл, понимаете ли!) и за техническое новшество, которое, как пишут, придает 270-миллионному блокбастеру вид телефильма.

Новшество, судя по всему, до России доберется не сразу, но сказать о нем пора: в кино опять грядет техническая революция. Фильм снят со скоростью 48 кадров в секунду, что вдвое превышает стандарт и, по идее, должно придать изображению невиданную реалистичность. Первые зрители, однако, разочарованы: картинка, по описаниям, лишена художественности и больше напоминает техническое видео. Не могу судить: на московском пресс-показе в зале IMAX скорость была обычной. Изображение впечатляло, спецэффекты и гримы привлекут внимание "Оскара", омерзительность чудищ и натурализм жестоких сцен - в пределах терпимого. Хотя титр, адресующий это зрелище детям старше шести лет, кажется спорным: в США на него не пускают детей до тринадцати. Что правильно: зрелище оторванных голов и вживую поджариваемого человеческого шашлыка потом не перебьешь ни соской, ни даже мороженым.

Джексон повторил трюк Лукаса, который в четвертых "Звездных войнах" повернул время вспять - обратился к предыстории. Действие "Хоббита" тоже происходит за 60 лет до событий известной нам трилогии, и новый фильм фактически воспроизводит то, что нам бегло перескажут в экспозиции "Властелина колец". "Хоббит" - экранизация самой первой книги Толкина, которую он писал как сказку для своих детей, не углубляясь в подробности, - пунктиром. Эту небольшую книжку теперь хотят превратить в эпопею из трех огромных по метражу фильмов - стало быть, вовсю заработала фантазия сценаристов, надувающая фабулу сюжетными деталями. В один прекрасный день к домоседу-хоббиту Бильбо нагрянула банда гномов, устроила кавардак, съела все запасы и потащила бедолагу свершать подвиги - нужно вернуть гномам их королевство, захваченное драконом. Бильбо - рохля мирный, в седле не сидит, драться не умеет, но от него ждут героизма. Почему для подвигов выбран именно Бильбо - к концу фильма понятно не более, чем причины выбора на эту роль именно Мартина Фримана, лицо которого не вспомнишь и через три часа просмотра. Но режиссер верил в обоих: Фримана он ждал, пока тот освободится от других съемок, а на помощь к Бильбо всегда вовремя приходит серый волшебник Гэндальф. Гэндальф вообще так часто выступает в роли театрального "бога из машины", в последний момент разруливая смертельную ситуацию, что не очень понятно - зачем столько мук, если риска, в сущности, нет. Что же касается "стертости" облика Бильбо, то, по идее Толкина, мы должны проникнуться идеей способности простого обывателя совершать подвиги и становиться героем.

Но эти рассуждения - от лукавого. Во-первых, Толкин и не думал о логических обоснованиях, импровизируя волшебную сказку. Во-вторых, в кино это не только сказка, а еще и видеоигра, где все, включая героизм, подвиг и смерть, условны, и где от смертельного риска не страшно, а весело и азартно. То есть к истокам вернулся не только сюжет, но и сам жанр: страшная сказка, от которой весело, потому  что все понарошку. Режиссеру с художниками осталось накручивать на скелет намеченной Толкином фабулы живописные подробности. Поэтому короткая сцена вторжения гномов в жилище хоббита обращена в подробнейшее сорокаминутное действо с лукулловым пиром и хоровыми песнопениями. Вопреки мнению многих критиков, я даже думаю, что в этих подробностях - главное достоинство картины: они делают эфемерную, улетную сказку более земной и правдоподобной. Даже сообщают ей некоторый юмор, и он выручает в совсем безвыходных ситуациях - так юмор "Тома и Джерри" снимает ужас происходящего, обращая членовредительство в зрелище беззлобное, веселое и обаятельное, и нужно обладать какой-то звериной серьезностью, чтобы всерьез обвинять его в негуманности.

Впрочем, игры с обращенным вспять временем для кино небезопасны и рикошетом хлещут по фильму: актерам не вернешь молодость, тридцатилетнему Элайдже Вуду в роли мальчонки Фродо уже не помогает и грим. Но и это принимаешь как одну из условностей, из которых состоит вся картина. В том ее преимущество: отключая бытовую логику, она будит воображение. Эффектны сцены, когда со скрежетом пробуждаются скалы, начиная эпическую битву гигантов. 3D хорошо работает, когда герои сражаются на утлых мостках над пропастями, низвергаются в пучины, но неизменно остаются в живых. Здесь перехватывает дыхание, как на "американских горках", но за героев не страшно: им еще жить и побеждать в течение трех предстоящих серий. И, конечно, суперзвездой фильма снова становится Голлум, играющий с Бильбо в турандотовские загадки: его изощренная пластика подтверждает репутацию актера Энди Серкиса как гения работы в технологии performance capture - "захвата движения". Это когда актер с датчиками на теле имитирует прыжки и ужимки своего персонажа на фоне зеленого задника - потом компьютер дорисует все необходимое.

Вместе с тем - правы критики - пейзаж то и дело напомнит грубо намалеванные "задники", которые на голливудских студиях 30-х годов изображали дальний лес или горную гряду. Но лиха беда начало: сейчас на 48 кадров снимает сиквел "Аватара" еще один художественно-технологический гений - Джеймс Кэмерон, и надо ждать новых открытий. Кроме того, к экранизации Толкина нельзя, по-моему, подходить с шекспировскими критериями: аттракцион и не претендует заменить высокое искусство. "Хоббит", на мой вкус, совсем не скучен, три часа пролетают быстро, а в финале гигантский глаз очнувшегося от спячки дракона обещает еще много захватывающих приключений в компьютерных ущельях Средиземья.

Прогрессисты и консерваторы, оптимисты и скептики

1895 - первый в мире киносеанс, сначала в парижском Обществе поддержки национальной индустрии, затем, 28 декабря, в Гранд-кафе на бульваре Капуцинов. Первые зрители в панике бежали из зала, увидев на экране надвигающийся на них паровоз. Критика долгое время не видела в кинематографе ростков будущего искусства, считала кино ярмарочным аттракционом.

1896 - первая попытка вручную раскрасить черно-белый фильм.

1899 - в Париже впервые продемонстрирован на экране образец фильма, озвученного по системе "Фонорама" швейцарского изобретателя Франсуа Дюссо. Звук был записан на цилиндре, синхронизация с экранными движениями была еще невозможна.

1900 - на Всемирной выставке в Париже интерес публики привлекают новейшие системы "Фоно-Синема-Театр", "Фонорама" и "Театроскоп": на экранах идут отрывки из театральных оперных и балетных спектаклей.

1902 - на экраны выходит первый цветной фильм "Путешествие на Луну", который Жорж Мельес раскрасил вручную (эта история в 2011 году предстала в фильме "Хранитель времени").

1908 - первый цветной фильм "Визит к морю" выходит на экраны.

1921 - Дэвид Уорк Гриффит показывает программу первых "говорящих"фильмов, где обращается с экрана к зрителям, сообщая о новом техническом достижении - звуке в кино. Остальные короткометражки содержали только синхронизированные с изображением шумы и музыку.

1922 - в кинотеатре отеля "Амбассадор" в Лос-Анджелесе впервые в истории показан 3D фильм "Сила любви". Критики не пришли в восторг от необходимости водружать на нос очки и не увидели за новой технологией никаких перспектив. Фильм для истории не сохранился.

1927 - на экраны выходит первый звуковой игровой полнометражный фильм "Певец джаза" режиссера Алана Кросланда. Это был музыкальный фильм, что на десятилетие вперед определило путь развития "говорящей фильмы" как кинематографа в первую очередь музыкального. Не за горами расцвет жанра киномюзикла, ставшего визитной карточкой Голливуда. Попутно приход звука в кино стал причиной многих трагедий: вчерашние звезды немого кино оказались без работы (это хорошо показано в классическом мюзикле "Поющие под дождем" и "оскароносном" фильме 2011 года "Артист"). Чарли Чаплин принял новинку в штыки, считал, что звук убивает великое искусство кинематографической пантомимы, и уже в звуковой период упорно продолжал снимать немые фильмы.

1935 - первый полнометражный цветной фильм "Бекки Шарп" Рубена Мамуляна выходит на экраны, пользуется огромным успехом у публики, но критика принимает цвет в кино со скепсисом: вместо изысканной черно-белой графики на экране возникла дешевая олеография. Многие считали, что цвет убивает кино как искусство, и поэтому у него нет будущего.

2001 - сенсацией экранов стал полнометражный фильм "Шрек", сделанный в технике компьютерной анимации - первый такой фильм, заслуживший честь быть в главном конкурсе Каннского фестиваля и ставший лауреатом "Оскара". К этому времени техника компьютерной анимации достигла такого совершенства, что художникам фильма пришлось даже отступить от достигнутой правдоподобности облика и поведения персонажей - они получались слишком реалистичными, лишались ореола сказочности.

2004 - в фильме Кэрри Конрана "Небесный капитан и мир будущего" великий Лоренс Оливье, скончавшийся в 1989 году, предстал на экранах в новой роли глобального убийцы Тотенкомпфа. Призрак, созданный компьютером, заставил говорить о возможном будущем новых технологий: получают возможность сыграть свои новые роли Чарли Чаплин или Мерилин Монро, актеры могут вообще лишиться работы - их с успехом заменят созданные компьютером виртуальные роботы. Теоретически все это уже возможно, вопрос только за временем, фантазией кинорежиссеров, чувством меры и вкуса. Но уже сегодня самыми популярными и кассовыми фильмами становятся компьютерные анимации, что попутно сказывается и на возрастном составе кинопублики.

Кино снова в стадии превращения в какое-то другое искусство

Культура Кино и ТВ Мировое кино Фильмы по произведениям Толкина Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники