Новости

18.02.2013 00:40
Рубрика: Экономика

Война отменяется. Валютная

Минфины G20 обещали играть на финансовом рынке, не нарушая правил
Валютные войны, поиск "длинных" денег для развития экономики и новые подходы в управлении Международным валютным фондом. Вот основные темы, вокруг которых шли дебаты на встрече глав минфинов и управляющих центробанками "большой двадцатки" (G20).

Она впервые состоялась в Москве и финансисты на два дня "оккупировали" выставочный зал Манеж. Решение и подходы, которые они наметили, затем лягут в основу сентябрьской встречи лидеров "двадцатки". Она пройдет в Санкт-Петербурге. Россия, напомним, в этом году председательствует в G20.

Главный сигнал "финансовой двадцатки" рынкам - обещание отказаться от "конкурентной девальвации валют". То есть от валютных войн. Они были главной интригой этой встречи. Российский министр финансов Антон Силуанов на правах хозяина площадки еще накануне заседания предположил, что тему войн затронут в итоговом документе. Но официально она в повестке не стояла. А генсекретарь ОЭСР Анхель Гурриа вообще заявил: все разговоры вокруг валютных войн раздуваются журналистами.

90 процентов мирового ВВП представляет в совокупности G20, 80 процентов торговли и две трети населения

Тем не менее вышло по-нашему. В коммюнике про валютные войны есть отдельный пункт. "Мы подтверждаем свою приверженность более быстрому движению в направлении рыночных систем обменных курсов и гибкому обменному курсу, которые отражали бы фундаментальные экономические показатели..." - говорится в документе.

"Двадцатка", правда, не стала критиковать Японию, которую сейчас многие обвиняют в "развязывании" валютной войны - курс иены упал с ноября на 15 процентов. Но представителям страны удалось доказать коллегам, что их действия направлены на выход из дефляции, рассказал Силуанов. "Если центральный банк вмешивается в курсообразование, возникают диспропорции", - объяснил министр вред валютных войн. Кроме того, такое поведение влияет на страны-партнеры. В России, не преминул поставить в пример нашу страну министр, валютный курс, по сути, плавающий, определяется рынком. Тут, правда, возникает вопрос: нет ли риска, что оставаясь самыми честными в валютных играх, мы оказываемся в невыгодной ситуации? Некоторые эксперты утверждают, что так или иначе в валютных войнах участвуют практически все страны G20. Но Силуанов предупредил, что ситуацию с валютными курсами будут постоянно мониторить на полях G20 и МВФ. А в апреле, когда будут встречаться замминистры финансов, разговор может быть продолжен, подчеркнул он.

А пока "двадцатка" детально обсудила тему бюджетных дефицитов и госдолга. Но строгих выговоров за невыполнение прежних обязательств, взятых по этим показателям, выносить не стала. Раньше G20 уже договаривалась к 2013 году снизить бюджетные дефициты вдвое. Обещание выполнили не все, признал Силуанов. Правда, оправдал он коллег, это было затруднительно сделать из-за более медленного восстановления экономик. Теперь, с учетом реалий, планы решили скорректировать. И к питерскому саммиту представить четкие стратегии фискальной консолидации на среднесрочную перспективу. Это, считает Силуанов, будет сигналом для рынка и для инвесторов.

Последнее важно. Потому как все надеются, что разогревать мировую экономику станут все-таки частные инвесторы. Но и здесь положение непростое. Параллельно G20, как и другие международные институты, "закручивает гайки" в регулировании. В коммюнике четко обозначено, что к июню Совет по финансовой стабильности должен отчитаться, как идет работа по регулированию крупнейших банков. Их еще называют "слишком большими, чтобы упасть". И поскольку возможные проблемы гигантов скажутся на всей экономике, надзор за ними решено установить более строгий. Закреплены планы завершить реформу рынка внебиржевых деривативов. "Маятник качнулся в сторону ужесточения финансового регулирования", - прокомментировал эти шаги

замминистра финансов Сергей Сторчак. Но при этом для восстановления экономики нужны инвестиции. А рынки "спят". Если раньше в год проводилось 2,5 тысячи IPO, сейчас - вдвое меньше, объем размещений сократился с 250 до 150 миллиардов долларов, сокрушался Силуанов.

G20 теперь делает ставку на институциональных инвесторов. Она попросила ОЭСР подумать, как можно привлечь их к финансированию инфраструктурных проектов. Должны быть разработаны некие унифицированные правила по прямым иностранным инвестициям на развивающихся рынках. А международные институты развития - Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития - могли бы не только выдавать кредиты, но и входить в капиталы предприятий, считает Силуанов.

Комментарий

Яков Миркин, завотделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН:

G20 выступила против валютных войн. А есть ли шансы, что страны будут соблюдать "перемирие"?

Снижение курса валюты - эффективный инструмент выхода из кризиса. Заставить конкурента усилить свою валюту - верный способ сделать его слабее.

Валютная политика - закрытый мир, не менее секретный, чем тайны спецслужб. И так же, как в пространстве реальных войн, декларации о намерениях и публичный отказ от воинственных притязаний вовсе не означают, что война не началась или что она не будет объявлена.

Когда Китай объявляется валютным манипулятором - это и есть валютная война. Когда в декабре 2012 года казначейство США отказывается от этого ярлыка в адрес Китая, это значит, что в противостоянии достигнуты реальные результаты, а именно усиление юаня по отношению к доллару США (что немедленно ухудшило торговый баланс Китая и улучшило - США). За 2012 год бразильский реал был девальвирован на 20 процентов к доллару США. При этом из Бразилии непрерывно доносилась критика в адрес США как страны, намеренно девальвирующей своей валюту. Сегодня Япония - яркий пример страны, проводящей политику девальвации иены по отношению к валюте крупного торгового партнер - США. Примеры можно продолжать. Поэтому оценки принадлежат историкам, которые лет через десять вынесут окончательный вердикт, были ли заявления G20 о воздержании от валютных войн реальностью или лишь декларацией о намерениях, не подтвержденной в будущем.

Единственный вопрос, который при этом возникает, это наша многолетняя приверженность мифу о "крепком рубле" как высшем российском достижении. Правда, сейчас поздновато публично заботиться о его ослаблении, так как немедленно получим обвинение в развязывании валютной войны.

Экономика Макроэкономика Правительство Минфин Саммит G20 в Петербурге
Добавьте RG.RU 
в избранные источники