Новости

05.02.2013 00:07
Рубрика: Культура

От перемены названий...

Обстоятельства оторвали меня от отечественной действительности на несколько дней. В городе Бохуме в славистском Центре им. Юрия Лотмана я поучаствовал в крайне интересном русско-немецком диалоге за "круглым столом". Говорили мы о проблемах взаимоотношений Общества и средств Медиа. И, разумеется, больше всего говорили мы о телевидении. Вернувшись на Родину, я заметил, что действительность оказалась небогатой на события, а экран предложил телезрителям пару-тройку вопросов нашим современникам на засыпку.

***

Как всегда поводом для возбуждения общественного интереса к историческому прошлому стали юбилейные даты - минуло восемь десятков лет, как пришли к власти в Германии нацисты, и 70 лет, как была выиграна у них Сталинградская битва советскими войсками.

...Была еще одна знаменательная дата - 90-летие со дня рождения комедиографа Леонида Иовича Гайдая с витающим в воздухе вопросом: ну, почему сегодня не снимаются такие смешные картины про нашу сегодняшнюю смешную жизнь?

***

Телевидение так или иначе отметилось у этих знаменательных дат. Понятное дело, с охотой и в охотку отметилось по случаю юбилея Гайдая - такой замечательный повод показать его веселые комедии и поделиться воспоминаниями о мастере смеха.

Что же касается двух первых вех, то оно отделалось дискуссионной программой на "России" - "Воскресный вечер" с Владимиром Соловьевым, несколькими документальными лентами про Сталинград, "прощалкой" Владимира Познера... Отдельной строкой стоит помянуть повторный показ художественного сериала "Жизнь и судьба" (режиссер Сергей Урсуляк).

Телевидение с охотой и в охотку отметилось по случаю юбилея Гайдая

Отдельной строкой потому, что этот сериал, если в него внимательно вглядеться, может быть понят как своего рода гуманитарный комментарий к нашим военно-политическим как поражениям, так и победам.

...Похоже, что ток-шоу Владимира Соловьева дало старт очередной битве за переименование Волгограда в Сталинград. Как легко было предположить, первым поднялся из окопов сталинизма "последний солдат" Красной империи Александр Проханов. За ним пошли в атаку писатель Михаил Веллер и подзабытый политик-коммунист с сельскохозяйственным уклоном товарищ Харитонов. Название города у Волги на географической карте обороняли историк Юрий Пивоваров и известные телепублицисты Александр Архангельский и Николай Сванидзе. Публика в студии охотно аплодировала и тем и другим, из чего можно было догадаться, что эта дискуссия - такой интерактивный театр, который, если подумать, в каком-то смысле больше, чем жизнь.

Об этом не подумал и не желает думать господин Веллер. Для него "Сталинград" всего лишь вербально-семантический комплекс, обозначающий великую Победу, великий подвиг, а те преступления и ужасы, которые совершил генералиссимус, не имеют к городу-герою никакого отношения. Стало быть, прикнопим к старому городу прежнее название и пуще былого станем гордиться своим героическим прошлым. Из-за чего сыр-бор?

Чего многие не могли понять и простить, так это того, что в романе Гроссмана речь идет об участии человечности в нашем благословенном Отечестве

Господин Проханов думает еще круче и бескомпромисснее: имя "Сталин" для него - это знамя, которое он готов поднять в борьбе с либерализмом.

Об этом же подумали оппоненты. И Пивоваров, и Сванидзе, и Архангельский правильно поняли задумку писателя. Они почти в один голос сказали, что на повестку дня поставлен вопрос не просто о выборе названия для волжского города, но о выборе пути для страны. И с их точки зрения, выборе - гибельного пути.

Сталин уже давно стал символом самоубийственного пути для России.

Тут обыкновенно следуют отсылки к улице в Париже, что носит имя "Сталинград". Бог им судья, парижанам. Для них наша история - чужая история. У нас же она до сих пор кровоточит.

Теледискуссия засвидетельствовала непримиримость позиций не только по проблеме переименования славного города на Волге, но и по подходу к выбору дальнейшего развития страны.

Между позициями зияет пропасть. Одни - ни ну, ни тпру без Сталина, другие - никак и никогда со Сталиным.

***

Глубину раздвоения сегодняшней действительности обозначил своим романом Василий Гроссман "Жизнь и судьба". И не в первый раз. Сначала он попытался сделать при советской власти. Тогда дело до публикации не дошло. После падения Советов роман был обнародован, но поверхностно прочитан. Да, надо признать, что в пору гласности он показался неактуальным. Тогда показалось, что худшее позади, что у страны иная будет жизнь и ждет ее другая судьба. И точка невозврата пройдена...

Оказалось же, что мы снова - на развилке исторических дорог, и книга Гроссмана, изложенная средствами кино, нам в какой-то степени указ.

Она поставлена в эфир "Культуры" с понятной целью - в качестве художественной дани защитникам Сталинграда. Но такова уж природа художественного создания - оно не может быть ограничено пропагандистским заданием, и, если оно достаточно глубоко, то уж непременно его перевыполнит.Так случилось и на сей раз. Чего многие не могли (и до сих пор не могут) понять и простить, так это того, что в романе Гроссмана речь идет не просто о судьбе Отечества, но еще в большей степени - об участи человечности в нашем благословенном Отечестве.

***

...А на вопрос, почему сегодня нет комедий в духе гайдаевских комических лент, думаю, можно ответить так: "Они есть, но не в кино; они бытуют в Интернете, главным образом в социальных сетях. Еще больше их в жизни".

ОПРОС "РГ"

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым