Новости

21.12.2012 00:17
Рубрика: Спорт

Высокая красота

Лучшая спортсменка России-2012, олимпийская чемпионка в прыжках в высоту Анна Чичерова была гостьей нашей редакции
Она по-настоящему красива. Со вкусом и довольно смело одета. Ей бы в кино или, может, на подиум. А еще лучше в телеведущие, потому что при такой внешности она еще и говорит прекрасно. Но Анна Чичерова предпочитает прыгать в высоту. Пока.

Все бросить и домой, в Калитву

Аня, это сейчас вы и чемпионка мира, и Олимпийских игр, и даже капризные журналисты признали вас, назвав сильнейшей спортсменкой 2012-го. Но было же время, когда вы приехали в Москву из своей Ростовской области и настолько не пошло, что даже хотели заканчивать.

Анна Чичерова: Я в Москве с 1999-го, четыре года тренировалась у Фетисова Александра Ивановича. Ему тоже спасибо, хотя бы за то, что я вообще добралась до Москвы, что здесь училась. Но получился полный застой. Прибыла к нему с результатом 192 сантиметра и уже собиралась заканчивать: в последнем старте взяла 189. И я подумала, что все, хватит. Или, раз ничего не меняется, надо что-то поменять в себе. Либо заканчивать совсем, либо попытать счастья у Евгения Петровича Загорулько.

Гуру наших российских прыжков.

Анна Чичерова: Не только российских. А у меня был такой тяжелый момент, неизвестность. Казалось, все идет правильно и размеренно: тренировки, институт, снова тренировки, сборы, соревнования. Только мало толка. А если начинать новую жизнь, то что надо делать? Или тренировать детей, уезжать обратно к себе домой, в Белую Калитву?

Загорулько уважил.

Анна Чичерова: Мне было страшно разговаривать с Евгением Петровичем. Не знала, чего от Загорулько ожидать. Он всегда грозный, деспотичный, суровый. И пошли у него экспресс-вопросы. К примеру: "Общага? - Знаем мы, что в этих общежитиях делаете. - Да нет, что вы..." Годы спустя я поняла, что во многих вещах он переигрывал. Да, жила в общежитии. Я из простой семьи, в которой папа - тренер, мама - учитель физкультуры. Манна небесная на меня с неба никогда не сыпалась, с детства приучали, что все надо брать трудом, упорством. Кому как, а мне давалось все приложением максимальных сил. Если учиться, то хорошо. Сидела над книжками, если не понимала геометрию, зубрила, и школу окончила с золотой медалью, институт - с красным дипломом.

Пришла к Загорулько в "Лужники". Дал банальное упражнение "пистолетик", сделала 10 раз и потом не то что не могла бежать трусцой, ноги в разные стороны подгибались. После этого он меня заставил пробежать 200 метров изо всех сил. Когда прибежала, он сказал, что надо еще улучшить. Но второй раз получилось еще хуже. Тренер говорит: "Все показатели говорят о твоей нетренированности".

Сурово.

Анна Чичерова: У него такой подход, и это правильно. Единственный плюс из всех его упражнений был за прыгучесть. Это, видимо, качество от родителей: мама - баскетболистка, а папа - прыгун в высоту, брал 215.

Ого, есть к чему стремиться.

Анна Чичерова: Стремлюсь. И после всего этого Евгений Петрович заявил, что работы непочатый край, и написал мне детальный план на бумаге в миллиметровку. Там все от и до: пометки "Аня, все зависит от тебя", "Рот закрыт на замок", "После семи перевернешь страницу, исключить то-то и то-то из еды", "Весить 55 килограмм" с восклицательными знаками.

При ваших 180 сантиметрах роста?

Анна Чичерова: Мне было стыдно чего-то не сделать, и я дома самостоятельно приступила. Там было такое, что мне не преодолеть. Но я старалась изо всех сил. Он же мне все расписал. Вдруг я приеду к нему, он мне скажет: сделай вот это, а я не выполню. И весь этот труд дал колоссальный результат, все были в шоке.

Но не Загорулько?

Анна Чичерова: Даже он спросил: "Что ты делала дома?" Что делала? Приходила к папе с мамой в полуобморочном состоянии: за всю свою спортивную карьеру столько не бегала. Зато это была настоящая работа - систематичная, поэтапная. И моя слепая вера плюс безусловная мудрость Евгения Петровичи привели к тому, что я с этих 189 и 192 см, моих лучших результатов до перехода к нему, сразу же зимой прыгнула на 204. Вот что со мной происходило. И многие вокруг не верили, посыпались на меня всякие гадости.

Подозревали, что неспроста, вдруг допинг?

Анна Чичерова: Но я-то знала, что было в основе скачка, какова цена всех этих результатов. После этого я поплатилась за всю эту прелесть. Потому что до того, как я пришла к Евгению Петровичу, то максимум за год я делала шесть стартов. А в тот фееричный сезон получилось 13 только за зиму. Все силы тратишь на соревнования. Наступил сезон летний, а я абсолютно разобранная. Первые мои коммерческие соревнования со звездами: и с Бланкой Власич и с Кайсой Бергквист. Раньше я этих людей только по телевизору видела. Но летом все у меня полетело. Надо было мне отдохнуть, быть здоровой. Тоже урок. Всегда нужно соблюдать баланс. Все травмы возникают от того, что нужно восстановиться после работы настолько, насколько это требуется.

Олимпийская ловушка

Аня, вы родили ребеночка, вернулись в спорт, и предолимпийский сезон сложился отлично. Вы спокойно и без надрыва выиграли чемпионат мира в корейском Дэгу. И почему-то такая у всех появилась уверенность, что и в Лондоне будет то же самое - легко и красиво.

Анна Чичерова: Я и вернулась ради Олимпийских игр. Все, что со мной произошло в Дэгу, стало подарком, бонусом - как же это все легко получилось. Я склонна считать, что к этому и надо все время относиться с такой вот легкостью. Потому что когда осталось 100 дней до Олимпийских игр, пошло нагнетание внутри себя. Оно прессует тебя изнутри, а когда давят еще и сверху, ничего хорошего из этого не получается. А мне дальше было уже некуда, у меня после зимнего сезона сложилась патовая ситуация.

Что за травму вы получили?

Анна Чичерова: Моя личная оплошность - глупость произошла со штангой. Я упражнения с ней не очень люблю. Да и не привыкла к тому, что на базе в Новогорске новый инвентарь. Пришла на тренировку, на грифе висело 40 кг. Обычно у нас все проржавевшее, а тут гриф новенький, делаю шаг назад, и у меня слетает блин. Я абсолютно не подготовлена, у меня там что-то перемкнуло, не могу дышать. Мне потом тренер сказал, так и бывает, с маленьким весом люди чаще всего травмируются, чем с большим. К вечеру понимаю: со мной не то, видимо, замкнуло нерв, пошел отек, заблокировало диафрагму, я и сидеть могла только в одном положении. А мне завтра лететь на соревнования. Боже, как же я выйду и что буду делать? И с таким прекрасным настроением мы готовились к Лондону. Думала, что отделаюсь легким испугом, две-три недели - и пройдет. Но пошел месяц, второй, и ты не видишь просвета. Я могла только бегать трусцой и больше ничего.

Но это все было невидимо миру. О травме никто не знал. И в Лондоне вы выиграли.

Анна Чичерова: А зачем кому-то было знать? Я считаю, что если ты решился на бой, то никому не важно, с какими сложностями ты к нему подошел. Вышел на арену, значит, ты такой же, как и все. Неважно, какие у тебя травмы. Решился на этот шаг, будь добр, доводи его до конца. Если трудности несовместимые со здоровьем, то ты сам вправе решать, нужно тебе это или нет. Ведь прекрасно понимаешь, на что себя обрекаешь: можешь и проиграть, потому что ты силен не настолько, насколько мог бы. Но и это твое право, выходи и бейся, а если ты больной, сиди дома.

Аня, выходит, спорт таких вот высоких достижений абсолютно немыслим без мук и без травм. Хорошо, муки уберем, а травмы оставим. Не встречалось ни единого здорового чемпиона.

Анна Чичерова: Их, наверное, по пальцам можно пересчитать. Что-то у счастливчиков болит, но не настолько, чтобы мучило. Вопрос двоякий. С одной стороны, мы - чемпионы олимпийские и мира, ходим, пропагандируем спорт в школах. Нужно быть целеустремленным, можно независимо ни от чего добиваться, спорт много дает. Семья, друзья, материальная составляющая, увиденный мир, я состоялась - это дал спорт. А травмы? Мы вроде говорим: детки, занимайтесь спортом. И тут же начинаешь: ой, у меня то и то болело, я тяжело готовилась к Олимпийским играм. Это правда жизни. Наверное, под такими огромными нагрузками организм не выдерживает колоссального напряжения, потому что требует всех твоих ресурсов. Ты вся на пределе, и нужно обладать богатырским здоровьем, чтобы ты могла без вреда для себя чего-то достигнуть. И, несмотря на это, я бы спорт ни на что не поменяла. Да, больно, эти моменты портят тебе жизнь, настроение. И если бы меня спросили: "Аня, ты хотела б что-то изменить?" - я бы ответила: "Нет, я выбрала такую судьбу".

А сейчас как здоровье - лучше?

Анна Чичерова: После Игр я до декабря отдыхала. Надо было прийти в себя и эмоционально, соскучиться по тренировкам, по прыжкам. Ощущений, которых ожидала от отдыха, я получила в полной мере. С хорошим настроем приступлю к тренировкам. Пока ты ничего не делаешь, то особо боли и не ощущаешь. Она проявляется под нагрузками, и основная задача на сезон - все бреши заделать, чтобы не было слабых звеньев, которые предательски тебя подставляют в самый ненужный момент.

Даже о травмах умудряетесь говорить без драматизма и уныния. Откуда такой настрой?

Анна Чичерова: Когда с тобой постоянно что-то происходит, когда стопы и спина привычно болят, тебя это не выбивает из колеи. Неприятности со здоровьем закалили, научили бороться до последнего. В первый момент я, конечно, расстраиваюсь, но потом беру себя в руки и барахтаюсь как лягушка в банке с молоком. Отступиться не могу в силу разных причин. Я не могу бросить на полпути то, на что было потрачено столько сил и времени. Это все равно, что начать бежать 200 метров, а перед финишными клетками вдруг остановиться. Что касается моего оптимистичного настроя, так я бываю разная: и злая, и задумчивая, и грустная. Но все же стараюсь принимать жизнь такой, какая она есть. Не всегда она состоит из праздников, значит, надо стараться делать ее праздничной в любых ситуациях. Ведь когда мы поддаемся унынию, ничего хорошего из этого не выходит, мы только тускнеем.

Легко говорить. Может, дадите практический совет?

Анна Чичерова: Я, например, люблю солнце, я солнечный человек. Поэтому безумно рада, когда едем на сборы в теплые страны. Меня такая атмосфера и погода всегда воодушевляют. Еще нужно улыбаться. Но улыбаться не для того, чтобы всем казалось, что тебе хорошо, а чтобы ощущать радость внутри себя. Когда она идет изнутри, она глобальна, она не зависит от внешних факторов. Когда ты внутри себя ощущаешь радугу, то даже неприятности становятся мимолетными, а проблемы решаемыми. Или вот еще отличное упражнение. Вечером нужно сесть, взять цветные карандаши и выразить свои эмоции на листке бумаги. Сначала левой рукой рисуешь все плохое, потом переворачиваешь листок и думаешь обо всем хорошем. Такие две разные картинки получаются.

Оставайтесь на годок

После Игр ваш тренер заявил об уходе. Ему 70, и он устал. Честно сказать, Евгений Петрович удивил.

Анна Чичерова: Меня этот вопрос огорчал и обижал. В течение всего года звучало, что он уходит. Но еще когда я пришла к Евгению Петровичу в группу, то я слышала об этом чуть ли не каждый олимпийский сезон. Но он так любит легкую атлетику и несмотря на то, что он уже не раз собирался уходить, все равно оставался. А теперь, наверное, почувствовал, что уже очень долго он в секторе, нет сил терпеть.

Было заведомо известно, что в 2013 году я еще собираюсь выступать. Я не умаляю достоинств нашего тренера, он гуру высоты. На каждой Олимпиаде у него чемпионы. Меня б как прыгуньи не было, если бы я не попала к Евгению Петровичу. Разговоры об уходе давили. Даже вызывали раздражение: а как же мы, почему так? Мне всегда обидно за соседа бывает, ладно за себя. У Андрея Сильнова, Елены Слесаренко есть золотые олимпийские медали. Я из сезона в сезон тоже получаю медали. Но Лена и Андрей на предполагаемый момент ухода находились в непростой ситуации. Например, Сильнов заплатил за пекинское золото тем, что все эти четыре года он мучился со своей ногой. А она не дает ему реализовать себя. Очень дорого. Слесаренко из-за колена, которое ее беспокоило, тоже не делала того, что может. Саша Шустов - чемпион Европы, но он не хотел бы ограничиться только одним стартом в жизни.

До чего же сильных прыгунов Загорулько вырастил, а?

Анна Чичерова: Вставал вопрос: если мы останемся одни, нас ждет самый главный за четыре года бой. Куда, к кому идти? И Евгений Петрович все это обдумывал, каждый из нас, я полагаю, с ним по отдельности разговаривал. В итоге он решил остаться и порадовать нас всех как минимум еще на год. Что будет дальше, я не знаю. Но и это уже приятно, ничего не нужно менять в своей жизни, бегать, искать, в чьи тренерские руки отдаться. Не хочу никого обидеть, но кроме Сергея Клюгина, олимпийского чемпиона Сиднея, нет преемников, которые могли бы чем-то помочь. У Евгения Петровича целые папки работ. Весь прыжок разрисован. Эта научная организация труда и вела к прогрессу. К тому, что из года в год все это усовершенствовалось, находились какие-то методики, все это им исследовалось и изучалось.

Загорулько и Клюгин - других нет. А если попробовать Чичеровой?

Анна Чичерова: Как правило, люди, которые добились очень много сами в спорте, не всегда могут передать это ученикам. Что относительно меня? Я могу чем-то со стороны помочь, но объять весь обширный тренировочный процесс... Могу не справиться. Чтобы в нужный час ученик вышел, выстрелил, надо все продумать - и чтоб без сучка без задоринки. А у Сергея Клюгина Ваня Ухов взял в Лондоне золото, Света Школина - бронзу. У Сергея получилось на Олимпиаде 100-процентное попадание. Очень весомо.

Идеальный прыжок на 2.10

Если брать теперешних ваших соперниц, то какие отношения в компании прыгунов? Нет такого, что иногда происходило в секторе прыжков с шестом? Там было довольно жестко, люди иногда не здоровались. Мне кажется, что у вас как-то легче.

Анна Чичерова: У нас действительно легче.

Почему?

Анна Чичерова: Не знаю, не могу объяснить. Не утверждаю, что мы, высотницы, все так любезны друг с другом. Но в любом случае при встрече всегда обмениваемся приветствиями. Обнимаемся, рассказываем друг другу новости, тем более сейчас у некоторых, как и у меня, есть дети. И с Власич у меня абсолютно нормальные отношения. С моей стороны достаточно искренние, это уж точно.

Дама Бланка - непростая. Когда приезжала к нам и выиграла, то всегда: "Ой, какая публика, как приятно". Проигрывала и: "Плохая публика, мне свистели, мешали настроиться".

Анна Чичерова: Может быть, из-за того, что она уже привыкла к вниманию. Приезжаешь в ее Хорватию на зимние турниры, и не знаю, с чем это сравнить. Полные трибуны. Благодаря ей и меня там узнают больше, чем у нас в стране, на каждом углу я слышу "Чичерова, Чичерова". Поначалу мне это было удивительно: соперничество рождает узнаваемость, популярность. Каждый волен вести себя так, как он считает правильным. Кто-то может объявить о том, что у него предсмертное состояние накануне Олимпиады. Потом выйти, собраться и всем показать. И люди расценят это как подвиг. Кто-то, имея те же сложности, пропустит Игры и никогда ни о чем не заикнется.

Бланка возвращается. Летом в Москве на чемпионате мира поборется с вами. Это подстегивает?

Анна Чичерова: Не желаю ей сидеть дома. Сама неоднократно была в такой ситуации, как у Бланки, хотя мне и не делали операций на ахилловом сухожилии. Но голеностоп мне оперировали. Бланке - скорейшего восстановления. Это дико трудно. Подняться наверх гораздо легче, чем удержаться на этом пике. Трудно и психологически: теряешь чувство уверенности. Ты в ожидании, а вдруг сейчас опять заболит. Сложно! Я желаю Власич воли, терпения, она очень талантливая спортсменка. Считаю, что в соперничестве рождается результат. Если мы в хорошей компании доберемся до большой высоты, то шансов вместе побить старый мировой рекорд Стефки Костадиновой будет гораздо больше. Что толку, если ты все время один. Все равно после тебя обязательно придет кто-то новый. Наша задача - продержаться на самом верху как можно дольше. А соперницы подстегивают быть все время в форме.

Мы видели, как в Барселоне на праздновании столетия ИААФ вы беседовали с Диком Фосбери - олимпийским чемпионом и изобретателем нового стиля. Нам Дик сказал: "Верю, что 2.10 - это тот рубеж, который должен пасть".

Анна Чичерова: Да, я это слышала. Но не знаю, кого он видит в роли рекордсменки.

Вы недавно познакомились и со Стефкой Костадиновой.

Анна Чичерова: Так хотелось увидеть ее лицом к лицу. Она для меня - легенда. Многие мне говорили: "Ань, ты так заморачиваешься на этом". Я не заморачиваюсь. Просто для меня это действительно люди, о которых я когда-то читала в книжках. Ее прыжок, который видела только в Интернете, идеальнейший на все времена. Стефка безумно энергетически располагающий к себе человек. Она мне много чего пожелала. Те высоты, которых они достигли и в секторе, и в жизни, дано покорить не каждому.

Вы собираетесь на московский чемпионат мира. Может, есть шанс увидеть вас и на Олимпиаде-2016? Вы же как-то сказали, что хотите побывать в Бразилии.

Анна Чичерова: Не исключаю такой возможности. Но я не могу сказать на сто процентов. Если бы я знала, как буду себя ощущать через четыре года... Но выступить на домашнем чемпионате мира - безусловно, большая мотивация. Во-первых, глупо было бы отказываться, потому что я имею "грин-кард" как чемпионка Дэгу. Также очень приятно было бы выступить при поддержке наших российских болельщиков, зрителей, моих друзей, семьи, которая не всегда может быть со мной на крупных турнирах. И еще один стимул: хочу, чтобы в моей жизни еще раз появился шанс попробовать взять высоту 2.10. Никак не могу забыть те ощущения, которые испытала в Брюсселе. Реально поняла, что это было близко. При удачном стечении обстоятельств, если позволит здоровье, я бы очень хотела еще раз испытать себя. По крайней мере, человек имеет право на мечту. Я хочу, чтобы еще одна из моих целей имела право на жизнь.

Мамы всякие важны

Вам не предлагали в кино сниматься или на обложку журналов, на телевидении работать? Есть неспортивные мечты?

Анна Чичерова: Модельная история - точно не мое. А вот по поводу телевидения кто-то говорил, что из меня может получиться неплохая ведущая. И интересно попробовать, но я не люблю делать то, чего не умею: мол, разберешься по ходу дела. Посмотрим, вдруг появится какой-то проект. Хотя пока никаких предложений. Но ведь я все прыгаю, прыгаю...

У Ники может появится братик или сестричка?

Анна Чичерова: Я считаю, что в семье должно быть два ребенка, а лучше три. Пока у меня одна Ника, но в плане еще один. Я понимаю, что хочу реализоваться как мама. Но я хочу воспитывать ребенка так, как должна воспитывать мама. Пусть и с бессонными ночами. Так что сначала надо выступить на московском чемпионате мира 2013 года. А потом посмотрим...

Награды

Федерация спортивных журналистов России по традиции подвела итоги уходящего спортивного года. И что особенно приятно, на этот раз в голосовании участвовали не только репортеры двух столиц, но и представители множества российских регионов. В то же время работа счетной комиссии была явно облегчена. Среди названных практически одни олимпийские чемпионы Игр-2012.

Все лауреаты будут награждены статуэтками "Серебряная лань".

Наибольшее количество голосов набрали (по алфавиту): Воробьева Наталья (борьба), Галстян Арсен (дзюдо), Захаров Илья (прыжки в воду), Ищенко Наталья (синхронное плавание), Малкин Евгений (хоккей с шайбой), Мустафина Алия (спортивная гимнастика), Савинова Мария (легкая атлетика), Савченко Оксана (плавание - паралимпийский спорт), Тетюхин Сергей (волейбол), Чичерова Анна (легкая атлетика).

Лучшие команда и тренер - мужская сборная России по волейболу и ее наставник Владимир Алекно.

По просьбе Международной Ассоциации спортивной прессы (АИПС) Исполком ФСЖР впервые выделил из этого звездного списка еще трех лауреатов. Итак, лучшие спортсмен и спортсменка России-2012 - Сергей Тетюхин и Анна Чичерова, сильнейшая команда - мужская волейбольная сборная страны.

Как обычно "Серебряные лани" будут вручены лауреатам на встрече с журналистами и спортивными руководителями в Олимпийском комитете России в Новом году.

Николай Долгополов, президент Федерации спортивных журналистов России

Спорт Виды спорта Легкая атлетика Спорт Олимпийские игры