Новости

20.12.2012 00:20
Рубрика: Общество

Дефицит милосердия

Почему российская элита не спешит усыновлять сирот?
Сегодня, когда все спорят о международном усыновлении, его гуманности и двойных стандартах, российский средний класс пока не спешит блеснуть милосердием. Почему обеспеченные россияне стесняются проявлять свои лучшие душевные качества? Почему покупка очередной яхты становится важнее, чем приютить ребенка из детдома? Что может изменить ситуацию, рассуждает писатель Алексей Варламов.

Алексей Николаевич, почему наши "среднеклассники" спешат обзавестись очередной яхтой или самолетом, но не торопятся взять сироту?

Алексей Варламов: Ну почему же, я знаю достаточно таких историй, просто люди стараются не предавать их гласности. Я думаю, что должно пройти какое-то время. Наш средний класс - очень молодое образование. Человек, которого очень долго держали в голоде или взаперти и которому вдруг дали все, еще не насытился, ему еще пока кажется, что яхты и самолеты - это самое важное. Чтобы люди почувствовали в себе потребность заниматься милосердием, должно пройти время. Но я думаю, что мы неизбежно к этому придем. А пока мы должны признать, что еще не готовы.

Может ли кто-то задать моду на милосердие? В последнее время мы стали очень злы друг к другу.

Алексей Варламов: Заметьте, это происходит не только у нас, но и в той же Америке. С одной стороны там ужасающая статистика бытового насилия, а с другой - невероятное милосердие, которое уравновешивает это насилие. Оно как защитный механизм. Народ нутром понимает, что жестокость надо чем-то уравновешивать. Мы тоже страна крайностей, но наши полюсы добра и зла пока в какой-то другой плоскости находятся.

Чтобы усыновить чужого ребенка, надо полностью переменить свою жизнь. Кроме этого, иметь определенный образ жизни, который у нас сегодня мало кому доступен. Не так много людей у нас имеют хороший просторный дом, чтобы рядом была хорошая школа, детсад. В нашей стране детей берут подвижники. Я не думаю, что в американском варианте это так. У Тургенева есть стихотворение в прозе о крестьянской бедствующей семье, которая берет себе сиротку. Им может не хватить на соль, а мать говорит: ну и ладно, без соли съедим. Но это милосердие было присуще именно деревенскому миру.

Но ведь у нас когда-то была эта философия дома?

Алексей Варламов: Я думаю, наше понятие дома берет начало от того "лада", о котором писал Белов, может быть, немного идеализируя русскую деревню. Там тоже была жестокость, но она уравновешивалась милосердием, была органическая жизнь. Взять сироту было нормой жизни. Люди были так воспитаны. В советское время эта органика жизни дико нарушилась. Страна была вынуждена развиваться бешеными темпами, полстраны жило в бараках, лагерях, коммуналках. Плюс войны, после которых появлялось огромное количество сирот, с которым только частным образом справиться было невозможно. Государство было вынуждено решить эту проблему. Десятилетиями у нас культивировался стереотип, что государство заботится о сиротах. Это очень остро чувствовал Андрей Платонов.

Десятилетиями мы думали, что сироты - это государственное дело. А сегодня, когда государство пытается передоверить свои функции гражданам, они оказываются психологически не готовы к этому. Тематические фильмы и телепередачи, попытки ввести усыновление в моду не спасут ситуацию. Быстро решить эту проблему будет трудно.

Общество Семья и дети Российские дети в иностранных семьях
Добавьте RG.RU 
в избранные источники