Новости

Для решения проблем кино нужна политическая воля
Инициатива вице-спикера Государственной думы Сергея Железняка имеет в виду благую цель: открыть для нашего кино если не ворота, то хотя бы лазейку на переполненные иностранной продукцией экраны. Предлагается обязать кинотеатры отдать 20, а через два года и 30 процентов экранного времени отечественным фильмам.

Видится романтический пейзаж: в одном кинотеатре идет американская "Операция "Арго", в другом - "Фауст" Сокурова, в третьем - "Борис Годунов" Мирзоева... И у публики есть выбор. И те, кто давно забыл дорогу в кино, ее вспомнили.

Но, увы, вряд ли так будет на практике. Нельзя прикрутить к "Ладе" колесо от "Мерседеса" и ждать, что машина поедет. Предлагаемые меры затрагивают лишь одно звено механизма функционирования кинематографа. И могут сделать весь механизм неработоспособным, если они оторваны от таких нелеченных недугов, как отсутствие единого электронного билета (и, следовательно, контроля), упадок кинематографических профессий и качества фильмов. И, наконец, возможность скачать фильм, как в случае с "Борисом Годуновым", даже до премьеры. Кто пойдет смотреть картину за деньги, если все что угодно можно бесплатно смотреть на айфоне? Разговоры о борьбе с пиратством идут многие годы, но воз и ныне там.

Оторванное от комплексных усовершенствований, квотирование подобно тому эксперименту из анекдота, когда предлагалось для пробы ввести левостороннее движение на одной отдельно взятой улице. Но допустим, квотирование ввели. На экраны придут "Искупление" и "Орда" - фильмы высокого художественного качества? Нет, кинотеатры будут крутить убожество "Беременного" или "Того самого Карлосона", да и то - на утренних сеансах. Закон будет выполнен, но выгоды ни нашему кино, ни зрителю от этого никакой.

В России сейчас производится чуть больше сотни игровых фильмов в год, до экранов доходит чуть больше десятка. При этом художественное качество далеко не всегда связано с кассовым успехом. Троглодитский юмор "Джунглей", выводящий "технологически продвинутое" шоу за пределы киноискусства, на некоторое время привлек внимание зрителей - а "Орда", действительно крупное художественное событие, успеха не имела. И прав депутат Алексей Журавлев: "Художественная ценность многих российских фильмов весьма сомнительна, а при таких условиях будут лепить совсем что попало".

Спад интереса к российскому кино в стране - процесс и рукотворный, и объективный. Причина не только в снижении "качества" киноаудитории, развращенной телезрелищами, но и в неспособности многих наших картин конкурировать с западными - технологически и профессионально. Это касается и дистрибуции: при наличии рекламы, сопоставимой с раскруткой западных блокбастеров, та же "Орда" могла бы сделать принципиально другие сборы, но реклама стоит денег, каких нет у большинства наших картин.

Сергей Железняк предлагает отменить льготы на НДС при показе зарубежных фильмов. Следствием этого будет повышение и без того высоких цен на билеты. Сейчас киносети существуют в основном за счет зарубежных картин. Эта статья доходов резко потеряет в весе: платежеспособность зрителей имеет свои границы, кинотеатры подошли к ним уже вплотную, дальше, по мнению продюсера Владислава Пастернака, - потеря публики, пустые залы и новая перестройка кинозалов под мебельные салоны. Не говорю уже о репутационном ущербе нашему кино: уценка, второй сорт.

Никакими законами нельзя загнать публику в кинотеатры, если ее не привлечет сам фильм. Времена, когда советское кино существовало в отсутствие конкуренции, и на "общественно значительные фильмы" выстраивались очереди, ушли: кино в массовом сознании успело трансформироваться в глобальный аттракцион, и вернуть его в прежнее состояние, по-видимому, невозможно. Серьезное кино функционирует в совершенно иных условиях. Но ни успешный опыт других стран, ни новые формы распространения кино через Интернет или систему "видео по запросу", которая в мире становится одним из главных путей кино к зрителям, - все это у нас толком не изучено.

"Полнейшим абсурдом" назвал инициативу режиссер Вадим Абдрашитов. "Предложенные меры не только не решат, но усугубят проблему. Начнутся сложности внутри каждого кинотеатра - приписки, отписки, подтасовки. Создание фильма - это не только производство продукта, но и доведение его до потребителя. У нас же все заканчивается на стадии производства: прокатчики с российскими фильмами не работают. Не создав федеральную систему проката, не изучив опыт успешных в этой сфере стран - без системного подхода, кавалерийским наскоком, мы не решим проблему даже частично. Примеры такого несистемного подхода есть. То, что Кинофонд, как теперь признано, не выполняет свою задачу, легко было предвидеть с самого начала: практики предупреждали, что простое вливание денег в кинопроизводство без комплексного решения проблемы на системном уровне ничего не даст. Да, сегодня серьезное кино работает в условиях жесткой конкуренции с массовым, но сумели же французы всё так умело подогнать друг к другу, так всё законодательно смонтировать, что артхаус  там прекрасно уживается с коммерческим кино".

Режиссер Сергей Соловьев тоже считает прокат единственной причиной бедственного положения нашего кино, и что нужны системные реформы. Но приветствует "все инициативы, которые ведут к решению проблемы на государственном уровне, как это сделано в той же Франции. Там кинематографисты ходят с гордо поднятой головой: они полноправные участники культурного процесса, важная часть разумной Франции. Например, там есть закон о рекламной тумбе: две трети рекламных площадей отданы французскому кино, причем иностранные кинокомпании размещают рекламу на коммерческих условиях, французские - на льготных. Приезжая в Париж, вы все знаете о новинках французского кино - в Москве вы о русском кино не знаете ничего. Вот сейчас я с радостью вижу огромные плакаты "Анны Карениной" с Кирой Найтли - она красивая женщина, и я рад за этот фильм. Но был бы еще больше рад, если бы за пять лет после создания нашей "Анны Карениной" увидел в Москве хоть одну маленькую листовку, извещающую публику о том, что в России снята эта картина.

Еще раз повторю: я приветствую любые инициативы, предпринятые с ясной, разумной целью. Потому что прокат развален, далее разваливаться уже нечему. Фильмы снимаются, но российское кино без зрителя как бы не существует, оно фактически уничтожено. Никакой рыночной экономики в этой сфере у нас нет - есть картельный сговор, по которому некие частные лица продали все кинотеатральное пространство России американскому кино. Как-то мы с Александром Сокуровым говорили после многочасового изнурительного совещания по этим вопросам. "А вся проблема при желании решается за сорок минут, - сказал тогда Сокуров. - Готовится документ, и президент подписывает решение о реформе российского проката. Нужна политическая воля".

Да, необходима реформа проката - тотальная и решительная, - продолжает Соловьев. - Я не говорю, что государство должно за это платить. Но оно должно полностью изменить правила существования русского фильма в России. Так что я - за Железняка: караул действительно устал".