Новости

12.02.2013 00:40
Рубрика: Экономика

Наказание отменяется

Уголовно-процессуальное законодательство работает на уклонистов
Текст: Иван Соловьев (д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ)
Со стороны законодательной сегодня мы имеем весьма тяжелые формулировки налоговых составов УК РФ, трудные для понимания и осмысления. По линии выявления налоговых преступлений ситуация не менее проблемная. Сегодня в подавляющем большинстве они выявляются методами контрольной работы, а не правоохранительной.

Основным критерием является величина недоимки, а не полученная оперативная информация. Это не случайно, так как возможности использования результатов оперативно-разыскной деятельности по данной линии существенно ограничены. Не может сегодня полицейский направить материалы ОРД в налоговый орган, таким образом рассекретив их, - это запрещено законом. Справедливости ради скажу, что хороших, качественных оперативных материалов по налоговым преступлениям - единицы, во многих отраслях финансово-хозяйственной деятельности оперативные позиции утрачены, стимулирующие оперативных сотрудников факторы в виде перспектив доведения материалов до судебного приговора, отсутствуют.

Под стать обозначенным проблемам и статистика. С момента вступления в силу положений закона N 383-ФЗ от 29 декабря 2009 г., существенно декриминализировавшего налоговые составы, до прошлого года фиксировалось ежегодно сокращение на 30-35% всех показателей, характеризующих противодействие налоговым преступлениям. В 2012 году ситуация несколько стабилизировалась: выявлено 5818 налоговых преступлений, из них предварительно расследовано 4818.

Положения уголовно-процессуального законодательства также работают на налоговых уклонистов. Это запрет на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и обязанность прекращения уголовного преследования в случае возмещения нанесенного ущерба. В сфере судебной также не все безоблачно. Нормы статьи 90 УПК РФ определяют преюдициальную силу судебных решений по гражданским делам, что напрямую препятствует отправлению правосудия по делам уголовным. К тому же в гражданских и арбитражных судах не исследуются те доказательства, которые могут быть представлены в уголовных судах.

Анализ структуры вынесенных приговоров по налоговым преступлениям, а также видов назначенных наказаний за последние 2,5 года говорит о последовательном сокращении количества лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений. Так, в 2010 году в отношении 1039 человек были вынесены приговоры по налоговым преступлениям (по ст. 198-263, по ст. 199-506, по ст. 199.1-85, по ст. 199.2-185). Из них большинство - 488 человек осуждены условно, 483 человека приговорены к штрафу, 40 человек получили реальные сроки лишения свободы, 17 лиц оправдано. В 2011 году в отношении 662 человек были вынесены приговоры по налоговым преступлениям (по ст. 198-179, по ст. 199-318, по ст. 199.1-47, по ст. 199.2-118). Из них большинство - 358 человек приговорены к штрафу, 263 человека наказаны условно, 22 человека получили реальные сроки лишения свободы, 17 лиц оправдано. За 6 месяцев 2012 года осуждено 256 человека, из них 163 приговорены к штрафу, 76 осуждены условно, 11 приговорены к лишению свободы, 12 оправдано.

Анализ приведенных статистических данных говорит о том, что в общем массиве мер наказания за налоговые преступления превалирует штраф - 51,3%; на втором месте - условное наказание - 42,3%. Совсем незначительные показатели по исправительным работам и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - менее 1%. К реальным срокам лишения свободы приговорены 3,73% осужденных, при этом 2,35% лиц было оправдано судами.

В связи с этим говорить о том, что налоговые преступления могут использоваться как инструмент давления на бизнес под угрозой лишения свободы, по крайней мере, некорректно. Из 1957 лиц, осужденных по налоговым составам за последние 2,5 года, 73 получили незначительные сроки лишения свободы и то только потому, что не захотели возместить причиненный государству ущерб, не сотрудничали со следствием, а напротив, предпринимали шаги по сокрытию следов преступления, разрушению доказательственной базы и т.д. Кроме того, если обратиться к правоохранительной составляющей противодействия налоговой преступности, то здесь мы столкнемся с трехступенчатой нерабочей схемой, когда единственным основанием для возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям являются материалы, поступившие в следствие из налогового органа. О качестве материалов, их полноте, достоверности и достаточности для возбуждения уголовного дела, говорить не приходится. При этом в ходе реформирования органов внутренних дел отдельное направление по борьбе с налоговыми преступлениями было ликвидировано.

Имеющиеся ограничения в полномочиях налоговых органов по проведению повторных налоговых проверок одной и той же организации практически не позволяют учитывать выявленные оперативным или следственным путем новые эпизоды противоправных деяний в сфере налогообложения и соответственно корректировать итоговую сумму крупного или особо крупного размера уклонения.

Существенно снизилось качество и научно-методического обеспечения противодействия налоговой преступности. Новые методики выявления и расследования не создаются, старые практически не применимы, так как изменились экономические и правовые реалии. Таким образом, сегодняшний механизм противодействия налоговой преступности таковым назвать нельзя, а то, что имеется, - разрозненные остатки некогда единой системы, единого цикла от выявления налогового преступления до направления дела в суд. Профилактическое значение уголовно-правового запрета фактически сведено к нулю, учитывая перечисленные выше аргументы, а также имеющиеся специальные нормы об освобождении от уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений. Дезориентация и неспособность нормальной работы правоохранительной системы государства в данной области также не обеспечивают какой-либо мало-мальской превенции. Из имеющихся сегодня предложений по дополнению налоговых составов УК РФ отметил бы инициативы по криминализации уклонения от уплаты страховых взносов (в связи с отменой ЕСН), ведь по имеющимся расчетам, из 87 млн трудоспособного населения в полном объеме страховые платежи уплачивают только 48 млн человек.

Экономика Финансы Налоги Уголовно-процессуальный кодекс