Новости

Сергей Степашин: В рамках единого Следственного комитета я бы выделил отдельную структуру по экономическим преступлениям
ГЛОНАСС и "Оборонсервис", трубы питерских коммунальщиков и украденные на металлолом конструкции моста на Дальнем Востоке - расследование многих громких преступлений стало возможно благодаря усилиям аудиторов Счетной палаты. Глава этого ведомства, сопредседатель Ассоциации юристов России Сергей Степашин поделился своими впечатлениями с членом президиума АЮР Михаилом Барщевским.

Сергей Вадимович, закончился 2012 год. По-прежнему воруют?

Сергей Степашин: Ну, да. Правда, появилось определенное удовлетворение тем, что конец 2012 года ознаменовался все-таки серьезной реализацией, это и ГЛОНАСС, и "Оборонсервис", и трубы питерских коммунальщиков, и АТЭС. Даже тот мост - совсем недавно следователи вычислили человека, который воровал металл и нагло сдавал его в металлолом. Скажу откровенно, меня как юриста смущает то, что люди пока еще не боятся нарушать закон. Поэтому очень бы хотелось, чтобы конец 2012 года не был кампанией, чтобы это была жесткая система, в которой нет выпадающих фигур. Все должны быть равны перед законом. Больше всего потерь на госзакупках - почти триллион рублей! Решим мы эту проблему - снимем огромное напряжение в этой сфере.

1 триллион рублей составляют ежегодные потери бюджета на госзакупках

Что на сегодняшний день самое негативное в инвестклимате России? Не состояние ли судебной системы?

Сергей Степашин: Я не думаю, что только в этом проблема, судебная система - это только верхушка айсберга. Беда, когда низовое звено занимается элементарными поборами. Например, в Калужской области Артамонов с каждым инвестором работает лично, у него куча мобильных телефонов. Я понимаю, что это так называемый ручной вариант управления, но, если каждый губернатор, крупный руководитель города примерно так будет работать, мы изменим обстановку хотя бы на этом уровне.

Тем не менее, если бы чиновничий беспредел можно было обжаловать в суде и в суде добиваться правды, но никто же в суд не идет?

Сергей Степашин: И в шутку, и всерьез, я думаю, когда суд переберется в Санкт-Петербург, к нему будет больше доверия.

Сейчас реально необходимо защищать интересы предпринимателей. Они основные наполнители бюджета. А защита - это создание комфортных условий работы, препятствие использованию их в качестве дойной коровы всеми, от пожарных до налоговых инспекторов.

Сергей Степашин: У нас 32 контролирующих органа.

Да. И еще не менее важное, если не самое важное, это исключение заказных дел против предпринимателей. И у меня возникла нестандартная идея. Не стоит ли создать следственный орган, к компетенции которого будут относиться только экономические преступления и в котором не будет ни одного сотрудника, ранее работавшего в СКР или МВД? Этот орган может состоять из аудиторов, налоговых инспекторов, юристов, экономистов и действовать при Счетной палате. Орган, который не связан с низовой коррупцией следователей.

Сергей Степашин: Счетную палату я бы точно не стал вовлекать в эту орбиту. Существует мировая практика, международные стандарты, мы занимаемся там, где есть бюджетные средства, мы не счетный суд, а Счетная палата. Я бы не стал создавать и какой-то еще один следственный орган, все равно он потом превратится в проблемную структуру. А вот в рамках концепции создания единого Следственного комитета, перераспределения подследственности выделить отдельную структуру, куда действительно можно было бы набрать таких "головастиков", честных, порядочных, блестящих юристов. Может быть, Александру Ивановичу Бастрыкину предложим подумать об этом. Давай через газету с таким предложением выйдем и вообще обсудим эту тему в "Российской газете".

Когда вы начнете проверять расходы по сочинской Олимпиаде?

Сергей Степашин: Мы ежеквартально проверяем. Более того, я пошел на беспрецедентный шаг, аудитор Счетной палаты инкорпорирован в саму структуру, работает в ревизионной комиссии у Козака. Поверьте, мы знаем все, что происходит в Сочи, ежеквартально ведем анализ, об этом знает и руководство страны, поэтому, я надеюсь, ситуация с АТЭС не повторится.

Ключевой вопрос

Традиционный вопрос о перспективах АЮРа на 2013 год?

Сергей Степашин: Первое, что мы должны - закончить нашу работу по аккредитации вузов, доведя их число уже в первом квартале этого года до двухсот. Я уже говорил об этом с министром образования Дмитрием Ливановым и руководителем Рособрнадзора.

Второе, уж коль мы беседуем в рамках нашего, работающего, кстати, очень неплохо, приложения к "Российской газете", еще раз хочу подчеркнуть: надо еще больше заниматься правовым просвещением, особенно тех, кого легко обмануть, у кого вымогают взятки. Люди должны знать свои права. Поэтому работа по оказанию бесплатной юридической помощи должна вестись нашей ассоциацией более активно, жестко и даже зло. Думаю, это одна из главных задач АЮР на 2013 год.

Я не скрываю своей позиции и считаю, что бесплатная юридическая помощь в том виде, в каком она сейчас существует, это химера.

Сергей Степашин: Это другой вопрос. Я говорю о самой идеологии, системе, она должна существовать. Как бы мы ни относились к советской власти, она сумела за 5 лет ликвидировать безграмотность населения в неграмотной крестьянской стране.

Третье, АЮР должен стать более оперативным и острым с точки зрения реакции на насущные проблемы, которые возникают в стране. Не надо дожидаться всплеска, болезненной реакции, ОМОНа. Нашей Конституции 20 лет, хотелось бы проанализировать, что происходит с нашей политической системой, каковы проблемы власти, интеллигенции, народа, в каком состоянии действительно находятся права человека. Не надо это отдавать небольшой группе людей, правых или левых, пропрезидентских или антипрезидентских, АЮР должен тоже принимать в этом участие. Я считаю, наше время пришло.