Новости

Нил Шикофф спел в Михайловском театре оперу "Билли Бадд"
Выдающийся американский тенор Нил Шикофф - счастливая звезда для петербургского театра. Два года назад он принес коллективу первую в его истории "Золотую маску", исполнив одну из своих коронных партий - Елеазара в "Иудейке" Галеви, опере, которая целую эпоху не шла в России. Ныне драматургия визита господина Шикофффа во многом повторилась и, вполне возможно, с такими же наградными последствиями в будущем.

"Билли Бадд" - опера Бенджамина Бриттена, которая никогда не ставилась в России. И в год столетия английского классика Михайловский театр быстро сориентировался и позаимствовал внешне чуть старомодную постановку у Wiener Staatsoper двенадцатилетней давности режиссера Вилли Декера в сценографии Вольфганга Гуссманна. Декер лично приезжал в Петербург для переноса своего спектакля на Михайловскую сцену, а определенная архаичность его театрального языка в нынешнее время всепоглощающей режиссерской доминанты показалась теперь едва ли не новаторской, дающей музыке столь необходимую в опере свободу.

Вообще-то первым в России "Билли Бадда" хотел поставить Большой театр, пригласив на режиссерский мостик американца Дэвида Олдана. (Его брат-близнец Кристофер недавно показал свой скандальный "Сон в летнюю ночь" в Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко). Но со своим очень долгосрочным планированием пальму первенства упустил.

Драматургическая основа оперы повесть-притча Германа Мелвилла, которая, если и знакома нам, то скорее не по литературному первоисточнику, а по знаменитому фильму Питера Устинова начала 60-х годов. Действие происходит на военном корабле "Неустрашимый". Конец XVIII века, где-то за сценой идет война англичан и французов, но она лишь фон. В основе сюжета - конфликт между матросом-новобранцем Билли Баддом (Андрей Богдаренко), старшиной корабельной полиции (Йоханнес фон Дуйсбург) и капитаном Виром (Нил Шикофф). Ненависть к добросердечности, красоте и молодости Билли приводит к трагической и бессмысленной гибели всех участников конфликта.

На сцене - одни мужчины. Но режиссер не педалирует гомосексуальным подтекстом, как бы апеллируя к биографии композитора, и не делает из корабельного полицейского фашиста. Он хочет говорить о вечных ценностях, которые так легко транжирит человечество.
Оркестр под управлением Михаила Татарникова, стремится к точности и тонкости исполнения непростой бриттеновской партитуры. Хорошо поющему, молодому баритону Андрею Бондаренко, лучше даже дается финал его жертвенной рол , когда Билли благословляет казнящего его капитана за убийство полицейского, нежели начальная юность и веселость образа, где он немного переигрывает.

Но, конечно, совершенно особая галактика этого спектакля капитан Вир Нил Шикоффа, пусть и не всегда с безупречными верхними нотами. Свой финальный монолог он исполняет с такой мифологической глубиной и устрашающим трагизмом, что публика впадает в оцепенение, которое лишь через паузу превращается в оглушительную овацию.

Прямая речь

Нил Шикофф:

- Я очень ценю возможность петь в России, которую я имею благодаря Михайловскому театру. И в первую очередь, такие важные партии, Елеазар или капитан Вир. Что касается образа Елеазара, я убежден, что и сегодня нет страны, свободной от расовых предрассудков. Поэтому, когда я пою эту партию, говорю не от лица американского еврея, а от лица евреев вообще. Капитан Вир - другая, но не менее важная тема. Я считаю, что, власть, как всякое неизбежное лидерство, изменяет людей. И это происходит абсолютно в любой стране мира, будь то в политике или в бизнесе. Это прекрасное поучительное произведение, в котором я не стал бы менять ровным счетом ничего. Хотя, могу признаться, иногда мне хочется изменить, например, финал "Сказок Гофмана".

Эта опера Бриттена - одна из самых моих любимых в мировой музыке, хотя очень много разговоров о том, что эта опера - о гомосексуальных отношениях. Считается, что капитана и Билли связывает физическое влечение, но мне кажется, что дело здесь совсем не в этом, а в том внутреннем свете, который капитан видит в Билли, и этот свет лишает капитана рассудка.

На оперной сцене есть еще несколько героев, с которыми я сильно связан как эмоционально, так и с позиции их художественного образа. Из опер Чайковского это Ленский в "Евгении Онегине" и, конечно, Герман в "Пиковой даме" - эталон наивысшего стремления человека к саморазрушению…
Кроме того, недавно я с азартом занялся преподаванием. И жду с нетерпением момента, когда на следующей неделе, после того как 17 февраля я еще раз спою "Иудейку" в Михайловском театре, два дня буду заниматься с начинающими певцами Петербурга, а потом проведу трехдневный мастер-класс для артистов Молодежной программы Большого театра.

Последние новости