13.02.2013 23:12
    Рубрика:

    Юлия Снигирь: Меня учили стрелять, и мне понравилось

    На экраны выходит фильм с Брюсом Уиллисом, Юлией Снигирь и Сергеем Колесниковым
    С 14 февраля - в прокате фильм "Крепкий орешек. Хороший день, чтобы умереть".

    Это пятая картина из киносерий про "Крепкого орешка" - полицейского Джона МакКлейна, которого вот уже 25 лет, именно столько прошло со времени выхода первой серии, играет Брюс Уиллис.

    Особенности пятой серии в том, что действие разворачивается в Москве. Герой Уиллиса спасает мир во всем мире, и в российской столице в частности, кроме того "Крепкому орешку" доводится работать в паре со своим потерянным сыном. Впрочем, раскрывать подробности сюжета представители студии "Двадцатый Век Фокс" запретили вплоть до дня премьеры, равно как и высказывать критические отзывы о картине.

    Еще одна особенность фильма - впервые в знаменитом киносериале сыграли два российских актера, - это Юлия Снигирь, известная зрителям по картинам "Обитаемый остров" и "Атомный Иван", и Сергей Колесников, заслуженный артист России и ведущий телепрограммы "Фазенда". Актеры ответили на вопросы "РГ".

    Юлия, для вас это первая работа в Голливуде и сразу - в знаменитой франшизе. Плюс к этому, ваша героиня впервые - яркий отрицательный персонаж. Понравилось играть плохую девчонку?

    Юлия Снигирь: Я для себя не формулировала задачу так: сыграть отрицательного персонажа. Думала о том, какую моя героиня может найти для себя мотивацию, ведь ею движет сильное чувство. Я искала ту грань, которая всегда есть между плохим и хорошим. Мне нравится, что в этом фильме нет деления на черное и белое, а это редко бывает.

    Роль потребовала от вас спецподготовки, вы же впервые появляетесь в кадре с оружием?

    Снигирь: Меня учили стрелять. И мне понравилось.

    Сергей Колесников: Из противотанковой пушки?

    Снигирь: Из большой такой штуки? Да, стреляла.

    Вы, Сергей, наверное, позавидовали Юлии. Вашему герою пострелять не довелось.

    Колесников: Я в кино беру оружие в руки только по необходимости. Не люблю я это.

    Снигирь: Да ведь я тоже не могу сказать, что страстно люблю оружие. Но так как у меня это было в первый раз, то мне было по-настоящему интересно.

    Юлия, вам ведь еще пришлось и вертолетом управлять?

    Снигирь: В сцене падения вертолета он был не настоящим (компьютерная графика, - прим. Ред). Мне нужно было понять некоторые принципы управления, хотя в фильме это, наверное, не слишком "читается". Я старалась понимать, куда двигать рычаги. Что касается сцены полета, то мы действительно поднимались в воздух на военном вертолете (при этом двери вертолета были открыты, - прим. Ред). Я нервничала, было страшно. Очень боюсь высоты.

    Как бы вы описали стиль работы режиссера Джона Мура?

    Снигирь: Я чувствовала, что у него есть представление о том, каким получится фильм, и это успокаивало. Он очень эмоционален, быстро подключается к предложениям актера, но Джон, на удивление, режиссер с математическим складом ума. У него была выстроена логическая цепочка, все взаимосвязи персонажей ему были четко ясны.

    То есть, волнения не было?

    Снигирь: Первый съемочный день для меня был нервным. Это был наш совместный день с Сергеем.

    Судя по тому, что у вас одна совместная сцена в фильме, лирическая, назовем ее так, видимо снимали как раз этот эпизод?

    Снигирь: Я по контракту не могу сейчас вдаваться в подробности, но скажу, что мне всегда кажется, что первый съемочный день - он, что называется, "в корзину". Мне в первый день хочется все переснять. Я страшно мучила Джона, понимала, что пришла на площадку "деревянным человечком". Потом я уже вжилась в историю, привыкла ко всем на площадке.

    Голливудская съемочная площадка отличается от российской?

    Колесников: Кардинальное отличие - трепетная подготовка к съемкам, они не жалеют денег. Не воруют деньги. Каждый занят своим делом. На площадке - тишина. Никакого ора, никакой нецензурной брани, причем даже в том случае, если в кадре много персонажей.

    Снигирь: Меня это тоже поразило: громадный павильон, огромное количество человек и после команды "Мотор!" - никто не шелохнется.

    Правда ли, что господин Мур звенел на съемках в колокольчик, когда ему казалось, что сцена особенно удалась?

    Снигирь: Было такое. Он еще ходил в майке, на которой было написано: John Moore, not less. Это языковая шутка вокруг написания фамилии Джона Мура, а перевести можно: "Джон Мур: больше, а не меньше". Так что он - режиссер со своими приколами.

    Работать с Уиллисом - мистером "Крепким орешком" не стеснялись?

    Снигирь: Мне было интересно за ним наблюдать. Но все проходило по-рабочему.

    Колесников: А я самого мистера Уиллиса не видел, зато наблюдал за его вагончиком (трейлер-прицеп для грима и костюмов артиста, - прим. Ред). Он отличался от наших.

    Снигирь: Хотя у нас были хорошие вагончики.

    Колесников: Но у Уиллиса был в два раза больше и серебристый. (Смеется). Смотришь на этот вагончик и понимаешь - звезда на площадке.

    Фильму присвоен прокатный рейтинг 18+. Мы даже поспорили с коллегами, почему. И одна из версий - это ваш облегающий байкерский костюм, Юлия.

    Снигирь (смеется): Я это могу принять только как комплимент.

    Колесников: Да, Юлия, знай, что если выходишь на улицу в облегающем костюме, то это сразу 18+. Если серьезно, думаю, что это связано с боевыми сценами, с кровью.

    Российские персонажи в фильме получились карикатурными злодеями. Да и в кадре видно, что съемки московских сцен проходили в основном в Будапеште. Как вам кажется, это повлияет на восприятие фильма отечественным зрителем?

    Снигирь: Мы ведь создаем художественный образ, думаю, это важно, а не точное соответствие архитектуры. Да и герои, мне кажется, со своей биографией, они не плоские. По крайней мере, моя героиня - точно. Надеюсь, что в фильме все получилось непримитивно.