Новости

18.02.2013 00:20
Рубрика: В мире

Поселок чудаков

Эта крошечная творческая колония - всего-то пара домов - находится за рекой Келасур, что на окраине Сухума, столицы Абхазии. Когда-то здесь жили русские дворяне, потом советская интеллигенция. А теперь - просто чудаки.

Григорий Кубатьян, специально для RBTH

Поселком чудаков это место назвали еще давно, когда был жив основатель колонии дворянин Владимир Брендель. В 1927 году его, биолога и ветеринара, пригласил остаться сам руководитель республики Нестор Лакоба. Первый в Абхазии ветеринарный врач построил большой дом на берегу моря, а позже рядом стали селиться и другие русские. Дом Бренделя был открыт для всех творческих людей, здесь устраивали концерты. Хозяин дома сам играл на фортепиано, а еще писал поэмы и рисовал. Сейчас в этом доме живет его внучка Ольга Войцеховская-Брендель. Хранит память о талантливом деде и своей матери Ольге-старшей - известной художнице.

Стены дома украшает первая в Абхазии мозаика, внутри массивная мебель, картины. Ольга-младшая ходит по пустому дому в потертых тапочках и кофте, слушает старенькое радио, говорит: это лучше, чем телевизор. Превзойти в талантах своих родных она не смогла из-за инвалидности - у нее врожденная сухорукость. Стала искусствоведом, изучающим творчество собственной матери. Она - будто тень, охраняющая сокровища прошлого.

- Пять раз меня грабили. Забрали иконы и 3-томник Брокгауза и Евфрона 1902 года. Но картины оставили, слишком уж их много - не унесешь.

Картины сложены в студии оборудованной на чердаке дома. Творческий дом зажат между железной дорогой и морем. От забора до моря всего 30 метров. Первоначально "железку" проложили именно на этой узкой полоске, но ее тут же смыло. Теперь рельсы лежат с другой стороны дома. К счастью для сохранности здания, поезда проезжают редко, и дорога постепенно зарастает ежевикой.

Если немного пройти по шпалам, то можно выйти к обратной стороне дома. Там живет композитор Валерий Чкадуа. 65 лет, большая кепка, орлиный нос. Говорит: когда он учился музыке в Москве, его профиль любили лепить скульпторы.

Валерий учился у Шостаковича и Прокофьева. Написал 3 балета: "Рица" (первый за всю историю Абхазии), "Нарта", "Зов революции" и еще сорок с лишним музыкальных произведений.

В 94-м году, после войны за независимость, он, по личной просьбе президента Ардзинба, написал гимн Абхазии, включив в него народные мотивы. Писать приходилось зимой, дома тогда не отапливались, и в помещениях была минусовая температура. От гонорара за эту работу отказался, тогда президент предоставил композитору "творческое" жилье.

В этой части дома пустые стены, выкрашенные голубой краской. В прихожей стоит горный велосипед, а в углу гостиной фортепиано Petrof. Сверху пачки нот, бюст Чайковского, икона Святого Пантелеймона и изображение поющих зайца и волка из мультфильма "Ну, погоди".

Композитор берет энергичные аккорды, но Petrof отчаянно скрипит и фальшивит.

- Во время войны я разобрал его по клавишам, чтобы не украли мародеры. Но правильно собрать так и не смог, - флегматично замечает Чкадуа. Слышать мелодию ему не нужно, звук рождается прямо в его голове.

Возле фортепиано лежит огромный булыжник.

- Это ритуальный камень из Бзыбского ущелья. Я его на себе притащил, чтобы он мне информацию музыкальную давал. Я же экстрасенс еще немного, - делится Валерий. Он еще немного и писатель-языковед, издал 7 книг о происхождении мировых языков, прочитать которые человеку неподготовленному будет затруднительно.

Сложнейший абхазский язык - потомок хеттского - вообще толкает на языковые исследования. Ими занимался и отец 70-летней Маргариты Орелкиной, живущей по соседству с домом Бренделя.

Ученый-историк, художник и лингвист Владимир Орелкин поселился в Абхазии в 1947 году. Разбил сад на берегу моря, и начал разводить растения. Их и сейчас в джунглях, разросшихся вокруг небольшого дома, больше тысячи наименований: пицундская сосна, пекан, гинк-го, олеандры, грейпфруты и мандарины…

Но идиллия не продлилась долго. В 1949 году Владимира забрали за политический анекдот. Пять лет он провел в лагерях, потом вернулся и нарисовал картину "Затмение солнца" с идущими колоннами ссутулившихся зэков и наползающей на солнце тучей в виде профиля Сталина.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                

Маргарита выросла диссиденткой. Помогала отцу рисовать фигуры зэков - позировала со сложенными за спиной руками. Потом закончила МГУ по специальности "журналист", а из Союза писателей её вышибли за то, что читала Солженицына.

Сейчас, после инсульта, она мало общается с людьми. Раз в две недели выходит в город за продуктами. Содержит живущих у неё трех собак и четырнадцать кошек. За это соседи считают её немного странной. При этом продолжают подкидывать ей бездомных животных!

С весны у нее живет еще один "подкидыш" 62-летний пенсионер Александр Полежаев. В прошлом бродяга, искатель приключений, золотоискатель, сейчас приехал спокойно пожить в хорошем климате у моря. Занимается рыбной ловлей, собирает грибы и помогает по хозяйству.

Еще один сосед в Поселке чудаков появился на здешнем берегу год назад. Бывший краснодарский преподаватель Александр Тютчев (64 года) тоже приехал в Абхазию в поисках уединения и покоя. Прямо на берегу моря за рекой Келасур он выкладывает из отполированных волнами камней странные фигуры: птиц, оленей, ящериц. Сотни булыжников и выброшенных морем коряг идут в дело строительства "Страны чудес", сухумской разновидности Диснейленда.

- Раньше здесь была мусорная свалка, - говорит он. - А теперь никто не сорит, не плюет. Женщины приходят с ребятишками, просят разрешения посидеть тут, поиграть.

За год Тютчев стал привычной частью местного пейзажа и достойным продолжателем дела келасурских чудаков.

Есть ли будущее у этой колонии, нелепого оазиса в мире смартфонов, черных "лексусов" и китайских костюмов "Адидас"? Но чудаки сильнее, чем кажутся. Их не берут ни волны, ни войны. И они продолжают общаться с музами, несмотря на нужду.

Также доступна английская версия статьи.

 

В мире экс-СССР Абхазия ЦФО RBTH: Туризм