Новости

14.01.2013 00:45
Рубрика: Экономика

...чем в тринадцатом году

Сто лет назад россияне в три раза меньше ели мяса, а рубль был дешевле доллара всего в два раза
Сто лет назад зарплата плотника в Москве составляла 37 рублей в месяц. В среднем россиянин потреблял в год в три раза меньше мяса, чем сейчас, пива - почти в 12 раз. Однако российский рубль и тогда был дешевле доллара, правда, всего в два раза. А по объему ВВП наша страна, как и сейчас, была примерно на шестом месте в мире.

Такие данные мы получили, покопавшись в статистических справочниках.

Они оставляют противоречивые ощущения. "Если честно, то практически целый век мы пропустили. Теперь начинаем все заново. Но с очень неплохих стартовых позиций", - оценивает советник Института современного развития Никита Масленников.

Понятно, что судить об уровне жизни по тому, сколько мяса или молока можно купить на среднюю зарплату, не вполне корректно, говорят эксперты. Тем не менее общая картина, хоть и контурно, все-таки вырисовывается. Например, среднемесячной зарплаты плотника в Москве (представителя этой профессии можно отнести к квалифицированным рабочим) сегодня хватит на то, чтобы питаться куда лучше, чем столетие назад. Россияне вообще, как показывают расчеты, стали есть намного больше. Особенно мяса, рыбы, яиц и других белковых продуктов.

А вот потребление хлеба и круп, наоборот, сократилось. Статистика показывает, оценивает Масленников, что с 1913 года, который считается эталонным для Российской империи (впереди была Первая мировая война и революция...) мы идем в глобальном тренде изменения структуры питания. А это, в свою очередь, связано с изменением доходов и уклада жизни населения. От индустриального общества мы переходим к постиндустриальному, увеличивается доля интеллектуального труда. Что тоже требует другого набора продуктов для организма. А вот потребление соли резко упало, потому что раньше это был практически единственный консервант. Солили рыбу, сало и мясо. Делали заготовки на зиму из овощей. Не зря ведь они и назывались "разносолы".

Огорчительно, конечно, что наши сограждане стали намного больше потреблять спиртных напитков. Но увлечение пивом это явно следствие последних лет, когда вырос интерес к пенному напитку. А что касается водки, то российское пьянство имеет глубокую социальную природу, убежден Масленников. Потребление крепких спиртных напитков растет, когда людям становится неинтересно жить, они не видят перспектив.

А капитал все бежит и бежит...

Можно ли, отталкиваясь от показателей по потреблению продуктов питания, сделать вывод, что жизнь в стране стала за это время лучше, богаче? Можно. Но с той поправкой, что век назад и весь мир жил не столь богато, как сейчас. А вот если посмотреть, как уровень доходов населения в нашей стране соотносится с таким показателем в других государствах, то окажется, что изменилось не так уж и много. Скажем, по ВВП на душу населения в 1913 году, по данным некоторых исследователей, Россия отставала от США примерно в 3-3,5 раза и уступала большинству развитых стран Европы. И сейчас сравнение будет не в нашу пользу. Правда, подушевой ВВП в нашей стране в последние годы растет довольно быстро. За десять лет он увеличился вдвое и составил больше 17 тысяч долларов, рассчитал недавно Всемирный банк.

Еще одно удивительное совпадение - отток капитала. Как показывает статистика, с 1909 по 1913 отток капитала составил 1,29 миллиарда рублей. Приток за эти годы был только в 1909-м, и то - всего 29 миллионов. "Но природа оттока в те времена и сейчас отличается, - говорит Масленников. - Тогда это, в первую очередь, был экспорт капитала и обслуживание займов, которые брались на строительство дорог". А сейчас главная причина оттока - это проигрыш в конкуренции юрисдикций и уровне защиты собственности, обращает внимание эксперт. В 2012 году в каждом девятом деле, которое рассматривалось в Лондонском суде, выступала российская сторона, приводит пример Масленников.

Имперский рубль знал цену

На интересные мысли наталкивают и данные по курсам разных валют к российскому рублю. Уровень международной востребованности золотого имперского рубля был явно выше, чем нынешнего российского, считает Масленников. По сути, золотой имперский рубль - это аналог того, что сейчас называют мировыми резервными валютами.

Есть ли шансы повторить такой успех? Масленников считает, что они не безнадежны. Прорыв, по мнению эксперта, может начаться с интеграционных процессов с нашими ближайшими соседями и перехода к рублю как к единице расчетов во взаимной торговле. На это потребуется 5-6 лет. Надо активнее идти вперед по пути создания в стране Международного финансового центра, продолжает Масленников. И, наконец, еще один важный момент - это позиции экономики страны в глобальном хозяйстве.

Чего мы добились в этом плане? За столетие радикально изменилась структура российской экономики. В 1913 году больше половины приходилось на сельское хозяйство. Россия занимала первое место по производству ржи и ячменя, на третьем - по производству пшеницы и на четвертом - по производству картофеля. Сейчас лидирует промышленность. Но в том же 1913 году в России впервые в мире были выпущены многомоторные самолеты. Сегодня наша страна лидирует по добыче природных ресурсов, у нее сильные позиции в металлургическом секторе. А вот в производстве машин, оборудования, другой готовой продукции мы лидерами так и не стали.

И тогда, и сейчас главная сильная сторона российского экономического уклада - способность национального бизнеса выживать и конкурировать, создавать новые продукты и технологии, считает Масленников. Но и в имперской России, и сейчас часто говорится, но не признается на деле, что главным двигателем развития страны должен стать частный капитал и его инвестиции. И в результате мы повторяем фундаментальные ошибки прошлого, сожалеет эксперт.

Прежде всего, говорит эксперт, сохраняя сакральную веру в безграничные возможности государства, оставляя частную собственность во многом условным понятием. За сто лет прогресс, конечно, в этом плане произошел. Но для собственности гражданина - тех же ценных бумаг, пенсионных накоплений - уровень защиты все равно оставляет желать много лучшего". Еще одна опасность, которая извечно подстерегает Россию, - удивительное неумение довести до конца начатые структурные реформы, говорит Масленников, вспоминая инициативы Витте и Столыпина.

Каждый из 143 миллионов

Если сравнивать население Российской империи в 1913 году и нынешней России, то окажется, что нас стало меньше на 31 миллион человек (174 миллиона против 143 миллионов). Однако, по мнению экспертов, проводить параллели здесь не очень корректно.

Дело даже не в том, что сто лет назад в состав России входили Финляндия, Польша, Кавказ и Средняя Азия. А в том, что тогда был совсем другой уклад жизни и, соответственно, иная картина рождаемости и смертности.

В начале XX века 85 процентов россиян были сельскими жителями (аналогичный расклад наблюдался и во многих других государствах), пояснил "РГ" главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН Леонид Рыбаковский. А это значит, что люди могли выжить, только возделывая землю и занимаясь скотоводством. Чем больше членов семьи, чем больше детей - тем крепче и зажиточней семья. Кроме того, в те годы не было пенсионной системы, и дети должны были содержать родителей. Таким образом, женщины, особенно в селах, рожали по 5-10, а то и 15 детей. И государство это поощряло. Особенно "выгодно" было рожать мальчиков. Они могли выполнять более тяжелую работу, а при переселении семей, скажем, на Дальний Восток на одного мужчину давалось 15 десятин земли. Чем больше сыновей - тем больше земли доставалось семье. В итоге в том же 1913 году родили 48 детей на тысячу человек населения. Правда, и умирало из них немало - на тысячу населения 25-30 человек, уточняет Леонид Рыбаковский.

Климат решает все

Потом в результате демографического перехода, обусловленного экономическими переменами, началось снижение рождаемости. А вместе с этим происходило снижение смертности. Общество стало индустриальным. Мужчины и женщины начали работать на фабриках. И их достаток уже зависел не от количества детей, а от оплаты труда. Плюс появилась пенсионная система. И необходимость рожать большое количество детей стала уходить. Сейчас рождается 13 младенцев на тысячу россиян (в три раза меньше, чем сто лет назад).

В прошлом году в России родилось 1,8 миллиона детей, в 2013-м их может быть больше - 1,9 миллиона прогнозирует эксперт. Эта тенденция продержится еще 1-2 года, после чего вновь начнется спад - вступят в репродуктивный возраст самые малочисленные поколения конца 90-х (в 1999 году родилось всего 1,2 миллиона детей). Чтобы как-то нивелировать ситуацию, по мнению эксперта "РГ", должны, безусловно, сохраниться действующие меры демографической политики, плюс - добавиться новые. "Нужна комплексная программа стимулирования рождаемости, следует улучшать ситуацию в здравоохранении, делать это, не считаясь с затратами. Кроме того, надо по-настоящему модернизировать экономику, ведь уже через несколько лет на порядок обострится недостаток трудовых ресурсов", - говорит Леонид Рыбаковский.

Через десять лет Россия могла бы производить в два раза больше зерна - до 150 миллионов тонн в год, считает один из крупнейших экспертов аграрного рынка, вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут.

Однако для достижения этого показателя россиянам необходимо учесть уроки истории. В том числе и проанализировать пути развития сельского хозяйства за последние 100 лет.

Во-первых, Россия изначально была ориентирована на продажу продовольствия за границу. По словам Александра Корбута, экспортировать зерно мы начали еще в самом начале прошлого столетия. И в советский период немалый упор был сделан на развитие растениеводства. Только вот, считает Александр Корбут, государство недостаточно эффективно занималось размещением производительных сил - то есть концентрацией производства с учетом территориальной и климатической специфики регионов.

Эксперт считает, что в будущем государство должно обратить особое внимание на этот фактор. Тем более, по прогнозам ученых, перспективными территориями могут стать Черноземье и Сибирь. "Большие площади там были заброшены. А, между тем, с учетом глобальных климатических изменений, на этих территориях ожидается рост среднегодовых температур при сохранении относительно высокой влажности. То есть в ближайшие годы там будут идеальные природные условия для растений", - считает Александр Корбут.

Поэтому, по его мнению, сейчас надо сконцентрировать на разработке технологий, адаптированных к изменению климата. Причем, говоря о технологиях, надо иметь в виду не то, "что была соха, а стал плуг", а учитывать все факторы - начиная от создания качественного семенного материала и заканчивая строительством инженерных коммуникаций. "Надо построить дороги, чтобы доехать до будущей пашни, полевые станы. Нужны большие инфраструктурные затраты, которые должно брать на себя государство. Это может сделать и бизнес, но ему в таком случае, нужны четкие ориентиры для планирования доходов. Чтобы, например, не было скачков от 2,5 до 4 тысяч рублей за тонну зерна. В таких условиях невозможно планировать долгосрочные действия", - размышляет Александр Корбут. Сельское хозяйство ,говорит эксперт, должно развиваться по принципу кластеров. А поддерживать необходимо самых эффективных производителей. Тогда Россия сможет производить только зерна в два раза больше, чем сейчас, считает Корбут. Что касается площадей, то никаких критических прогнозов на ближайшие 100 лет эксперт не дает. "В России невелика плотность населения, огромная площадь. Мы обречены быть великой агроиндустриальной державой", - заключает вице-президент Российского зернового союза.