Новости

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко, выступая недавно в Казани, заявила, что стоит продолжить процесс укрупнения регионов. По ее словам, 83 региона для России - "это очень много". Но слиянию тех или иных субъектов Федерации в один регион мешают амбиции местных политиков. Некоторые из них "хотят быть царьками, губернаторами, председателями Законодательного собрания". "Я думаю, процесс укрупнения все-таки пойдет рано или поздно, жизнь заставит к этому вернуться", - сказала Валентина Матвиенко, подчеркнув, что решение об укрупнении находится в компетенции самих регионов и должно приниматься "через референдум".

Укрупнение регионов время от времени происходит. Появились Камчатский, Пермский, Забайкальский края. Расширил свои границы Красноярский. Центр хочет добиться большей управляемости российскими провинциями. Управляемости во всех смыслах. Не в последнюю очередь и в политическом. Укрупненный регион легче контролировать.

Население не возражает. Референдумы, проведенные тут и там накануне объединения, подтверждают, что народу идея нравится. Например, за превращение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в единый Пермский край высказалось большинство жителей этих регионов. Им объяснили, что так будет лучше.

Но обещанного благоденствия от укрупнения регионов граждане могут и не дождаться, так как вовсе не обязательно, что от соединения богатого с бедным богатый не обеднеет, а бедный станет богаче. Просто центр хочет таким образом ослабить нагрузку на федеральный бюджет, переложить дотационные расходы с Москвы на столицу нового - укрупненного - региона.

Впрочем, под укрупнение могут попасть не только слабые регионы, но и сильные. В свое время были попытки создать Тюменский край путем слияния самостоятельных субъектов РФ - Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов - с Тюменской областью. Власти обеих автономий категорически заявили, что если такой закон будет принят, оба округа выйдут из состава Тюменской области. Скандального демарша удалось избежать. Нефтегазовые ХМАО и ЯНАО закрепили свое особое положение.

Ожидания, что регионы, страдающие экономической дистрофией, с радостью отдадутся под власть соседа-донора, тоже представляются несколько завышенными. Поменять центральную "капельницу" на региональную - непростая процедура. Да и зачем "больному" рисковать? Если дотационная область на протяжении десятков лет гарантированно получала федеральные трансферты, то что она получит после слияния с богатой - еще большой вопрос.

Кто больше всех страшится административно-территориального передела, так это чиновники поглощаемых регионов. Их статус после слияния неизбежно понизится. А в то, что аппарат при этом понесет численные потери (на то уповают сторонники укрупнения), никто не верит. Если произойдет объединение Воронежской области с Липецкой или, скажем, слияние Архангельской с Мурманской, чиновничий аппарат ни там, ни тут не станет компактнее. Наоборот, он разбухнет. Во-первых, потому, что любая реорганизация аппарата никогда не приводит к его сокращению. А во-вторых, потому, что никто и не собирается упразднять существующие руководящие структуры. Кроме того, обязательно появится какой-нибудь координирующий орган (естественно, со своим аппаратом), призванный обеспечить переход к новой административно- территориальной единице.

Между прочим, от этой идеи веет глубокой древностью. История государства Российского полна таких реформ. Скажем, Россия начала XVIII века состояла из Великой России, Малой России, Белой России, Казанского, Астраханского и Сибирского царств, а также земель Балтийских. Те, в свою очередь, дробились на 146 уездов, вместо которых в 1708 году Петр I учредил 8 губерний. Но даже тогда идея укрупнения была не нова: Петр позаимствовал ее у отца - царя Алексея Михайловича.

Большевики, придя к власти, принялись перекраивать административную карту России. Они ликвидировали дореволюционное деление страны на губернии, уезды и волости. На территории Российской Федерации было образовано 14 краев и областей, а также 5 самостоятельных автономных республик. Но система административно-территориального устройства, основанная на экономическом районировании, просуществовала недолго. На очередном съезде партии Сталин заявил, что "округа превратились в ненужное средостение между областью и районом". После чего они повсеместно (кроме национальных) были ликвидированы, а основную часть работников окружного аппарата управления направили на укрепление районного звена. К тому же был взят курс на централизацию: федерализм даже на союзном уровне становился фикцией, и крупные области с широкими полномочиями стали не нужны.

"Там, где целесообразно, люди должны сами принимать решение по укрупнению регионов, - сказал Владимир Путин на встрече с Советом законодателей в декабре 2012 года. - Но постоянно укрупнять уже не очень хорошо. Мы можем подложить мину замедленного действия под систему деятельности Российской Федерации. Суперрегионы тоже не нужны. Все должно быть в рамках разумного".

Многовековое реформирование административно-территориального устройства России имеет одно историческое свойство: после укрупнения происходит разукрупнение. В какой-то момент выясняется, что регионы-гиганты, созданные для улучшения управляемости, стали плохо слушаться центральной узды и надо заняться их разделением.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники