Новости

20.12.2012 00:25
Рубрика: Общество

Три пули в Кеннеди

Как Ли Освальд убил президента США
Полковник разведки в отставке Олег Нечипоренко знал убийцу. В сентябре 1963-го, меньше, чем за два месяца до трагедии, он, работая в посольстве СССР в Мехико под прикрытием консула, беседовал с Ли Харви Освальдом, который обратился за советской визой.

Олег Максимович, скоро 50 лет с того дня, как убийца, забравшись в здание склада школьных учебников, выпустил три пули в Джона Кеннеди. Но по миру бродит столько версий. Тут и заговор американских нефтяных королей против мешавшего им Кеннеди, и козни кубинских "ультрас", и даже происки советских спецслужб. А Освальд - просто "козел отпущения", как он назвал себя сам перед телекамерами. Пора раскрывать секреты.

Олег Нечипоренко: А остались ли секреты? Скорее продолжаются фантазии и спекуляции. Спрашивайте. У меня свой взгляд на эту историю. И с "козлом отпущения" я совсем не согласен в отличие от некоторых моих бывших коллег по разведке.

Давайте начнем с простого. Ведь Освальд, приехавший в СССР по туристической визе и попросивший в 1959 году политическое убежище в СССР, был КГБ хорошо известен.

Олег Нечипоренко: Вы считаете, это "простым"? Я работал над своей книгой об этой трагической истории, тщательно изучал архивное дело Освальда.

Так было заведено дело?

Олег Нечипоренко: За два с половиной года шесть объемистых томов. Вы только представьте. 1959-й, между нашими странами плотнейший "железный занавес", и вдруг бывший морской пехотинец ВМС США объявляет себя марксистом, хочет участвовать в построении социалистического общества, просит принять его в советское гражданство. Случай редчайший, вызвавший реакцию на самых-самых наших верхах. И КГБ включился в работу.

Фигурально говоря, взял Освальда "под колпак".

Олег Нечипоренко: Без всяких фигуральностей, именно под колпак, под которым он и находился с первого дня пребывания в СССР в качестве туриста - с 16 октября 1959-го по день отъезда в мае 1962-го. Тогда иностранными туристами занимались два подразделения КГБ. Первое главное управление (ПГУ) интересовали возможные кандидаты на вербовку с дальнейшим использованием в качестве агентов за границей. А Второе главное управление - контрразведка - выявляла агентуру противника. Но Освальд опередил события, уже на второй день, попросив гида Римму Ш. помочь ему составить прошение о предоставлении советского гражданства.

Эта Римма Ш. была вашим человеком?

Олег Нечипоренко: Нашим - не нашим, но практически все работники "Интуриста" с нами сотрудничали. Такое было время. И прошение американца - ему сразу было присвоено кодовое имя "Налим" - изучали и рассматривали КГБ, МИД, ОВИР, "Интурист", Красный Крест. Решения об отказе в предоставлении гражданства принимали министр иностранных дел Громыко, председатель КГБ Семичастный и сам товарищ Анастас Микоян, курировавший международные вопросы в правительстве и ЦК партии.

Навел этот парень шороху. А почему назвали "Налимом"?

Олег Нечипоренко: "Налим" - потому, что у наших работников было неплохое воображение. Освальд, если вглядеться в его фото, был действительно похож на эту рыбину. И надо сказать, что энергия у "Налима" оказалась потрясающая. Когда его прошение застряло, он успевал теребить всех и вся. И это - не зная русского. Писал письма, умолял. В предоставлении гражданства было отказано, порезал вены, попал в Боткинскую. А вдруг пойдет на настоящее самоубийство? Тогда поднимется шум на весь мир: человек левых убеждений мечтает о советском гражданстве, ему отказывают, доведя до смерти. И приняли решение в гражданство не вводить, ограничившись разрешением на временное проживание на территории СССР.

Разведка и контрразведка не попытались использовать его как возможного агента?

Олег Нечипоренко: Контрразведке хватило для изучения объекта нескольких недель, была проведена спецпроверка, появилась резолюция: "Заинтересованности в отношении американского гражданина Ли Харви Освальда не имеем". ПГУ он тоже был не нужен, ну, какие секретные сведения мог он представить.

Олег Максимович, это значит, что сейчас мы с вами ставим жирную точку. Никаким советским агентом Освальд не был?

Олег Нечипоренко: Никогда. И даже вербовочных подходов не делалось. Был он для наших спецслужб персона нон грата. Больше того, оставались сомнения на его счет, не исключали, что все-таки шпионит на американцев. И когда переехал он в Минск, то гора с плеч и дело его передали в КГБ Белоруссии.

Непонятно, почему поселили в Минске?

Олег Нечипоренко: Хотели отправить в Прибалтику, но Освальд категорически отказался. На Минск согласился с трудом. Но переехал, пошел на радиозавод регулировщиком низшего разряда, и Центр совсем перестал им интересоваться.

На низший разряд прожить Освальду было сложновато.

Олег Нечипоренко: Вы за него не волнуйтесь. Выдали через Красный Крест 5000 рублей по постановлению ЦК КПСС, положили рублей 700 зарплаты, получил квартиру.

Да, деньги тогда огромные. Но Освальд решил все же уехать в США.

Олег Нечипоренко: Оказался лентяем. Работал спустя рукава. И какой там марксизм, не интересовался он ничем. Русский как следует не выучил. Зато бывал на всех вечеринках, любил девчонок, женился на 20-летней Марине Прусаковой. Вот и все достижения. В Минске к нему даже серьезной агентуры не подводили. Чувствовалось, что настроился на отъезд, зачем людей засвечивать. Но когда возникли сложности с отъездом, то опять проявил невиданную энергию и изворотливость. Уехал с молодой женой - минчанкой Мариной, родившей ему ребенка, и все вздохнули с облегчением.

Тогда скажите, мог ли такой в одиночку убить президента США? При всей американской охране, да и при том, что был плохим стрелком.

Олег Нечипоренко: Мог убить в одиночку. И кто вам сказал, что стрелком "Налим" был плохим? Еще в Минске купил ружье, из которого постреливал, выезжая на охоту. А в Штатах тоже обзавелся винтовкой.

Вы - один из троих сотрудников советского посольства в Мехико, которые беседовали с Освальдом, когда в сентябре 1963-го он обратился за советской визой. Почему отказали?

Олег Нечипоренко: В доме Освальда уже после убийства Кеннеди эти бумаги из советского посольства в Вашингтоне с отказом на просьбу о въезде в СССР американцы обнаружили. Представляете какая бы кутерьма поднялась, если бы визу дали? 27 сентября Ли Освальд пришел в посольство. В начале беседы находился в некой прострации, потом сосредоточился. Поведал о жизни в Минске, о женитьбе на советской гражданке. А желание снова выехать в СССР объяснил постоянной слежкой со стороны ФБР. Говорил с раздражением, потом с возбуждением. Показался мне человеком неврастеничным. Ясно, что в Минске Освальд находился у нас под колпаком, но и мысли о сотрудничестве с ним не возникло.

Почему?

Олег Нечипоренко: Не подходил он для оперативной деятельности. Говорили по-русски, но Освальд коверкал слова, иногда переходил на английский, произношение - ужасное. А во время второй беседы с двумя моими коллегами он достал заряженный револьвер. Мои товарищи оружие деликатно отобрали, разрядили, и только перед самым уходом все это хозяйство неврастенику Освальду отдали.

Как же он убил Кеннеди?

Олег Нечипоренко: Если коротко, то обстоятельства сложились для Освальда неправдоподобно удачно. А вот для Кеннеди, для Америки, для нас - трагично. 22 ноября 1963 года он выбрал для убийства президента одно из удачных мест на пути следования президентского кортежа - площадь Дили-Плаза в Далласе. Здесь два излома пути: один на 90 градусов, а на втором автомашинам пришлось поворачивать на 120 градусов, и, естественно, на малой скорости. Освальд работал в здании, где находился склад учебников, как раз на пути кортежа. Туда он мог зайти беспрепятственно и заранее спрятать свою винтовку с оптическим прицелом. Дома вдоль маршрута полицией не осматривались, потому что секретная служба обыкновенно не требовала такого осмотра. Авторитетные эксперты, к которым я обращался за консультациями, считали это "снайперское гнездо" почти идеальным местом для ведения огня с упора по кортежу президента. Угол соотношения стрелка и объекта и наклон улицы облегчают прицеливание "в угон".

То есть даже не самый лучший стрелок мог не промахнуться.

Олег Нечипоренко: Эксперты справедливо полагают, что все это снижает требования к профессиональной подготовке исполнителя. Можно уверенно утверждать, что высокую эффективность огня способен обеспечить даже стрелок среднего класса. Две пули из трех, выпущенных Освальдом, достигли цели.

Но как быть с теорией заговора? И как тогда удалось Руби убить Освальда?

Олег Нечипоренко: Не отрицая существования заговора, можно сказать, что в дело вмешался стрелок-одиночка. Судьба. А Руби - уже совсем иная история. Я свыше 30 лет занимался изучением этого поразительного убийства. Не утверждаю, что все мои выводы - аксиома. И всплывающие время от времени "новые обстоятельства", это не более чем сенсационные мифы, погоня за сенсацией, желание заработать, прославиться. Что касается Ли Харви Освальда, он навеки остался только подозреваемым в убийстве. Ведь судебного разбирательства он не прошел.

Общество История Убийство Кеннеди
Добавьте RG.RU 
в избранные источники